Альберт Ревильон на протяжении многих лет представлял в Петербурге интересы завода и рудников Новороссийского общества из местечка Юзовка на Юге России. А его сын Иосиф сумел сохранить для мировой культуры картины, рисунки и письма одного из всемирно известных живописцев XIX века. 

Представитель Новороссийского общества в Санкт-Петербурге

В Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге сохранились документы, которые подтверждают высокое положение Альберта Ревильона в правлении НРО. «Да будет известно всем, что мы, Новороссийское общество с ограниченной ответственностью каменноугольного, железного и рельсового производств, имея дела в России, сим определяем и назначаем вместо себя Джона Джеймса Юза (Иван Иванович Юз), Артура Давида Юза (Артур Иванович Юз), жительствующих в местечке Юзовка на Юге России, и Альберта Чарльза Ревильона (Альберта Егоровича Ревильона), жительствующего в Санкт-Петербурге, совместно составляющих Санкт-Петербургский комитет Новороссийского общества, или каждого из них нашими законными поверенными по всем нашим делам, коммерческим сделкам, заказам и поставкам, которые мы в настоящее время имеем и производим или которые мы можем иметь или производить в будущем», — такие слова записаны в русском переводе нотариальной доверенности от 13 января 1896 года на право распоряжаться имуществом и денежными средствами акционерного общества.

О происхождении (вероятнее всего, французском) и образовании Альберта Ревильона русские архивы информации не сохранили. По сведениям из некоторых иностранных источников, он родился в 1856 году. Видимо, этот коммерсант приехал в столицу Российской империи из Северной Америки примерно в конце 80-х годов ХIХ века и в скором времени стал здесь представлять интересы Новороссийского общества (НРО). Во всяком случае в списке его акционеров на ноябрь 1889 года Ревильон уже упоминается как владелец 2377 привилегированных акций.

В связи с этим можно с уверенностью предположить, что Альберт Егорович был лично знаком с Джоном Юзом и директор-основатель металлургического завода в донецких степях, может быть, считал его одним из своих друзей. Поэтому после смерти Джона Юза его сыновья предложили одному из старых товарищей отца очень почетную и прибыльную должность в столице Российской империи.

Должность была действительно прибыльной, ведь именно на это время приходится один из самых лучших периодов в деятельности металлургического завода и каменноугольных рудников НРО. Тогда дела у акционерного общества шли в гору, акционерам выплачивались солидные дивиденды, а коммерческим агентам — хорошие проценты от реализации продукции. Должность представителя НРО в Санкт-Петербурге была очень желанной для многих людей. Но выбор в конечном итоге пал на Альберта Чарльза Ревильона.

Он сразу же развил бурную деятельность по продвижению торговой марки и реализации продукции НРО на необъятных российских просторах. Рекламу Новороссийского общества тогда печатали в самых престижных русских справочниках. Появляется она и в адресной книге «Весь Петербург». В этом справочнике на 1896 год адрес представительства НРО указан по улице Почтамтской, 13. Здесь до самой революции 1917 года находился Петербургский комитет Новороссийского общества.

Сам Альберт Егорович Ревильон уже через год, в 1897 году, переехал на жительство в более престижную квартиру возле набережной реки Мойки по адресу: Васильевский остров, 1-я линия, д. 36. У него уже тогда был телефон под номером №1090.

Альберт Ревильон оставался членом правления НРО до самой своей смерти в 1915 году. Только жил он уже не в Петербурге, а в центре Лондона по адресу: Cadogan Plase, 68. Интересно, что среди получателей дивидендов от деятельности Новороссийского общества с 1909 года числится и супруга Альберта Егоровича — Юлия де Кей Уистлер (1865 г. — 29.11.1930 г.), брак с которой был зарегистрирован 30 мая 1885 года в одной из церквей Балтимора в США.

В сферу интересов Альберта Ревильона входили не только уголь и сталь — он мог иметь отношение и к миру высокой моды.

Меховая мода и Юзовка

Знатные особы нашего местечка могли ходить в мехах одного из самых известных в Европе дома мехов, который находился в Париже. И помочь им в этом, наверное, мог все тот же Альберт Ревильон. В книге «Деловая элита России на 1914-й год» известного российского историка, профессора Александра Боханова среди прочих тогдашних промышленных акул империи числится и А.Е. Ревильон — купец 2-й гильдии, член правления английского Новороссийского общества каменноугольного и рельсового производства, член правления общества «Братья Ревильон» (Москва, пушная торговля). Можно предположить, что Альберт Егорович был одним из совладельцев одной из крупнейших в мире компаний по продаже мехов и предметов роскоши «Братья Ревильон» (Revillon Frères). Ее главный офис располагался в Париже неподалеку от Лувра (Rue de Rivoli, 79). 

Из исторических документов известно, что братья — Леон (президент компании), Виктор и Альберт — в 1903 году создали торговую сеть по сбору пушнины у эскимосов в северной части Канады. Сегодня в небольшом городке Мусони (его называют воротами в Арктику) в канадской провинции Онтарио существует музей фирмы «Братья Ревильон». К 1909 году у компании было уже 48 магазинов, которые находились в Монреале, Нью-Йорке, Париже и Лондоне.

Братья не обошли вниманием и Россию, во все времена славившуюся своими мехами. Они начали скупать пушнину в Сибири с 1906 года. Правление акционерного общества «Братья Ревильон» находилось в Москве, отделения — в Красноярске, Омске, Иркутске, магазины — в Москве, Петербурге, Киеве, Харькове и Одессе. В Красноярске до сих пор сохранилось здание, где размещалась эта пушная фирма. Оно построено в стиле западноевропейского классицизма, фасад облицован красным гранитом и серым мрамором, в верхней части здания — оригинальная монограмма в виде медальона с латинской буквой R.

На 1911-й год уставный капитал данного общества в Российской империи составлял 750 тыс. рублей. Поэтому весьма вероятно, что юзовская элита могла зимой щеголять в мехах из самого престижного модного каталога, выпущенного в Париже. Кстати, фирма «Ревильон» до сих пор существует во Франции и расширила свою деятельность в сфере высокой моды, выпуская еще и парфюмерию.

 
Ревильон-младший спас наследие своего знаменитого родственника

Пушнина, меха и мода — все это хорошо, но мы все-таки вернемся к семье Альберта Егоровича Ревильона. Как мы уже упоминали, он был женат на Юлии де Кей Уистлер. У них родились двое сыновей - Иосиф Уистлер Ревильон (Joseph Whistler Revillon) (2.04.1886 г. — 19.01.1955 г.) и Джулиан Альберт Ревильон (март 1888 г. — 1.05.1928 г.).

Иосиф Уистлер Ревильон. 1891 год [1]

Сегодня мы доподлинно не знаем, бывал ли в Юзовке сам глава семейства Ревильонов. Может быть, пару раз он и приезжал к нам в донецкие степи из российской столицы. В архивах сохранилась информация о нахождении в нашем промышленном местечке его старшего сына, который после смерти своего отца также стал играть важную роль в деятельности Новороссийского общества. В документах НРО, хранящихся в нашем областном архиве, его фамилию можно увидеть в списках ответственных работников металлургического завода с 1912 года.

В то время Иосиф Альбертович занимал должность уполномоченного контролера с годовым жалованием в 2,4 тыс. рублей. На 1 мая 1916 года гражданский инженер Иосиф Альбертович Ревильон уже являлся помощником главного управляющего заводом и рудниками Новороссийского общества Адама Свицына (РГИА, ф. 23, оп. 28, д. 1497, л. 31–35). В Юзовке он находился как минимум до ноября 1917 года. Это подтверждается письмом Петербургского комитета НРО от 11 ноября того же года, отправленным в город Юзовку на имя Иосифа Альбертовича и хранящимся в Государственном архиве Донецкой области (ГАДО, Ф-6, оп. 1, д. 10, л. 147). В этом письме у Ревильона-младшего просят в связи с отсутствием на месте Свицына сообщить об общем положении дел на заводе и рудниках. Мы не знаем, что он им ответил. 

Известно, что Иосиф Альбертович сумел эмигрировать из революционной России в США, где уже находились его мать и брат. Чем он там занимался, мы тоже не знаем, но сегодня известен его большой вклад в сохранение творческого наследия всемирно известного художника англо-американского происхождения Джеймса Макнейла Уистлера (James Abbot McNeill Whistler) (10.07.1834 г. — 17.07.1903 г.). Как оказалось, он являлся родственником Иосифа Альбертовича: мама Ревильона-младшего была родной племянницей художника, а ее сын — внучатым племянником.

Ноктюрн в сером и золотом. Снег в Челси. Джеймс ВистлерНоктюрн в сером и золотом. Снег в Челси. Джеймс Уистлер [2]

Надо отметить такой интересный факт: в жизни этого живописца Россия также сыграла большую роль. Его детство прошло в Российской империи, где его отец, инженер, работал на строительстве железной дороги Санкт-Петербург — Москва. Еще в Америке маленький Джимми проявлял способности к рисованию, поэтому родители спустя некоторое время после приезда в Россию определили его на учебу в Академию художеств. Через год он был отмечен как один из лучших учеников: в списке «по заслугам» за 1847 год он стоял 28-м (из трехсот).

Ноктюрн в сером и золотом. Вестминстерский мост. Джеймс ВистлерНоктюрн в сером и золотом. Вестминстерский мост. Джеймс Уистлер [2]

В 1848 году Джеймс Уистлер возвращается в Америку. Он поступает в Вест-Пойнт и подумывает о военной карьере. Но все же любовь к искусству одерживает вверх, и в 1855 году Уистлер отправляется в Париж, чтобы обучаться живописи. Увлекшись гравюрой, Уистлер в 1858 году создает свою первую серию офортов «Двенадцать офортов с натуры». В последующие годы художник продолжает заниматься гравюрой, в период с 1858 по 1863 год он создал порядка 80 листов. В 1859 году художник уезжает в Лондон, где живет до 1894 года, впрочем, довольно часто выезжая за границу.

Поначалу лондонская публика отнеслась к Уистлеру довольно благосклонно. На выставке Королевской академии искусств было показано его полотно «За роялем», отвергнутое в Париже. Однако в последующие годы реакция публики резко меняется. «Я никогда не ожидал увидеть, как самодовольный скоморох осмелится запросить двести гиней за то, что он брызнул краской из горшка в лицо публике», — так отозвался о его работе «Ноктюрн: Падающие огни», выставленной в 1878 году на Гросвенорской выставке, известный английский теоретик искусства Джон Рескин.

Композиция в сером и черном № 2. Джеймс ВистлерКомпозиция в сером и черном № 2. Джеймс Уистлер [2]


Статья Рескина была написана в крайне пренебрежительном и даже оскорбительном тоне, и Уистлер подал на него в суд. И хотя художник выиграл процесс, однако судебные издержки полностью разорили его. В мае 1879 года Уистлер был объявлен банкротом, и все его имущество ушло с молотка.

От полного разорения Уистлера спасла поездка в Венецию (1879–1880 гг.), где он написал несколько работ маслом («Ноктюрн в синем и золотом. Собор Св. Марка в Венеции»), серию офортов — так называемый «Венецианский цикл» («Нищие», «Площадь Св. Марка в Венеции») и около ста пастелей («Нищие. Зима», «Ступеньки»). Эти работы вызвали благосклонную реакцию критики и отчасти восстановили репутацию художника.

Между тем критика и публика начинают понемногу понимать и ценить новое направление в живописи — импрессионизм. Уистлер успешно участвует в выставках во Франции, Германии, Бельгии и США. В 1884 году художника приглашают стать членом Общества английских художников, а через два года избирают его президентом. В 1891 году «Портрет Карлейля» приобрел музей Глазго, а «Портрет матери» — Лувр, что считалось высшим признанием художника.

Коллекционеры бросились к Уистлеру с предложениями, а картина «Ноктюрн: Падающие огни», предмет судебного разбирательства, была продана в Америку за сумму в четыре раза большую, чем за нее было запрошено на злополучной Гросвенорской выставке. В 1899 году работы Уистлера вместе с работами Сезанна, Мане, Тулуз-Лотрека выставлялись в картинных галереях Лондона.

Джеймс Макнейл Уистлер умер 17 июля 1903 года и был похоронен на лондонском Чизвикском кладбище.

Иосиф Уистлер Ревильон. 1950 год [1]

Так вот, уже после своего выхода на пенсию в начале 40-х годов ХХ века внучатый племянник художника Иосиф Альбертович Ревильон начал работу над каталогом картин Уистлера, прибавляя к этим материалам сохранившиеся документы из архива своей семьи. Известно, что в семье Ревильонов, когда они жили в Санкт-Петербурге, имелось несколько картин известного живописца. Все собранные Иосифом Ревильоном уникальные документы, письма после его смерти в 1955 году были переданы согласно его завещанию в коллекцию архива университета города Глазго в Шотландии. И благодаря этой информации, предоставленной корреспонденту «ДН» работниками университетской библиотеки, донетчане могут сегодня ознакомиться с данной историей. Вот таким причудливым образом пересеклись промышленное местечко Юзовка на юге Российской империи и импрессионизм.

Иосиф Уистлер Ревильон. 1950 год [1]

 



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии