К 120-летию и дню трагической гибели Николая Кулиша 1 декабря в Донецком национальном академический музыкально-драматическом театре состоялась премьера комедии «Тётя Мотя приехала» по пьесе драматурга под названием «Мино Мазайло» при  поддержке Донецкого областного совета.

Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012

    Режиссёр-постановщик Игорь Матиив выбрал эту пьесу не случайно: запрещённый в советское время Николай Кулиш, как и многие другие деятели искусства, был расстрелян за  желание возродить украинскую культуру и язык. Как известно, вопрос языковой идентичности в современной Украине всё ещё остаётся острым,  а особенно это касается нашего Донецкого региона. Спектакль «Тётя Мотя приехала»  затронул зрителя своей  актуальностью, можно сказать брутальностью, а Правда, как известно, горька, груба и неприятна. Зритель был максимально приближён  к  реальности 30-х годов:  подобранные музыка, костюмы и декорации  наиболее точно  провозглашали дух того времени.  По-особенному  подчеркнул это яркий и колоритный образ тёти Моти, а больше сказать комичный и даже  гротескный. Тётя Мотя, в исполнении народной артистки Украины Елены Хохлаткиной, — карикатура   на новую власть, разрушающей всё старое, но не нажившей  культурного наследия.  Милозвучность и чистота украинского языка, воспетого Мокием, сыном Мины Мазайло, в талантливом исполнении Максима Ждановича, его  фанатичная увлечённость украинским языком была поставлена автором  в противовес тому, что говорит Тётя Мотя.  Для таких, как она «лучше быть изнасилованной, чем украинизированной»  другими словами говорить по-украински  — неприлично, прилично  быть доступной. По её мнению, украинская фамилия неприлична, поэтому Мина Мазайло хочет поменять фамилию. Мина Мазайло, в исполнении заслуженного артиста Владимира Швеца, чью органичную работу хочется отметить, поддаётся влиянию  тёти Моти и отказывается быть прежним, учит русский язык, ломая и коверкая его. Другой пример — это Уля, в исполнении Зоряны Дыбовской, которая заговорила и запела на чистом украинском языке.

Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012

    В одной из сцен спектакля прозвучал призыв создать новое интернациональное государство, где есть место всем, где власть говорит языком народа и служит интересам народа.   Как решение,  продиктованный временем компромисс — смешение языков, синкретизм, «суржик» другими словами, а в случае с героями пьесы, Мина, всё-таки, меняет фамилию, но, добавляя русское окончание, оставляет украинский корень. Противоречивые вопросы, которые задавали герои, мастерство самих актёров составили всю эксцентрику  по-истине феерического действа. Происходящее на сцене не оставило зрителя равнодушным. Итог спектакля подводит сцена суда, где обе стороны  оказываются за решёткой и не понимают за что, что оставляет зрителя самому ответить на этот не простой вопрос.

Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012

    Душа разрывается  от того, что нашу Украину провоцируют, разрывают на куски и не важно по какому различию: национальному или языковому. И кому-то на-руку разбирать, а потом собирать вот такие вот пазлы-кусочки. И невдомёк кому-то сверху, что так играя с человеческими душами и сердцами и повышая тем самым  свой политический рейтинг,  нажимают на кнопку самоуничтожения. «Мы старый мир разрушим….», — звучало в громкоговорителе, да и сейчас звучит в наших сердцах, до сих пор мы всей страной делаем зарядку под гимн: «Вставай проклятьем заклеймённый весь мир голодных и рабов…». А ещё, вот эти строки: «Кипит наш разум возмущённый…», —  и видно настолько  возмущённый был тогда, что его мутит до их пор. В пьесе звучит фраза «ликвидация безграмотности», а по-другому «русификация»   что в контексте пьесы  читается как ликвидация всего украинского. Захватническая политика древних мировых держав  на том и строилась, чтоб переселив захваченные народы, оторвать их от своих истоков, своих корней. Тоталитарная машина сделала это, пройдясь как каток, подминая под себя живой, цветущий и мелодичный украинский язык, отняв у народа его самобытность, культуру, национальную принадлежность.

Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012Фрагмент спектакля «Тётя Мотя приехала» , Донецк, 2012

    Верим, что донецкий зритель почувствовал крайнюю точку тоталитарной украинизации и русификации. Как известно, Николай Кулиш принадлежит плеяде деятелей искусства расстрелянного возрождения украинской культуры. Будем надеяться, что  в  перспективе политических перемен прежний сценарий, трагедия украинского народа, больше не повторится. Настоящая демократия даёт возможность свободно существовать и развиваться всем культурам, нациям и языкам.

  • Александра Шишко, специально для Инфодона



Войдите, чтобы оставить комментарий