Местечко Юзовка не часто посещали высокопоставленные должностные лица. В основном руководству металлургического завода и угольных копей НРО для решения вопросов приходилось ездить в Санкт-Петербург, Москву, Екатеринослав, Харьков. Поэтому каждый визит высокой персоны в наш промышленный поселок становился событием.

Легенда о царском визите

Несмотря на то что в промышленном поселке Юзовка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии находились угольные копи и металлургический завод Новороссийского общества, имевшие государственное значение, высокопоставленные чиновники самого высокого ранга появлялись здесь редко. Год назад в кругу донецких краеведов появился слух, что якобы в одном из киевских архивов существует кинохроника, посвященная визиту к нам российского императора (без уточнения его конкретного имени). Это стало на некоторое время новостью №1 и темой длительных обсуждений. В конце концов донецкие краеведы пришли к выводу, что не поверят этому, пока своими глазами не увидят эту кинохронику, поскольку данная информация уж больно похожа на легенду о царском визите.
 
Были предприняты некоторые попытки поискать либо подтверждающие, либо опровергающие эту версию доказательства. В киевском архиве, где, по первоначальной версии, хранилась эта кинопленка, якобы такой хроники не нашлось. Пришлось долгое время просматривать подшивки газет того времени из различных регионов Российской империи. Это очень помогало, т. к. в них в ленте новостей Российского телеграфного агентства всегда сообщалось куда император или члены дома Романовых, включая всех Великих князей или княгинь, отправлялись в поездки. Там упоминаются даже города, которые столь высокие гости просто проезжали. Плюс к этому пришлось вспоминать историю возникновения и образования Юзовки и потом логически размышлять на эту тему.
 
В некоторых английских источниках упоминается, что члены царствовавшего тогда дома Романовых все-таки бывали в наших местах. Есть упоминание о кратковременном посещении в 1874 году Юзовского металлургического завода Великим князем Константином Николаевичем во время его поездки по Югу империи. Именно этот год указывался в официальных справочниках как время начала разрешения деятельности НРО на территории России. Таким образом, как бы инспекторская поездка Великого князя была вполне уместна. А то, что он все-таки был на Юге России в те годы, подтверждается и сообщениями из Мариуполя, где в 90-е годы позапрошлого столетия в одном из городских училищ была учреждена стипендия имени Великого князя Константина Николаевича в память о его визите в этот приморский город. Но в те времена еще не было кинохроники. 
 
Первой киносъемкой на территории России считается съемка коронации Николая II в мае 1896 года. Таким образом, гипотетически можно предположить, что в Юзовке мог быть только последний российский император. Однако убедительных доказательств этого нет и, скорее всего, никогда не было, но эта легенда остается очень притягательной для написания в СМИ или книгах по истории Донбасса красочных рассказов о царском визите.
 
Однако не надо думать, что Юзовка совсем не посещалась высокими гостями. Достоверно известно, что летом 1910 года у нас побывал (пусть и проездом) адмирал Федор Дубасов — один из героев русско-турецкой войны 1877–1878 гг., генерал-адъютант, бывший во времена Первой русской революции московским генерал-губернатором. Он приехал по высочайшему повелению расследовать конфликт между Екатеринославской епархией и жителями села Селидовка относительно судьбы местного священника Арсения Белановского. В том же 1910 году, но на пару месяцев раньше в Юзовке побывал и один из руководителей Российской империи. Вот на этом неизвестном современным историкам факте остановимся поподробнее.

Пасхальные каникулы у лоббиста Новороссийского общества

В ежедневной газете «Таганрогский вестник» №100 от 16.04.1910 года среди телеграмм Петербургского телеграфного агентства в коротком сообщении из Екатеринослава была опубликована следующая информация: «В имение Каменского Бахмутского уезда 13 апреля прибыл Гучков». Гостем оказался… председатель Государственной Думы Российской империи третьего созыва, статский советник Александр Иванович Гучков. Во время пасхальных парламентских каникул он приехал в имение (по всей видимости, оно располагалось вблизи современной Красногоровки Марьинского района) своего товарища по фракции «Союз 17 октября», председателя комиссии по вероисповедным делам, депутата от Екатеринославской губернии, потомственного дворянина Петра Валерьевича Каменского (1860–1919 гг.).
 

Александр Иванович ГучковАлександр Иванович Гучков

Многолетний (с 1889 года) предводитель мариупольского уездного дворянства, выпускник Харьковского университета 1884 года со степенью кандидата права, почетный мировой судья Бахмутского округа (с 1889 года), почетный попечитель Екатеринославского реального училища, крупный землевладелец Бахмутского уезда (3 тыс. десятин земли) имел на то время репутацию одного из главных лоббистов интересов Новороссийского общества в Госдуме.
 
В принципе политические оппоненты «знатока школьного дела, автора нескольких литературных трудов в области философии и социологии, участника и докладчика международного конгресса по борьбе с пауперизмом» были не так далеки от истины. Каменский очень много общался с руководителями Юзовского металлургического завода — сыновьями Джона Юза (видимо, Петр Валерьевич хорошо знал и первого директора — основателя завода и копей НРО). Во всяком случае фамилию дворянина Каменского как частого гостя общественных вечеров в семье директора завода Артура Юза упоминает в своих воспоминаниях Энни Гвен Джонс, приехавшая в донецкие степи в качестве наставницы внучек Джона Юза и уехавшая обратно в Великобританию накануне холерного бунта 1892 года.
 

П.В. КаменскийП.В. Каменский

О тесных связях депутата Госдумы и руководства завода НРО можно судить и по сохранившейся в Государственном архиве Донецкой области крохотной информации о том, что в 1915 году за счет Новороссийского общества был произведен ремонт полов в квартире Каменского в Красногоровке (ГАДО, Ф-6, оп. 1, д. 47, л. 69). Руководил этими работами помощник главноуправляющего Адама Свицына, Иосиф Альбертович Ревильон.
По рассказам правнучки одного из главных акционеров Новороссийского общества Арчибальда Бальфура — Рэй Бальфур, живущей ныне в городе Мэдисоне (на северо-западе США), якобы дочка Петра Валерьевича Каменского (интересно, что она нигде не числится в его служебных формулярах, хранящихся в архивах Санкт-Петербурга) вышла замуж за сына Арчибальда — Артура Монтегю Бальфура (15.10.1869 г. — 7.06.1941 г.). О том, что Петр Каменский является тестем представителя старинного шотландского рода, говорили депутаты на заседаниях Госдумы в 1910 году.
 
Наверное, надо немного рассказать, кем же был Артур Монтегю Бальфур. Этот человек играл большую роль в деятельности Новороссийского общества в Юзовке и был одним из его руководителей. По семейным легендам рода Бальфуров, у выпускника колледжа при Кембриджском университете, участника англо-бурской войны 1899–1902 гг. в Южной Африке в качестве переводчика в Шотландской бригаде британской армии (запомним этот факт его жизни!) в браке с дочерью депутата русской Госдумы детей не было. В годы Гражданской войны Артуру Монтегю Бальфуру удалось вернуться на острова, а судьба его первой супруги и ее высокопоставленного отца до сих пор неизвестна. По слухам, оба они сгинули в те лихие времена.

Октябрист и дуэлянт

И вот несколько апрельских дней 1910 года у своего товарища по партии и, наверное, друга гостил депутат Госдумы от города Москвы, занимавший одну из самых высоких должностей в иерархии Российской империи. Александр Иванович Гучков родился в 1862 году в Москве. Он был известным общественным деятелем Российской империи. Еще гимназистом хотел бежать на русско-турецкую войну 1877–1878 гг. Окончил с золотой медалью Вторую московскую гимназию и историко-филологический факультет Московского университета. Ездил с образовательной целью за границу, где слушал лекции в Берлине и Гейдельберге у знаменитого профессора Густава Шмоллера (одного из разработчиков теории государственного социализма). Сражался за свободу буров в Африке простым унтер-офицером, был серьезно ранен в ногу. В этой статье мы упоминали об участии Артура Монтегю Бальфура в англо-бурской войне. Видимо, во время пребывания в имении Каменского у председателя Госдумы и одного из руководителей Новороссийского общества было что вспомнить.
 
В официальной биографии Гучкова записано, что он работал добровольцем «на голоде», ездил в Тибет, Манчжурию, Сибирь и Малую Азию во время армянской резни. Во время русско-японской войны состоял уполномоченным по оказанию помощи больным и раненым от комитета Великой княгини Елизаветы Федоровны. Во время сражения под Мукденом Александр Иванович, оставшийся в городе с больными и ранеными, был взят в плен японцами.
 
После роспуска 1-й Государственной думы Петр Столыпин предлагал ему портфель министра торговли и промышленности, но один из организаторов партии «Союз 17 октября» отказался от этой должности, предпочтя свободную общественную деятельность. В мае 1907 года он был избран членом Государственного совета. Он был великолепным оратором. Много лет был гласным Московской городской думы и членом управы, директором Учетного банка. 8 марта 1910 года во время вечернего заседания был избран председателем Госдумы 3-го созыва, заменив на этом посту сложившего свои полномочия Николая Хомякова.
 
Ярким показателем кипучей энергии и непростого характера Александра Гучкова может служить нашумевший случай, произошедший с ним и другим депутатом, графом Алексеем Уваровым. Осенью 1909 года между ними произошла дуэль, в результате которой граф был ранен (к счастью, рана оказалась неопасной). Подробности судебного разбирательства дуэли в Петербургском окружном суде были сообщены в «Таганрогском вестнике» №119 за 8.05.1910 года.
 
Гучков прибыл в зал судебного заседания за полчаса до назначенного времени. У него был официальный защитник — депутат Госдумы Шубинский, граф Уваров защищался в суде сам. Обвиняемые заняли места не на скамье подсудимых, а возле стола защиты. Суд почти сразу приступил к чтению обвинительного акта, т. к. материалы дела были изложены столь полно, что не требовалось вызова свидетелей. Оба подсудимых признали обвинение. После этого Гучков подробно изложил историю произошедшего, начавшуюся с заметки в газете «Новая Русь», суть которой, по мнению Александра Ивановича, оскорбила политическую партию, в которой он состоял. «Для меня с самого начала было ясно, что приписанные партии обвинения в политиканстве являются неправдой… Я и предпринял все дальнейшие шаги», — заявил он на суде.
После 20-минутного совещания суд объявил свой вердикт: статский советник Александр Гучков был приговорен к заключению в крепости на 4 недели, а граф Алексей Уваров — к 3-недельному заключению на военной гауптвахте. Оба обвиняемых протесты не подавали.
 
Александр Гучков отбывал свое наказание во время летних парламентских каникул. Сначала предполагалось, что он будет сидеть в Двинской крепости, но потом его заключили (конечно, со щадящими условиями содержания) в Петропавловскую крепость. Почти весь срок ареста Гучков читал книги, редко выходя на прогулку, чтобы не будоражить воображение других заключенных и газетных репортеров, которые хотели взять у него интервью в крепости.
 
15 марта 1911 года он отказался от поста председателя Государственной думы, не желая поддерживать позицию правительства Петра Столыпина в связи с принятием законопроекта о введении земских учреждений в западных губерниях. В 1912 году Гучков выступил с речью, в которой содержались крайне резкие нападки на Григория Распутина (после этого Гучков стал личным врагом императрицы Александры Федоровны). Во Временном правительстве Александр Иванович занимал должность военного и морского министра.
 
В 1919 году командующий Добровольческой армией Антон Деникин направил Гучкова своим представителем в Европу для связи с руководителями стран Антанты. В качестве представителя белого движения он был принят президентом Франции Раймоном Пуанкаре и военным министром Великобритании Уинстоном Черчиллем.
В 1921–1923 гг. Гучков был председателем Русского парламентского комитета в эмиграции, выступал за активную борьбу с большевистской властью. Работал в руководстве Зарубежного Красного Креста.
 
В 1935 году Гучков тяжело заболел. Врачи обнаружили у него рак кишечника, но скрывали этот диагноз от своего пациента. Будучи больным, Александр Иванович продолжал работать и верил в свое выздоровление.
14 февраля 1936 года Гучков умер. 17 февраля состоялась заупокойная литургия, где собралась вся элита белой эмиграции. По воле покойного его тело было кремировано, а урна с прахом замурована в стене колумбария на парижском кладбище Пер-Лашез.
Юзовка наверняка запомнилась этому политику и государственному деятелю Российской империи одним случаем, который вполне мог стоить ему жизни. 

Малолетние «партизаны» со станции Юзово

В том же «Таганрогском вестнике» №111 за 30 апреля 1910 года напечатана прелюбопытная заметка, касающаяся истории современного города Донецка, под интригующим названием «Случай с А.И. Гучковым». Эту заметку мы приводим полностью: «23 апреля во время отхода скорого поезда №1 со станции Юзово, в котором ехал председатель Государственной думы А.И. Гучков в сопровождении члена думы П.В. Каменского, под одним из вагонов внезапно раздался оглушительный треск, похожий на взрыв бомбы. Сейчас же поезд был остановлен, и начался тщательный осмотр пути и вагонов. Оказалось, что на рельсы неизвестными мальчуганами были наложены мелкие куски динамита. Задержать виновных и установить их личности не удалось. Производится энергичное расследование, откуда мог быть добыт мальчуганами динамит. После осмотра поезд далее отправился благополучно».
 
Известно, что Гучков тогда прибыл в Мариуполь, где осмотрел морской порт. Вскорости председатель Госдумы Российской империи 3-го созыва вернулся в столицу. Информацию о том, как звали малолетних «партизан» со станции Юзово и что стало с ними потом, история не сохранила.

 

 



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии