Сначала было всего полторы сотни британских подданных, которые вместе с Джоном Юзом пришли осваивать донецкие степи. В самый расцвет деятельности Новороссийского общества численность английской колонии составляла пару тысяч человек. А затем британцы стали возвращаться на родину. После начала Гражданской войны в России англичан в нашем городе не осталось. Но, как оказалось, в современном Донецке до сих пор проживают потомки одного рода британских подданных, живших когда-то в Юзовке.

Исчезнувшая английская колония Юзовки

В современном Донецке не осталось ни одного ярко выраженного следа англичан, которые вместе с Джоном Юзом осваивали донецкие степи в конце ХIХ и начале ХХ века. Наверное, таковыми можно считать только непосредственно металлургический завод, гостиницу «Великобритания» (из-за ее названия) да несколько так называемых «стеклянных» домов, в которых жили английские специалисты. Некоторые такие дома (в измененном виде) сохранились на улицах Тушинской и Прокатчиков и возле горбольницы №6 в Ленинском районе.

Дома английских специалистов. ЮзовкаДома английских специалистов. Юзовка

Все же большую роль подданных ее величества в появлении будущего города Донецка отрицать никак нельзя. Напомним, что Новороссийское общество каменноугольного, железного, стального и рельсового производства, построившее в донецких степях металлургический завод и начавшее промышленным способом добывать уголь на принадлежавших ему шахтах, было основано благодаря английскому капиталу. В 1869–1870 годах вместе с первым директором-распорядителем завода и рудников НРО Джоном Хьюзом (на русский лад — Юзом) в нашу местность приехало около полутора сотен мастеров из Великобритании, чтобы строить предприятие. Они надеялись заработать хорошие деньги, чтобы хотя бы их семьи могли жить достойно по тогдашним меркам. 

Первые британцы очень рисковали, в том числе и жизнью. Так, осенью 1870 года от холеры здесь умерли два англичанина. Да и перспектива будущего процветания завода тогда была очень и очень призрачной. Но люди поверили Джону Юзу…

Британцы селились особняком от русских рабочих. На Ларинской стороне появилась английская колония. Сначала это были шесть сборных типовых деревянных домов, а в последующие годы для английских специалистов за счет предприятия строили добротные жилые дома из красного кирпича с диковинными для местных жителей стеклянными верандами (от них эти дома и получили прозвище «стеклянные»). За домами находились небольшие земельные участки, огороженные забором. На них англичане Юзовки не выращивали овощи, как это принято у нас, а по большей части разбивали цветники.

Англичане не только весь день работали на предприятии, была у них и общественная жизнь. Из сохранившихся документов известно, что они ходили на охоту, участвовали в театральных постановках заводского музыкально-драматического кружка. 29 марта 1904 года на предприятии открыли Английский клуб, членам которого на 1914 год были больше 40 человек.

Британские подданные не забывали и о занятиях спортом. Вместе с русскими служащими они играли в крикет и бильярд, катались на велосипедах. Руководители завода, сыновья старого Юза Артур и Альберт, были в числе главных учредителей Юзовского велосипедно-атлетического общества, созданного в 1900 году. Костяк основного состава заводской футбольной команды также составляли английские специалисты. Были здесь и англиканская церковь, и отдельное английское кладбище. Одним словом, жизнь колонии британских подданных в промышленном поселке в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии Российской империи била ключом.

Получить должность на Юзовском металлургическом заводе было очень престижно для выходцев из Туманного Альбиона. Этот факт вполне объяснялся тем обстоятельством, что английским специалистам платили достаточно большие деньги, даже по британским меркам. Вот поэтому и стремились британские подданные, особенно приехавшие сюда еще со стариком Юзом, передать своим детям теплое местечко на заводе Новороссийского общества.

В качестве подтверждения этих слов можно привести ряд конкретных фамилий. Один из главных акционеров НРО Арчибальд Бальфур своего сына Артура Монтегю специально ввел в состав правления завода, чтобы он присматривал за их долей собственности в Юзовке. Иосиф Ревильон, сын представителя Юзовского завода в Санкт-Петербурге Альберта Ревильона, к 1917 году стал помощником управляющего заводом Адама Свицына. Сын Александра Камерона, первого секретаря Джона Юза на русской земле, стал главным кассиром на предприятии.

Поданные Британской империи ехали в частный промышленный поселок со своими семьями. Точное количество этих британцев неизвестно, но можно предположить, что их было около двух тысяч. С годами все больше и больше юзовских англичан женились и выходили замуж уже за российских граждан. Они не собирались уезжать отсюда и видели в пыльной Юзовке радужную перспективу для себя. Однако…

Первым громом для юзовских англичан стала Первая русская революция. Как раз после нее, примерно в 1907 году, покинул наши места последний представитель семьи Хьюзов. С началом Первой мировой войны немало представителей английской колонии Новороссийского общества отправились на свою историческую родину, некоторые из них сложили голову в военных сражениях 1914–1917 годов. Но и тогда уехали не все…

По данным переписи населения Юзовской городской управы 1917 года, в молодом городе оставался еще 101 англичанин. А затем, как известно, началась Гражданская война в России. Вот тогда все британцы и поняли, что надо скорее возвращаться на родину.

В Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге сохранилась переписка Петроградского комитета Новороссийского общества за март 1918 года, где в одном письме из Юзовки можно прочитать: «Не откажите выяснить, каким образом великобританские подданные могут выехать из России в Англию. Здесь мы даже не знаем, возможно ли еще добраться до Петрограда. Несколько человек из местной английской колонии желают уехать немедленно, но не решаются отправиться в путь за отсутствием надежных сведений. Можно ли, например, ехать на Вологду, оттуда на Петрозаводск и далее в Мурманск».

Примерно в это же время свернула деятельность в Юзовке и англиканская церковь, эвакуировав весь свой архив в Лондон. А в первые годы после установления советской власти в нашем городе было застроено новыми жилыми домами для рабочих завода английское кладбище.

Когда в 1925 году управление уже Сталинского государственного меткомбината потребовало у начальников цехов и отделов срочно составить списки «всех рабочих и служащих немцев, чехословаков, англичан, поляков, французов и бельгийцев», то на заводе не оказалось ни одного британского подданного. Сообщили только о конторщике адресного стола Владимире Оттовиче Ташейте, немце по национальности. Таким образом документально была подведена черта истории английской колонии.

Однако как совсем недавно «ДН» удалось выяснить, что одна семья британских подданных все-таки осталась в Юзовке и ее потомки до сих пор проживают уже в современном Донецке.

Юзовская история рода Блакбернов

До сих пор среди донецких историков и краеведов говорили лишь о потомках внебрачных детей самого Джона Юза, которые якобы еще живут в Донецке. Однако документов об их родстве с легендарным валлийским промышленником никто никогда не видел. Семью же Блакбернов действительно можно назвать последними британцами Юзовки, ведь их британское подданство подтверждается сохранившимися архивными документами. Интересен тот факт, что свою фамилию они никогда не меняли, хотя информацией о своем генеалогическом древе практически не владели до развала Советского Союза.

После того как СССР приказал долго жить, из Англии пришла весточка о родовых корнях. В середине 90-х годов в Донецк приехала делегация из Великобритании, которая снимала фильм о Джоне Юзе. И одна из англичанок сама назвала фамилию Блакберн.

«Она оставила свой адрес, и мы ей написали письмо. Завязалась небольшая переписка, и вскоре мы вышли на более близкую родню в Англии», — рассказывает потомок британских подданных Андрей Блакберн.

Этот род происходит из Скандинавии, затем его представители перебрались в Великобританию. Их фамилия в русском переводе обозначает «черный поток реки» в английском графстве Ланкашир, что на западе Англии, где они обосновались.

У нас проживало большое семейство Блакбернов, и вся их деятельность связана с металлургическим заводом. «Мы знали о своих английских корнях и то, что наши предки приехали в донецкие степи с Юзами», — сообщил корреспонденту «ДН» житель Донецка Андрей Блакберн.

Среди сохранившегося в Госархиве Донецкой области списка служащих 1-й категории Юзовского металлургического завода на 1916 год (ГАДО, Ф-6, оп.1, д.167, л. 134) записан Перси Иосифович Блакберн — начальник железнодорожного цеха с месячным денежным окладом в 700 рублей (очень большая по тем временам сумма!). Ему, тогда уже начальнику путейной службы предприятия, удалось к началу 1918 года благополучно уехать в Англию со всей семьей.

В этой статье речь пойдет о родовой ветви, по всей видимости, его брата Альфреда Блакберна, уроженца города Ливерпуля того же графства Ланкашир. Он родился в 1849 году в семье горного инженера. Может быть, его отец был одним из первых британских переселенцев Юзовки, приехавших сюда с Джоном Юзом. Вполне вероятно, что с ним в донецкие степи перебрались из Англии и его сыновья Джон Перси и Альфред. Последний инженером не был, а стал работать бухгалтером на заводе.

В 1912 году Альфред Иванович (так его называли русские) Блакберн числился конторщиком на заводе с месячным окладом в 175 рублей. Он пользовался авторитетом в английской колонии. Вместе со своим братом Джоном Перси был в списке учредителей Английского клуба служащих завода Новороссийского общества.

Свое будущее Альфред Блакберн связывал с Юзовкой. Поэтому и женился на подданной Российской империи Александре Соболевой . Не исключено, что она была дочерью либо какой-то другой родственницей владельца до сих пор сохранившейся в Донецке гостиницы «Великобритания» Соболева.

В семье Альфреда Блакберна в Юзовке на свет появились пятеро детей — сын и четыре дочери (одна дочка родилась мертвой). С годами эта семья понемногу ассимилировалась в России. Это видно из сохранившегося письма Альфреда Блакберна благочинному 3-го округа Бахмутского уезда Екатеринославской епархии священнику Евгению Матвеевскому, датированного 24 января 1898 года (ГАДО, Ф-69, оп. 1, д. 303, л. 306). Из этого письма мы можем узнать о том, что конторщик завода НРО обращается с просьбой вернуть из-за срочной необходимости документы штейгера Харитона Степановича Неживова, которые были сданы им в церковную контору вместе с такими же бумагами дочери Альфреда Блакберна, у которой состоялось бракосочетание со штейгером.

Последние британцы Юзовки

19 июля (по новому стилю) 1888 года в Юзовке родился Александр Альфредович Блакберн, что подверждается метрической записью из англиканской церкви Таганрога, хранящейся ныне в Великобритании. Он также работал на заводе в Юзовке. В ноябре 1916 года Александр работал клерком в конторе железнодорожного цеха с окладом 95 рублей в месяц. В нашем облгосархиве также сохранился документ, подтверждающий его британское подданство. Есть и его представление на зачисление на должность главного механика Юзовского металлургического завода с ежемесячным денежным окладом в 350 рублей на январь 1919 года (ГАДО, Ф-Р231, оп. 1, д. 68, л. 28).

Анкета Александра Альфредовича Блакберна. 1919 годАнкета Александра Альфредовича Блакберна. 1919 год

На основании этого архивного дела мы сегодня с большой долей вероятности можем предположить, почему его семья осталась в Юзовке, а не выехала в Англию, как другие. По всей видимости, главной причиной было неважное состояние здоровья его отца — сын не мог его бросить на произвол судьбы в то очень неспокойное время.

На 53-м листе имеется сообщение о смерти Альфреда Ивановича 8 апреля 1919 года. Он уже был на пенсии и получал от завода 270 рублей в месяц (на ноябрь 1918 года). «Предлагаем почтить память старого сослуживца присутствием на похоронах и пожертвованием вместо венков в распоряжение семьи усопшего», — говорилось в обращении заводоуправления к служащим.

Было собрано 374 рубля, в том числе 27 рублей 50 копеек наличными, а остальные деньги — в счет зарплаты. Наличные деньги были сразу переданы сыну покойного Александру Альфредовичу. А затем он пропал без вести. «По семейным преданиям, прадед уехал предположительно в Таганрог для оформления загранпаспорта на выезд его семьи в Великобританию, но этому не суждено было случиться», — рассказывает сегодня его правнук Андрей Блакберн. Уже через много лет английские родственники Джона Перси Блакберна сообщили своим украинским родичам, что до Туманного Альбиона Александр не добрался.

В Юзовке осталась его жена Мария Федоровна Блакберн (девичья фамилия Уланова). По архивным данным, на конец 1918 года она числилась учительницей рукоделия в Большой школе при заводе Новороссийского общества с месячным окладом в 200 рублей. У нее на руках остался сын Юрий Александрович 1915 г.р.

«Понятное дело, что своего отца мой дед не помнил вследствие своего малого возраста. Зато у нас сохранилась полуразорванная выписка из метрической книги Преображенской православной церкви Юзовки о его рождении», — показывает документ Андрей Блакберн. Из этой бумаги мы узнаем, что его дед был назван в честь святого Георгия (однако в семье его называли Юрием).

Эта выписка интересна и тем, что она не совпадает с сохранившимися записями полной метрической книги Спасо-Преображенской церкви Юзовки за тот период. По мнению наших архивистов, не исключается возможность, что на британских подданных в этом храме велась отдельная метрическая книга, отыскать следы которой до сих пор не удалось. Может быть, именно она и хранится сейчас в Лондоне в архиве англиканской церкви Юзовки.

Крестным отцом маленького Юрия-Георгия был отставной уездный землемер Александр (по семейным преданиям, Крафт). Упоминания о человеке с такой фамилией также удалось обнаружить в документах областного архива. Это был учитель черчения (как минимум с 1912 года) той же школы Новороссийского общества А.П. Крафт (ГАДО, Ф-6, оп. 1, д. 20, л. 1). Не исключено также, что крестным Юрия Блакберна являлся один из учредителей Юзовского спортивного общества Александр Павлович Крафт . А крестной матерью сына британского подданного была Катерина Альфредовна Попандуполо. О ней никакой информации собрать не удалось.

Британский подданный строил Сталинград и сражался с фашизмом

Юрий Александрович Блакберн в 15-летнем возрасте уехал в Сталинград на строительство тракторного завода. Там он женился на местной русской девушке Марии и закончил учебу в техникуме.

«Он был очень мастеровитым и физически сильным человеком. Работал на заводе «Красный Октябрь». На фронт как ценного для предприятия специалиста его сначала не взяли — берегли до начала сражения непосредственно в самом городе. Затем дед был в составе передвижных фронтовых ремонтных бригад. Они собирали с полей сражений подбитую боевую технику и старались отремонтировать ее в полевых условиях, чтобы скорее снова вернуть ее в строй.

Дед дошел со своей частью до Праги и чуть ли не 9 мая 1945 года был серьезно контужен. После взрыва его откапывали из-под земли. Эта контузия в дальнейшем негативно сказалась на его здоровье. Он умер в 1960 году», — рассказал Андрей Блакберн.

По словам здравствующего потомка юзовских британцев, прямым репрессиям они не подвергались. Но… «Со слов отца, в Волгограде сотрудники КГБ после смерти деда периодически вызывали на беседу мою бабушку, т. е. спецслужба всегда держала нашу семью в поле своего зрения и относились настороженно», — говорит дончанин.

Потомки Блакбернов вносят свой вклад в науку Донбасса

Его отец Альфред Блакберн выбрал для себя профессию горного инженера. «После завершения в 1957 году учебы в Московском горном институте отец имел право выбора места распределения. Он выбрал место поближе к Сталинграду, где в то время уже сильно болел его отец. Так Альфред Блакберн оказался в Донбассе.

Первый год он отработал мастером на одной из шахт в Енакиево, а потом переехал в Донецк, и вся его дальнейшая трудовая биография связана с работой научным сотрудником в ДонУГИ. Отец является кандидатом технических наук. Сейчас он уже на пенсии. Женился на дончанке Галине Алексеевне Сытник. Она закончила филологический факультет Харьковского университета и работала переводчиком с немецкого языка», — рассказывает Андрей Блакберн.

Потомок великобританского подданного в Юзовке — Андрей Альфредович Блакберн, преподаватель Донецкого национального технического университетаПотомок великобританского подданного в Юзовке — Андрей Альфредович Блакберн, преподаватель Донецкого национального технического университета. Фото Даниил Павлов

Сам же Андрей Альфредович Блакберн известный ученый-эколог. Он кандидат биологических наук, доцент кафедры прикладной экологии и охраны окружающей среды Донецкого национального технического университета. Занимается ландшафтной экологией, работает в группе по формированию региональной экологической сети Донецкой области.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии