ИМЯ АДАМА АЛЕКСАНДРОВИЧА СВИЦЫНА ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНО БЫТЬ УВЕКОВЕЧЕНО В ДОНЕЦКЕ

Жизнь главного управлющего заводов и рудников Новороссийского общества Адама Свицына была полна неожиданных и драматических поворотов. Об этом неординарном человеке, сделавшем немало полезного для развития Юзовки, в советское время упоминали неохотно и очень мало — не вписывался он в официальные исторические каноны. Дела его достойны, чтобы в сегодняшнем Донецке появился памятник или хотя бы мемориальная табличка в память о талантливом металлурге. «Донецкие новости» в этой статье попытаются приоткрыть некоторые неизвестные страницы биографии выдающегося русского организаторапроизводственника.

Сын врача стал горным инженером

Начнем с самого начала. Адам Свицын родился в семье известного хирурга в городе Ковно (современный Вильнюс). Его отец, Александр Свицын, умер в возрасте 48 лет, а мама (имя пока неизвестно) была якобы жмудинкой, т.е. представительницей этнической группы в Западной Литве. Как рассказали «ДН» младший сын Свицына Георгий-Витольд и внучка директора Юзовского металлургического завода Ирина Романова, ныне проживающие в Москве, точная дата рождения Адама Александровича — 16 (28 по новому стилю) октября 1875 года согласно сохранившемуся страховому свидетельству. Она на несколько лет отличается от признанной историками нашего региона даты. Здесь всегда считали, что Адам Свицын появился на свет в 1878 году. Но оказалось, что эта дата относится к рождению младшего брата Адама — Александра, горного инженера, географа и геолога. Как удалось выяснить «ДН», о его экспедициях даже писали центральные газеты Российской империи. Так, «Новое Время» 15 (2) октября 1911 года упоминает о нем следующее: «На Костином Шаре и в Пропащей Губе найдены инженером Свицыным месторождения самородной меди». Речь идет об архипелаге Новая Земля, где в 1924 году в честь Александра Свицына назвали один из многочисленных островов. По сведениям ныне здравствующих родственников рода Свицыных, Александр Александрович погиб в Ленинграде во время Великой Отечественной войны вместе с женой и сыном.

Адам Свицын с третьей женой - Анной Иосифовной, а такжемы младшими детьми - дочкой Яниной и младшим сыном Георгием-Витольдом. Примерно 1935-1936 годыАдам Свицын с третьей женой — Анной Иосифовной, а такжемы младшими детьми — дочкой Яниной и младшим сыном Георгием-Витольдом. Примерно 1935-1936 годы

Но вернемся к Адаму Александровичу. Известно, что он не стал врачом, как отец, а выбрал нелегкую стезю инженера, что стало главным делом его жизни. В 1900 году он с отличием окончил Петербургский горный институт, и ему был присвоен чин, соответствующий 8-му классу в принятой в Российской империи Табели о рангах. Адам Свицын был лучшим на курсе, и его имя поместили на памятную доску вуза, которая сохранилась и поныне.

Дальше началась трудовая биография молодого горного инженера на металлургических заводах Южной России. Адам Свицын показал себя грамотным специалистом, до тонкостей знающим все нюансы металлургического процесса и при этом не боящимся предпринимать в экстремальной ситуации решительные действия. Вообще, Адам Александрович Свицын был решительным, даже отчаянным человеком с непростым и очень твердым характером.

Как инженер-металлург он состоялся на Александровском металлургическом заводе Брянского общества (ныне это ОАО «Днепропетровский завод имени Петровского») в Екатеринославе. Там же, в этом губернском городе, и пришла к Адаму Свицыну любовь. По рассказам внучки, первой женой горного инженера стала Любовь Антоновна Перазич, по национальности черногорка (1878 г.р.), которая якобы работала в Екатеринославле учительницей. В этой семье было трое детей: в 1905 году родилась дочь Элеонора, в 1907 году — сын Адам, в 1917 году — сын Ростислав.

«Мне не нужны городовые — меня будут охранять сами рабочие»

Дальше хотелось бы остановиться на юзовском периоде жизни Адама Свицына. После отъезда из нашего города (тогда поселка) семьи Джона Юза в 1903 году металлургический завод Новороссийского общества переживал не лучшие времена. Особенно возмущало кадровых рабочих предприятия высокомерное поведение управляющего, подданного Великобритании Андерсона Якова Ивановича (так на русский лад простые жители переиначили его имя). Поэтому правление Новороссийского общества решило пригласить в Юзовку грамотного специалиста, хорошо знающего местные обычаи. Рассматривалось несколько кандидатур, и в конце концов выбор пал на Адама Свицына. На предложение возглавить завод он ответил согласием и в 1909 году (а не в 1907-м, как принято считать) переехал с семьей в Юзовку. Он занял должность главного управляющего завода и рудников с окладом в 40 тысяч рублей в год. Вместе с ним приехали и несколько специалистов с «Брянки», а впоследствии новый директор начал приглашать на завод лучших русских металлургов. Михаил Курако, Иван Бардин и другие — все они прошли через Юзовский металлургический завод. Свицын быстро проанализировал сложившуюся на заводе ситуацию и проявил себя как эффективный кризисный менеджер. Новый директор ввел жесткую дисциплину на производстве, штрафы за прогулы, брак и «неприлежание в работе». Однако такая требовательность не мешала Адаму Свицыну находить общий язык с рабочими. По поселку и заводу в те неспокойные времена он ходил без охраны. «Мне не нужны городовые — меня будут охранять сами рабочие», — говорил Адам Свицын. Как вспоминали очевидцы, в общении с рабочими он не повышал голос, держался с достоинством, уважительно относился к собеседникам. Директор старался сформировать кадры предприятия из высоквалифицированных работников, создавая им нормальные социальные условия жизни.

Адам Свицын на заседании в Харькове. Примерно 1923 годАдам Свицын (второй слева) на заседании в Харькове. Примерно 1923 год

Новороссийское общество практиковало сдачу земли таким специалистам под строительство собственных домов. Плюс на заводе заботились и о культурном уровне трудящихся: работал летний театр «Аудитория», певчие хоры, оркестр духовых инструментов. Жена Адама Александровича была избрана председателем совета спортивного гимнастического общества. Список социальных инициатив Адама Свицына можно продолжать и продолжать. Рабочие по достоинству оценили усилия своего директора: на заводе в Юзовке вплоть до 1917 года не было забастовок.

Как оказалось, русский директор не стоял в стороне и от революционных событий тех времен. Проживала семья Адама Александровича в Юзовке в доме дирекции, или доме Юза («ДН» уже писали о нем и, несмотря на скрытое нежелание городских властей оказать помощь при установлении правомочности такого правообладания, продолжают выяснять, каким образом руины некогда красивого особняка XIX века оказались в руках загадочной фирмы). Так вот, согласно семейным легендам именно в подвалах этого дома Адам Александрович прятал от жандармов будущего руководителя Советской Украины Григория Петровского (в честь которого впоследствии Екатеринослав назвали Днепропетровском). Жандармы искали Петровского по всей Юзовке, но в дом директора им заходить было нельзя — таков был непререкаемый авторитет главного управляющего завода и рудников Новороссийского общества.

Советская власть за дела «отблагодарила»… расстрелом

Октябрьскую революцию 1917 года Адам Свицын, вероятно, воспринял не совсем так, как хотели бы этого большевики. В Юзовке в мае 1918 года установила свою власть Центральная Рада. Якобы с тех времен сохранилось объявление от имени директора для рабочих металлургического завода по поводу невыплаченной зарплаты: «За месяцы март и апрель выплачиваться не будет, ибо за эти месяцы должна уплатить советская власть. Рабочие могут подавать иск на Совет народных комиссаров».

В годы гражданской войны Адам Александрович второй раз женился. А предшествовала такому событию следующая история. Дальше мы приводим рассказ внучки Свицына — Ирины Романовой.

В 1912 году Адам Александрович купил себе имение в Албате (ныне поселок Куйбышево в Бахчисарайском районе Крыма, в 50 км от Симферополя).

В годы революции жена Свицына с детьми жили в Албате. Примерно в 1917-1918 гг. Адам Александрович познакомился с Яниной Владиславной Чехович, женой польского инженера, работавшего в Юзовке (не исключено, что ранее он занимался проектированием шлюзованного канала в русском устье Дуная). Влюбился. Когда Красная армия подошла к Юзовке, Чеховичи должны были уезжать в Варшаву. Адам Александрович в это время заболел тифом и лежал без сознания. Янина Владиславна посадила в поезд мужа, поцеловала своих двух детей и вышла из вагона. По легенде, муж проклял ее и сказал, что Свицын лишил его детей матери и у его детей тоже матери не будет. Янина Владиславна наняла извозчика с телегой и повезла Адама Александровича в Ростов. Красные наступали, белые отступали, и между этими фронтами ехала телега с больным Свицыным. За еду Янина Владиславна расплачивалась драгоценностями (шкатулка хранится в семье Свицыных).

Приехав в Ростов, она села на пароход до Ялты и привезла Адама Александровича к жене в Албат. Оставила его там и уехала в Симферополь. Адам Александрович всю дорогу был без сознания, а когда пришел в себя и поправился, то расспросил, кто его привез, собрал вещи в чемоданчик и ушел к Янине Владиславне. Жили они в гражданском браке, так как Чехович развода не давал. Какое-то время они тоже жили в Албате, рядом с первой женой Свицына. 24 января 1926 года у Адама Александровича и Янины Владиславны родилась дочь Янина-Виолетта. Сразу после этого Адам Александрович должен был уезжать в заграничную командировку закупать оборудование и попросил своих сотрудников присмотреть за молодой мамой. Прощаясь с мужем, Янина Владиславна выбежала на балкон неодетая, чтобы помахать ему рукой на прощание, и простыла. «Сгорела» за несколько дней…

Вернемся же снова в первые годы советской власти. Адам Александрович не покинул Россию после поражения Белой армии. У него были билеты на пароход, но он не стал эмигрировать, хотя его звали работать за границей. Как рассказал младший сын Свицына, его отец учился в гимназии в одном классе с Феликсом Дзержинским, они прекрасно знали друг друга. Когда после революции начали восстанавливать заводы, Дзержинскому принесли список специалистов — надо было разобраться, кто эмигрировал, а кто остался в России. Грозный руководитель ВЧК, ОГПУ, а затем председатель Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) просмотрел листок бумаги и ткнул в фамилию Свицына: «Этого, если жив, ищите в России. Он спичками на базаре будет торговать, а из страны не уедет». Свицына нашли и привлекли к восстановлению разрушенного гражданской войной металлургического производства. Однако и здесь сказался очень непростой характер Адама Александровича. Чего стоит его резкий доклад на Всеукраинском съезде промышленности и торговли в марте 1926 года, в котором он правдиво рассказал о положении в отрасли: «Металлургические заводы «Югостали», за исключением Петровского завода имени Рыкова и завода Дюмо имени Ворошилова, нагружены значительно выше довоенной нагрузки. При данном состоянии оборудования нагрузка их достигла возможного предела. Из-за недостатка отпускаемых средств на до-оборудование заводов технические мощности металлургических предприятий еще больше изнашиваются. По сравнению с 1 января 1926 года техническое состояние отдельных цехов на Сталинском, Днепровском заводах, а также на заводах Шодуар и Бантке ухудшилось. Большая сеть электромоторов на заводах пришла в негодность и требует замены. Поэтому некоторые металлургические заводы работают с риском выхода из строя целых цехов». Власть его слова запомнила и через два года на заседании Политбюро от имени Совета народных комиссаров объявила строгий выговор и сняла его с работы в «Югостали». Как сообщают младший сын и внучка бывшего директора Юзовского металлургического завода, именно в 1928 году Адама Свицына арестовали, но в итоге ничего доказать не смогли. Следствие тянулось около трех лет, и в 1931 году Свицына освободили и назначили консультантом на завод «Красный Октябрь» в Сталинграде. Тогда классные специалисты Советской России были еще нужны, поэтому Адама Александровича и бросали на ответственные участки работы. А дальше наступило время репрессий. Вот здесь и припомнили власти Адаму Свицыну его ершистый характер. Талантливый инженер и организатор металлургического производства попал в жернова карательной системы государства.

 

Адам Свицын (справа) на заседании в Харькове. Примерно 1923 годАдам Свицын (справа) на заседании в Харькове. Примерно 1923 год

 

В знаменитых «сталинских списках» жертв политических репрессий, хранящихся в архиве президента России, об этом человеке остались только следующие скупые строчки: «Свицын Адам Александрович. Род. 1878 (так записано. — Прим. автора), г. Ковно; русский, б/п, обр. высшее, инженер-металлург, технический директор металлургического завода им. С. Орджоникидзе, прож. в Москве: Гоголевский бул., д. 8, кв. 73. Арест. 5.12.1937. Приговорен ВКВС СССР 7.02.1938 по обв. в шпионаже и участии в к.-р. организации. Расстрелян 8.02.1938. Реабилитирован 13.06.1956». Только после развала СССР стало известно предполагаемое место захоронения Адама Свицына — район Коммунарка в Московской области.

  • Автор: Анатолий Жаров
  • Источник: Донецкие новости
  • Фотографии из семейного архива семьи Георгия-Витольда Свицына и  внучки Адама свицына — Ирины Романовой



Войдите, чтобы оставить комментарий