uz_2_thmb

В этом году в Донецкой области собирались отмечать 200-летие со дня рождения британского промышленника Джона Хьюза (на русский лад — Юза). Из-за сегодняшних политических событий в Украине теперь уже с трудом можно получить точный ответ — состоятся запланированные мероприятия или нет. Сегодня можно лишь с уверенностью сказать, что в биографии первого директора-распорядителя металлургического завода Новороссийского общества на Юге России осталось еще очень много белых пятен. В последнее время о жизни Джона Юза удалось узнать новые факты, с которыми мы решили поделиться со своими читателями.

Первая попытка Юза создать английское акционерное общество в России

Прежде, чем рассказать о новых подробностях из жизни Джона Юза надо признать, что на сегодняшний момент у донецких историков и краеведов, да и британских тоже, нет точной даты дня рождения легендарного для столицы Донбасса промышленника.

Точно известно, что он был родом из южноваллийского местечка Мертир Тидвил. Однако достоверных сведений о его родителях и составе семьи пока нет. Как не известны и точное число и месяц дня его рождения. Да что там говорить, если и с годом появления на свет будущего директора-распорядителя металлургического завода Новороссийского общества тоже полная неразбериха. В Украине за таковую приняли 1814 год, а по другим данным он мог родиться в 1815-м (более вероятно. — Прим. автора) или даже в 1816-м. Пока это белое пятно в биографии подданного Великобритании не раскрыта.

Зато недавно удалось выявить интересные подробности взаимоотношений Джона Юза с русским правительством. Перед знакомством с русскими Юз был уже генеральным директором Милуольского металлургического завода в Лондоне. Находясь на этой должности, он в 1864 году (вот точный год знакомства валлийца с русскими) встречается с представителями русского правительства — героем обороны Севастополя генерал-инженером Эдуардом Ивановичем Тотлебеном и инженером-полковника Оттомаром Борисовичем Герном (он затем станет одним из первых акционеров Новороссийского общества), изобретателем русской подводной лодки с паровым двигателем. В том году русские военные специалисты были в Англии и вели переговоры для изготовления брони для реконструируемого кронштадского форта «Константин».

И именно броневые листы с завода Юза больше всего подошли после испытаний русским и Юз получил официальный заказ от русского правительства в 1868 году. Но Джон был известен в деловых кругах не только как технический администратор, но и как изобретатель лафета для тяжелой пушки — стрингер Юза. В 1866 году именно русское правительство, даже раньше Британского адмиралтейства, заказало 3 таких лафета Юзу для проведения испытаний.

Поэтому не удивительно, что полковник Герн как руководитель русской военной миссии в Британии предложил Юзу подготовить проект модернизации оружейной литейной в Колпино (сегодня это известное АО «Ижорский завод»). В то время колпинская литейная принадлежала морскому ведомству, поэтому в Санкт-Петербурге Юза представили военно-морскому министру Великому князю Константину Николаевичу Романову. На князя валлиец произвел благоприятное впечатление. В его лице Юз на долгие годы приобрел надежного покровителя. Реконструкция литейной была признана нецелесообразной, но внимание Джона привлекло другое — размах и перспективы для предпринимательства в России. К тому же дела на Мильвольском заводе из-за отсутствия постоянных крупных заказов от Адмиралтейства Ее Величества шли не очень хорошо, свидетельство тому — судебный процесс банкротства этого предприятия в 1872 году.

Джон Юз

Весной 1866 года Джон Юз предпринимает свою первую попытку поучаствовать в создании металлургического предприятия в Российской империи. Дело в том, что в это время на одном из старейших российских металлургических заводов — Выксунском в Нижегородской губернии хотели образовать английское акционерное общество с ограниченной отвественностью с уставным капиталом в 300 тыс. фунтов стерлингов, т. е. прообраз будущего «Новороссийского общества». И по некоторым данным, именно Джон Юз приезжал тогда в Россию для осмотра возможностей этого предприятия. Однако в тот раз у англичан ничего не получилось. Как писали британские газеты того времени, представители из Англии «плохо поработали с русскими правительственными чиновниками». Но Джон Юз был упрямым и настойчивым человеком, не привыкшим с ходу отказываться от своих идей, и он свои взоры обратил на Донецкий бассейн.

Как Джон Юз землю у князя Ливена покупал

В конце 2012 года впервые «Донецкие новости» сообщили о том, что в научно-технической библиотеке Харьковского национального технического университета хранятся уникальные для Донбасса исторические документы. Есть там и документы из фонда известных в нашем крае горных инженеров братьев Носовых, часть из которых мы уже публиковали на страницах нашего еженедельника. К примеру, впервые широкой общественности был представлен рапорт Джона Юза Великому князю Константину Николаевичу Романову о ходе строительства металлургического завода у нас. Именно там обнаружились еще копии договоров на приобретение Джоном Юзом земли в имении князя Павла Ливена. Эти документы до сих пор неизвестны широкой общественности, да и надо признаться, что и профессиональным нашим историкам тоже. Поэтому мы решили и привести их основное содержание. Может быть, кому-то это поможет составить более ясную «картинку» в истории возникновения местечка Юзовки, ставшей ядром появления современного города Донецка.

18-20 декабря 1868 года князь Ливен и Джон Юз, в частности заключили между собой следующие условия: «Я, князь Ливен продал Джону Юзу в моих имениях Александровки и Алексеевки, находящихся в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии, 500 десятин земли по выбору Джона Юза с тем, чтобы таковая земля была взята без ущерба для интересов князя Ливена и с уплатой 15 фунтов стерлингов за десятину, что составит всего 8,5 тыс. фунтов стерлингов…»

Далее в документе говорится, что этот контракт вступит в действие не позднее 1 ноября 1872 года и до этого времен Джоном Юзом должна быть внесена плата за приобретаемые земли. При этом британский промышленник имел право приобретать у князя Ливена по своему усмотрению количество земли и меньше, чем 500 десятин, за ту же цену. Князь Ливен не имел право препятствовать Джону Юзу «возводить на проданной земле механические заведения, дома и другие строения». А далее в договоре идут некоторые новые нюансы, о которых ранее мало кому из наших современников было известно:

«Я, Джон Юз, хотя не имею начинать на землях купленных у князя Ливена разработку каменных углей, медной руды и других, обязуюсь, тем не менее, в случае, если буду считать необходимым добычу таких продуктов на купленной земли, платить князю Ливену ту же цену с тонны добытого угля, железной руды и прочих, установленных в контракте, заключенном в продолжении всего срока, на который заключен вышеуказанный контракт. По истечении срока плата таковой арендной пошлины должна прекратиться…»

Если по требованию Джона Юза земля, проданная мною, князем Ливеном, пришла бы к нему на основании законного акта и наступил во владение ранее данных сроков, установленных для уплаты денег, то я, Джон Юз обязан выплачивать по 6% на капитал установленной земли, начисления по 1 января 1882 года.

Если количество выбранной Джоном Юзом выйдет за 200 десятин, которые предоставлены Христофору Иванову под выгоны для скота и на основании заключенного с ним контракта, то Джон Юз до вступления во владение землей должен войти в соглашение с Христофором Ивановым и затем начать выплачивать князю Ливену проценты установленные до 1 ноября.

Все расходы по заключению окончательного контракта принимал на себя князь Ливен. Этот контракт был доведен наследникам как Юза, так и Ливена. В случае невыполнения условий этого договора каждая из сторон обязана была уплатить друг другу по 500 фунтов стерлингов.

Джон Юз пообещал князю Ливену построить железную дорогу

Также в фонде горных инженеров Носовых находится еще один документ, подписанный 18-20 декабря 1868 года между князем Ливеном и великобританским подданным Джоном Юзом. Речь идет о контракте на 10 страницах об исключительном праве добычи каменного угля и руды Джоном Юзом на принадлежащих землях князя Ливена.

С помощью него мы сегодня можем отследить на каких условиях начал валлиец у нас масштабную промышленную разработку каменного угля.

Выяснилось, что прежде всего он заинтересовал знатного землевладельца обещанием построить в его имении железную дорогу, что в то время было предвестником дальнейшего экономического развития на тех землях. «Так как я, Джон Юз, имею намерения основать на землях, купленных у князя Ливена или у других в Екатеринославской губернии, доменные печи, медоплавильные заводы и машинные мастерские, равно как, разрабатывать каменноугольные и распростронять каменноугольные копи для железоделательных заводов, то я обратился к правительству с прошением о даровании мне концессии на постройку мне железной дороги, которая должна идти из Бахмутского уезда в Мариуполь и Бердянск через Екатеринославскую губернию и землю Области Войска Донского, если земли обладают минеральными богатствами и дать развитие угольной промышленности в поместьях, купленных мною у князя Ливена в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии», — таким образом начинается тот архивный документ.

Забегая вперед, нужно сообщить, что русское правительство все-таки даровало Юзу «дозволение Обществу для сооружения железной дороги протяженностью до 85 верст, от одного из пунктов Харьково-Азовской железной дороги, близ Бахмута, по направлению к Югу до устраиваемого Новороссийским обществом завода и копей около Смелы или Новотроицкого…» И, как видим, князь Ливен был очень заинтересован в том, чтобы эта «железка» прошла именно по его владениям. Поэтому он обязался «предоставить Джону Юзу исключительное право на добычу каменного угля и руды на всех, в настоящее время мне принадлежащих землях в Бахмутском уезде, простирающихся до 15,5 тыс. десятин, из коих 14 тыс. десятин принадлежащих в имении моему Александровки, а 1,5 тыс. десятин — в другом имении Алексеевки…»

Правда в контракте отмечалось, что в Александровке (ныне это Щегловка) право на такие разработки к Джону Юзу переходит со дня окончания аренды контракта, заключенного между купцом 1-й гильдии Христофором Ивановым и князем, а именно с 1 ноября 1872 года.

Что же касается имения Алексеевка то там, «право добычи минералов вместе с шахтами и принадлежащими к ним устройствами, переходят к Джону Юзу лишь только будет получена концессия в Бахмутско-Бердянской железной дороги или часть оной, или в том случае, если дорога эта пойдет в вышеименованные имения». По окончании действия этого контракта Джон Юз имел право на земле Светлейшего князя Ливена на все движимое имущество, применявшееся им для работы, за исключением водоподъемных механизмов, водопроводных труб в каменноугольных шахтах.

Джон Юз обязался платить князю Ливену арендной платы от 10. 1/9 пенсов за тонну крупного угля по переводу на русские деньги по курсу, существующим в день расплаты При этом британский промышленник руководствовался следующим: «если крупного угля будет добыто менее 40 тыс. тонн в год, то плата за каждую тонну равна 10 пенсам. Если годичная добыча крупного угля превзойдет 40 тыс.т, не простираясь впрочем до 80 тыс. тонн, то арендная плата за количество крупного угля составит 9,5 пенсов за тонну… Если годовая добыча крупного угля превзойдет 80 тыс. т, то арендная плата плата должна равняться 9 пенсам за тонну…» За мелкий уголь арендная плата составляла половину указанной цены за крупный уголь. Минимальная ежегодная плата за добытый уголь должна была составлять не менее 800 фунтов стерлингов. Горный инженер Носов своей рукой в этом документе сделал пометку о том, что тогда валютный курс равнялся 1 пенс — 2,42 копейки, 10 пенсов — 24 копейки.

«За железную руду, количество которой превзойдет 50 тыс. тонн, и которую Джон Юз добудет на вышеуказанных землях князя Ливена и обработает, арендная плата должна равняться 4 пенсам с тонны. В случае добычи количества вышеуказанной руды меньше 50 тыс. тонн не взимается никакой арендной платы». Джон Юз имел право на вышеуказанных землях князя Ливена разыскивать и добывать всякий другой минерал с уплатой арендной пошлины в размерах, принятых в подобных случаях в Англии. «Если компания, которую представляет Джон Юз, вынуждена будет ликвидировать свои контракты и если, в отсутствие этого шахты не будут вырабатывать в течении 18 месяцев, то ныне заключаемый договор должен считаться недействительным…» — при этом было записано в документе конца декабря 1868 года.

Джон Юз имел право проводить на землях князя Ливена дороги, водопроводы безвозмездно в тех случаях, когда это требуется для заводов и рудников, причем представлять их в направлении, нанося наименьший вред обрабатываемым землям через которые будут проходить, и вообще вредить интересам князя Ливена как землевладельца. Было оговорено и то, чтобы строения каменноугольных рудников располагались по меньшей мере в 10 саженях от полотна железных дорог.

В контракте князь Ливен потребовал, чтобы Юз в течении всего арендного срока вел бухгалтерский учет добытого угля и руды и разрешил уполномоченному агенту Светлейшего просматривать эти книги. Однако, впоследствии из-за этого стали возникать конфликты, т. к. у каждая из сторон настаивала именно на своей цифре добытого угля. Даже был судебный процесс княгине Ливен против Новороссийского общества на сумму в 20 тыс. рублей якобы скрытой Юзом добычи угля в шахтах, находящихся на ливенской земле.

Платить аренду Юз должен был дважды в год — 17 июля и 31 декабря. «Если произойдет промедление выплат, то прошествии вводной князя Ливена письменного заявления Джону Юзу или его управляющему на заводе требования о внесении денег, князь Ливен имеет право принять владение той частью завода или разработок, которая не произвела платы, и взимать с суммы доходов пока не покроет ему причитающего долга…», — отмечалось в контракте. Все естественные строительные материалы, находящиеся в имении, как то «различные роды камня, например, известкового и песчаника, а также глину и другие строительные материалы, без исключения гипса, а равное известь, которая будет нужна Джону Юзу для выплавки чугуна» князь Ливен обязался давать Джону Юзу безвозмездно, а он в свою очередь, дал обещание «при добыче подобных минералов наносить как можно меньше вреда строениям и землям князя Ливена».

«Во всяком случае, во всяком месте, где Джон Юз найдет выгодным сделать устройства для добычи каменного угля и железной руды на землях князя Ливена, я должен предоставить Джону Юзу участки земли в 15 десятин…Каменноугольные рудники должны разрабатываться тщательно и надлежащим образом, — записано в официальном документе.

А дальше еще один интересный момент. «Со вступлением в силу концессии князь Ливен утрачивает право разрабатывать каменноугольные шахты на всех землях его, лежащих в Бахмутском уезде. Князь Ливен не имеет права без предварительного согласия от Джона Юза закладывать сам или через других каменноугольные и меднорудные разработки на какой-либо ни было земле, приобретенной на расстоянии в 50 верст от Александровки», — таким образом Джон Юз юридически «застолбил» за собой исключительное право на разработки каменного угля в окрестности. При этом он имел полное право передавать все эти привилегии «всякой компании или компаниям мною составленные». А князь Ливен не имел права воспрепятствовать подобным передачам.

Следующим интересным для любителей истории Донецка пунктом взаимоотношений между двумя договариющимися сторонами стало обязательство Джона Юза «обусловить для него в основанных для него компаниях или компании каменноугольных и железоделательных производств, права получения акций на сумму до 20 тыс. фунтов стерлингов без уплаты премии. Причем оплата акций начнется быть различимой на 2 года».

В документе отмечалось также, что «ныне заключаемые условия касаются разработки каменноугольного рудника, месторождений в имении князя Ливена Александровки должно вступить в свую силу только по истечении контракта с Христофором Ивановым, а именно 1 ноября 1872 года. Пункты ныне заключаемого договора, распростроняющиеся на другие земли должны войти только как Джону Юзу будет дана концессия на Бахмутскую железную дорогу или часть оной. А притом, если дорога эта пройдет через имение князя Ливена. В случае арендной платы за уголь будут добываться в Алексеевке считать со дня, когда шахты будут переданы Джону Юзу».

Семья Юзов, 1880-e

«Настоящий контракт получит силу со дня своего законного засвидетельствования, если Джон Юз в течении 2 лет не получит правительственную концессию на постройку железной дороги, проходящей через земли князя Ливена, то последний не обязан соблюдать условия сего контракта», — подчеркивалось в контракте. Срок, на которые заключили настоящие условия между собой князь Ливен и Джон Юз, предполагался на 30 лет, начиная с 1 января 1869 года по 1 января 1899 года и должен быть дважды возобновится на тех же основаниях, а именно в года 1899 и в 1929, что составит в общей сложности 90 лет. Этот договор также принял во внимание, что «Джон Юз и лица вместе с ним заинтересованные относительно земель князя Ливена вследствие закладки значительных шахт во многих местах и подземных выработок на большой глубине, предпринятых для разрабоки каменноугольных пластов, затратят большие капиталы, которые могут быть возвращены обратно лишь после многолетней выработки каменноугольных месторождений и что подобные затраты производятся в расчете на продолжение контрактного дела, что есть в устройстве, сосредотавшегося на землях князя Ливена» Поэтому князь и его наследники, «если не согласимся на возобновление оного арендного контракта или предложим в оный для включения новые условия, тогда я или мои наследники, мы обязаны уплатить Джону Юзу или его преемникам за прекращение разработок минералов точно определенную сумму в 150 тыс. фунтов стерлингов. Сверх того при превышении этой суммы я и мои наследники должны уплатить все казенные пошлины на все указанные 150 тыс. фунтов стерлингов, которые могут предоставиться согласно обстоятельствам».

«Мы, князь Ливен и Джон Юз, обязуемся соблюдать сей договор свято и нерушимо как для себя так и для наших наследников…Подлинник договора должен быть у князя Ливена, засвидетельственная копия должна быть передана Джону Юзу», — так заканчивалась официальная бумага, урегулировавшая коммерческие отношения между князем Ливеном и великобританским подданным Джоном Юзом в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии.

 



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии