…Шла первая мировая война. Фронт задыхался от острой нехватки взрывчатки. Ее получали из привозной чилийской селитры, а доставлявшие ее суда на своем долгом пути то и дело подвергались нападениям германского военно-морского флота, блокировавшего водные пути из Америки в Европу.

А в это время молодой инженер — химик Иван Андреев «торпедировал» Главное артиллерийское управление многочисленными докладными. В его лаборатории разработан простой и оригинальный способ получения азотной кислоты не из селитры, а из аммиака, которого в стране предостаточно. В Донбассе имеются все данные для осуществления процесса каталитического окисления аммиака и получения азотной кислоты в заводском масштабе.

«Основатель азотной промышленности России»— так напишет потом об Иване Ивановиче Андрееве Большая Советская Энциклопедия. За этой короткой формулировкой — недолгая (всего 39 лет) драматическая жизнь талантливого ученого, русского интеллигента, намного опередившего время.

Площадка для строительства первенца азотной промышленности была во всех отношениях удачной. Двенадцать с половиной десятин земли находились в четырех верстах от Юзовки, близ электрифицированного, с собственным водоводом Новосмоляниновского рудника. Сырье, по замыслу Андреева, должны были поставлять близлежащие коксобензольные заводы. Кроме того, стройплощадка соединялась веткой с государственной железной дорогой. Вдоль западной стороны пролегла балка, принимавшая ливневые, а впоследствии и промышленные стоки.

И вот 1 марта 1916 года по разбухшей дороге мимо Новосмоляниновского рудника потянулись конные обозы. Солдаты-артиллеристы нахлестывали лошадей, но повозки едва двигались. Грязь засасывала тяжело груженые подводы. Везли камень, кирпич, железо…

Нелегко, непросто воплощалась андреевская идея. То и дело возникали препоны — технические, организационные. Но неутомимый Иван Иванович, не мешкая, шел на их преодоление. А препятствия случались самые неожиданные. Ну вот, скажем, предприниматели керамического завода в Боровичах, выпускавшего кислотоупорный кирпич, отказали в его поставках на новое строительство. Этот кирпич был необходим для возведения огромных башен. Везти его издалека означало значительно удорожить строительство. К тому же шла жестокая война.

  Телеграмма о пуске первого в России завода по производству азотной кислоты контактным окислением аммиака по методу И. И. Андреева  Телеграмма о пуске первого в России завода по производству азотной кислоты контактным окислением аммиака по методу И. И. Андреева

Андреев в короткие сроки исследовал днепровские граниты, нашел их вполне пригодным материалом и разработал рецепт кислотоупорного цемента для кладки башен из этого гранита. Когда встал вопрос о сварке алюминия, он составил подходящий рецепт раскислителя. И таких примеров универсальности знаний и мышления ученого можно привести великое множество.

К зиме 1917 года строительство основных объектов было завершено. И даже сегодня нельзя не восхититься теми уникально короткими сроками: завод вырос за одиннадцать месяцев! А весь комплекс работ — от докладной записки Андреева до выпуска первой партии аммиачной селитры — уложился в два года и один месяц. Фантастично! Особенно по нынешним временам.

Напряженную хронику предпусковых дней точнее всего передают телеграммы, которые шли в Петроград

«3 февраля 1917 г. Непрерывные морозы весь январь не давали возможности вести испытание аппаратов завода. Прошедшую неделю испытаны все аппараты. Машинное отделение, подогреватели воздуха, башни с оборудованием работают хорошо. Сегодня пускал контактные аппараты, которые работают великолепно. Аммиачная колонна работает неудовлетворительно, сейчас занят ее исправлением. Когда налажу колонну, пущу завод ход. Кулепетов».

«6 февраля 1917 г. Постройка завода почти прекращена вследствие 20 градусов (по Цельсию 25°) мороза с ветром».

Рапорт о завершении строительства Юзовского азотного заводаРапорт о завершении строительства Юзовского азотного завода

«10 февраля 1917 г. Девятого февраля двенадцать дня пущен ход Юзовский азотный завод. Кулепетов».

Через два’ дня — новая телеграмма: «Одиннадцатого февраля ночью выработана первая партия аммиачной селитры… Выбиваюсь из сил бороться с морозами, сейчас стоит двадцать два градуса с ветром. Кулепетов».

Первые строители Азотного завода инженеры И. В. Гервасиев, И. И. Андреев, Н. М. Кулепетов, техник Рупайс, инженер А. К. КолосовПервые строители Азотного завода инженеры И. В. Гервасиев, И. И. Андреев, Н. М. Кулепетов, техник Рупайс, инженер А. К. Колосов

14 февраля в рапорте председателю Химического комитета при Главном артиллерийском управлении В. Ипатьеву Н. Кулепетов пишет: «…Контактная установка для — производства азотной кислоты из аммиака на Юзовском азотном заводе при исследовании и строгом контроле… в определенный промежуток времени дала в высшей степени блестящие результаты… При проектировании всего завода на основании опытов в Петрограде и Макеевке выход азотной кислоты из аммиака был принят в 85 процентов, работающая же установка дала выход 81,5 процента… Принимая все это во внимание, я с уверенностью могу утверждать, что контактная установка может свободно давать выходы кислоты из аммиака до 90 — 95 процентов, то есть на 10 процентов выше, чем предполагалось при расчете аппаратов. Что касается качественной стороны работы отдельных, составляющих контактную установку аппаратов, то, как я уже телеграфно доносил Вашему Превосходительству, все они работают выше всяких похвал… Что касается контактных аппаратов, то работа их (я употребляю неподходящий для рапортов термин) прямо-таки восхитительна… Только такой же отзыв я могу дать о работе гранитных башен и всех аппаратов селитряного завода».

Последний из бараков, в которых жили рабочие во время строительства заводаПоследний из бараков, в которых жили рабочие во время строительства завода

Другой документ от 18 июня 1917 года, адресованный В. Ипатьеву и подробно описывающий технологические параметры работы завода, Н. Кулепетов заканчивает сообщением: «На Юзовском азотном заводе военного ведомства в настоящее время выход кислоты определяется около 90 процентов. Кислота ввиду специального ее назначения (переработка в аммиачную селитру) на названном заводе вырабатывается с содержанием HNO3 до 35 процентов». Здесь же приводятся предложения, позволяющие использовать технические возможности контактных аппаратов для увеличения выхода азотной кислоты до 93 — 94 процентов. Это тот самый случай скрупулезности автора метода и технологии, когда на основании изысканий и испытаний в исходных данных для проектирования завода даны четкие, выверенные материалы, но в то же время открывается перспектива улучшения качественных показателей за счет опыта заводской эксплуатации.

Успешное строительство и блестяще прошедшие на всех стадиях технологического процесса испытания вызвали живой интерес за рубежом. Английское правительство обратилось к русскому с просьбой срочно подготовить и отправить в Лондон все материалы по азотному заводу. Через две недели после запроса председателю Химического комитета при ГАУ был направлен рапорт Кулепетова с чертежами и пояснительной запиской о постройке и работе Юзовского азотного завода для препровождения английскому правительству.

Следует добавить, что такая же полная техническая помощь была оказана и французскому правительству. Иначе говоря, появление в России завода по производству азотной кислоты контактным окислением аммиака свидетельствовало о ее приоритете в этом плане даже среди таких развитых в промышленном отношении стран, как Англия и Франция.

Завод работал на Россию. Россия же — от пролетарских окраин, какой была в то время Юзовка, до Петрограда и Москвы — вздыбилась митингами и политическими стачками уставшего от войны народа. 18 февраля (по старому стилю) началась забастовка путиловских рабочих, а 25-го с лозунгами «Хлеба!», «Долой войну!», «Долой царя!» пролетарии столицы вышли на улицы. УТРУ 28 февраля Петроград полностью перешел в руки восставшего гарнизона. Из тюрем выпустили политических, заключенных. 2 марта было сформировано Временное правительство.

Далеко революционный Петроград от промышленной Юзовки, но и сюда докатились громы грядущих перемен. На столь успешно спроектированном и построенном азотном заводе начались перебои. К началу 1918 года было выработано 2500 тонн слабой азотной кислоты. Дальше производство пошло на убыль. Хаос в стране, возникший с переменой власти и беспрерывной борьбой партий, вел к хозяйственной разрухе. В марте уникальный азотный завод пришлось закрыть — не оказалось средств на зарплату рабочим и служащим…

Иван Иванович Андреев вернулся в Петроград и как истинный ученый, беззаветно преданный своему делу, приступил к новым исследованиям. Он стал работать в Институте прикладной химии, созданном на базе бывшей Центральной научно-технической лаборатории военного ведомства. Уже неизлечимо больной, Андреев занялся способами утилизации ила северных озер. Его заботили проблемы роста производительности сельского хозяйства, и большие надежды в этом смысле ученый связывал с применением минеральных удобрений.

Азот (от греческого — безжизненный) был для него тем химическим элементом, который мог активно служить людям. На заседании комиссии при ВСНХ И. Андреев высказывал интереснейшие идеи по дальнейшему — широкому использованию связанного азота. Но лишь одну из них он успел реализовать за свою недолгую жизнь. Эта осуществленная идея — азотный завод в Юзовке. Выдающийся ученый умер через два года после его пуска, в декабре 1919-го. Стоит ли говорить, кого потеряла ‘отечественная наука в этом смелом, целеустремленном человеке?!

Стоял мертвым в это время и наш азотный. Но в его стены еще вернется жизнь. Он понадобится для мирных целей, и случится это через четыре года, в 1923-м, когда завод станет выпускать аммиачную селитру для нужд сельского хозяйства.

Пушки замолчали. Стране нужен был хлеб. И разве не на службу мирному труду хотел поставить свою науку ученый-химик, практик и мечтатель Иван Иванович Андреев?..

    Литература:

  • Подражания достойно: очерки истории Донецкого завода химреактивов. Днепропетровск: Южная Пальмира, 1992



Войдите, чтобы оставить комментарий