Мы начинаем рассказ об одном из запоминающихся разделов спортивной биографии клуба. Таким для него стало третье десятилетие.

Оно началось бравурным запевом. Ведь после седьмого места в 56 году команда в последующие два сезона почти повторяет это достижение, становясь восьмой в числе футбольных клубов страны. А это не так уж и плохо. О сезоне, открывшем третье десятилетие, стоит рассказать поподробнее. «Шахтер» взял старт с А. Пономаревым во главе, а закончил без него, уже с В. Ермиловым. У Пономарева не сложились отношения с коллективом. Хороший бомбардир в прошлом, став тренером он допустил некоторые промашки в воспитательном плане, что было последствием его тренерско-педагогической малоопытности. От его услуг пришлось отказаться.

шахтер 3-1

И команда, завершив первый круг на последнем месте, с новым наставником сумела не только спасти «реноме», не только остаться в высшей лиге, но и как уже известно, занять седьмое место. Всех удивила метаморфоза, которую претерпела команда во втором круге, когда «Шахтер», играя в полную силу, по набранным за это время очкам отстал от чемпиона (ЦСКА), заняв второе место.

А теперь представьте, каких результатов можно было бы достичь, если бы хирургическая операция по замене тренера была проведена в начале сезона…

шахтер 3-2

Трудно сейчас дать убедительное объяснение тому факту, который не сочтешь положительным – он касается сменяемости тренеров. Они мелькали как кадры в кино – случалось, что замены наставников происходили буквально на марше. Ведь кроме А. Пономарева точно так же в разгар сезона был сменен В. Соколов. Ежегодно появлялся у руля новый человек – Дангулов, Новиков, Щегодский и лишь во второй половине десятилетия в «Шахтер» пришел тот человек, которого не хватало ему и которого так давно ждали. В команде появился Олег Александрович Ошенков, возглавлявший до этого некоторое время киевское «Динамо».

В «Шахтере» Ошенков с 1961 года и пробыл он в донецком клубе девять сезонов кряду поставив, пожалуй, тем самым своеобразный рекорд усидчивости тренеров в одной команде. С этим человеком, умным, прозорливым, тонко понимающим футбол, футбол современный вдумчивым не боявшимся экспериментов специалистом связано много нового, что он дал команде за время пребывания в ней. Это был не только настоящий знаток на всю жизнь влюбленный в футбол, отдававший ему все свое время все силы и заботы. У него не было выходных дней. Без футбола он не мыслил себя. Мне лично приходилось очень много с ним встречаться, видеться, беседовать, брать интервью, сопровождать в поездках. И все, что мне удалось узнать от него, то, насколько я изучил его характер и привычки, позволяет делать по нему обобщение – полоса О.А. Ошенкова, оставленная им на ниве донецкого футбола будет еще долго плодоносить и удивлять почитателей команды своей щедростью и благодатью.
Ошенков интересен не только как специалист игры, которую знал вдоль и поперек, но еще и строгий, требовательный, а вместе с тем и чуткий, отзывчивый педагог. Он прекрасно разбирался в людях. Он их воспитывал, зная, чего стоит каждый игрок, и чего от него можно было ожидать.

шахтер 3-3

Его суждения о футболисте отличались тонкостью и точностью. Команда – не сиротский приют и не богадельня. В ней существует правило – тому, кто ничем особенным не проявляет себя на поле, нет места в коллективе, от него освобождаются. Или, говоря языком специалистов, его отчисляют. О.А. Ошенков тоже делал отчисления. Иногда я был свидетелем того, как ему ставили упрек то, что он кого-то отчислил, а тот здорово играет в другой команде. Ошенков спокойным и убедительным тоном отвечал такому:

— Там играет. А больше нигде не сможет. В команду высшей лиги его не пригласят.

И он никогда не ошибался. Не любил лжи и фальши. Уважал честность и справедливость. Поощрял старательность, пресекал расхлябанность, разболтанность. Знаю не один случай, когда он не ставил на игру ведущих игроков по той причине, что они накануне позволяли себе расслабиться, короче говоря, выпивали. Не прощал он им эти и им подобные вольности.

шахтер 3-4

Сам в прошлом способный полузащитник (за что и получил звание заслуженного мастера спорта СССР), он понимал игру как никто другой. Обладая колоссальной памятью, он с кинематографической точностью и последовательностью запоминал матчи, а потом на разборах все это прокручивал ребятам, указывая на их ошибки, просчеты и упущения. И те всякий раз удивлялись – как ему удается все запомнить и все в точности воспроизвести? И разборы по этой причине были обстоятельными, подробными, что называется по косточкам, не оставалась без внимания ни единая деталь.

Часто на таких разборках доводилось присутствовать и мне, конечно, всякий раз испрашивая на то разрешения, какое он всегда давал с немалым удовольствием, абсолютно не делая тайн из своей тренерской лаборатории. У него все было открыто, он всегда радушно принимал гостей.

шахтер 3-5

У меня, когда я слушал его объяснения по игре ребятам, возникла мысль, которую я поспешил высказать Олегу Александровичу:

— А ведь вы совершаете ошибку.

— Какую? – удивился он, вскинув кверху брови.

— Ошибка ваша в том, что вы не делаете никаких записей.

Он засмеялся от всей души:

— Не ношу блокнотов. Я не журналист. Они мне ни к чему. Я как солдат, все свое ношу с собой…
— Вы меня не так поняли, Олег Александрович, я не это имею в виду. Вам бы на разборы приглашать стенографистку. Пусть бы записывала ваши мысли и рассуждения. Это же готовая книга.
Олег Анатольевич, поразмыслив, согласился – хорошо, я подумаю над этим.

С именем Ошенкова связана прекрасная кубковая страница команды. Замечательная, памятная страница. Она вошла золотой строкой в летопись Донецкого футбола. Сейчас, вспоминая то время, я всякий раз с восторгом думаю, как инее повезло, повезло тем, что я находился не в стороне от главного события, а буквально рядом, у самого истока, пусть даже в скромной роли стороннего наблюдателя, в роли очевидца. Редакция «Комсомольца Донбасса» поручила мне за полмесяца до финальной встречи «Шахтера» с московским «Торпедо» освещать ход подготовки к ответственной игре, знакомить читателей с ее игроками. Я часто бывал на базе футболистов, присутствовал на тренировках, разговаривал с ребятами, даже обедал вместе с ними.

Однажды с фотокорром я дал целую страницу в газете. И никогда не забуду, как на следующий день любители футбола буквально расхватали ее в киосках «Союзпечати». А у витрины, стоявшей рядом с редакцией, целый день толпились люди. Читали напечатанное, разглядывали снимки. И так до самого вечера. Дважды газету утаскивали и техсекретарю редакции приходилось вывешивать другие экземпляры.

Велик был интерес дончан к предстоящей встрече. А у москвичей она особого энтузиазма не вызывала. Для них уже заранее все было ясно и даже расписано по минутам вплоть до самого вручения Хрустального трофея. Конечно же, торпедовцам. Дело зашло так далеко, что представители Федерации футбола уже заготовили дипломы первой степени москвичам, а игрокам «Шахтера», соответственно – второй степени. Им и в голову не приходило посомневаться в своих действиях, они на сто процентов были уверены, что все пройдет так, как хотелось им. Или так, как им было выгодно. К сожалению, для них и счастью для нас – донбассовцев, футбол – игра справедливая и вместе с тем привередливая. В ней не места высокомерию и заносчивости.
То, что случилось потом, напрочь опровергло предварительные прикидки и расчеты торопливых горе – специалистов от футбола. Судьбе было угодно распорядиться по-своему. А случилось все так.
Перед матчем, в раздевалке, Олег Александрович давал последние наставления: кому кого держать, на что обратить внимание, чего не упустить. Было ли волнение у игроков? Да, было. Мне позже честно признавались и Валентин Сапронов и Боря Стрелков и Геннадий Снегирев и Слава Алябьев и Толя Родин и Юра Ананченко и Коля Головко и Юра Захаров, что они страшились выходит на поле Лужников. По словам ребят, у них поджилки тряслись.

Олег Александрович был рядом. Ему понятны были чувства и душевное состояние парней и он всячески их успокаивал, сбивал волнение. Похлопывал по плечам, подбадривал словом, шутил. И при этом подчеркивал неназойливо, как бы вскользь:

—                     Ребята, не робей! Мы из Донбасса. На нас вся страна смотрит.

И он был прав. На ребят смотрела вся страна. Оба тайма финальной игры транслировались по Всесоюзному телевидению. Миллионы зрителей в тот теплый осенний день 1961 года сидели у голубых экранов. И, честно говоря, мало кто предполагал, что Кубок уедет из Москвы, откуда он до этого всего лишь дважды уходил – в 1946 году на берега Невы в Ленинград, а второй раз, в 1954 году, на берега Днепра в Киев.

Игру навязали, как это ни показалось поначалу странным, гости столицы. «Шахтер» с первой минуты стал наседать на ворота торпедовцев. Действовали ребята собранно, старательно стараясь поменьше допускать брака в игре. Им все удавалось. Они доминировали всю первую половину первого тайма. В один из моментов Анатолий Родин, как бы ни о чем таком не помышляя, вдруг нанес сильный удар издалека. Мяч точно влетел в девятку слева от растерявшегося вратаря Глухотко. 1:0!!! «Шахтер» повел в кубковой встрече! А по приметам, кто открывает счет в таких играх, становится обладателем трофея. Так было всегда. А вдруг, на этот раз все будет иначе? Впереди еще, по сути, вся игра. Что принесет она?

шахтер 3-6

    Игроки «Шахтера» действовали по-прежнему свежо, раскованно, свободно. А вот торпедовцы продолжали играть в присущей этой команде манере. В ней были заметны академизм, эдакая уверенность в том, что рано радоваться горнякам, мы им еще покажем. Но хватило их всего на один гол, перед самым свистком на перерыв, забитый неутомимым Славой Метревели. Досадно, конечно, но ничего попишешь – защита чуточку прошляпила…
Во втором матче ворота «Торпедо» верили Анзору Кавазашвили. Считалось, что он сильнее Глухотко. Смена вратарей произошла, но манеру игры москвичи менять не собирались. И за это поплатились. Горняки по-прежнему доминировали на всех участках поля. В беге, в скоростном исполнении комбинаций они превосходили соперников, все время навязывая им свою волю. Четче и осмотрительнее действовала защита, возглавляемая центральным защитником с ярко выраженными бойцовскими качествами Геннадием Снегиревым.

Еще два раза мяч побывал в сетке торпедовцев. На трибунах творилось что-то невероятное – свист, крики, аплодисменты. Все поздравляли новых обладателей Кубка. Ребятам вручают почетный трофей, дипломы и при этом не забывают уточнить:

— Вы извините, что даем дипломы второй степени. Завтра выпишем другие. Сейчас уже исправить ничего нельзя – выходной день и позднее время, сами понимаете…

Впервые за многие годы Кубок СССР отправился в Донбасс. Поездка команды из Москвы домой была триумфальной. В Красном Лимане – воротах Донбасса, поезд простоял лишний час. На перроне была воздвигнута трибуна, собрались тысячи поклонников команды и жителей окрестных городов. На трибуну поднялась вся команда с кубком. Состоялся митинг. Сколько теплых, сердечных, доброжелательных слов произнесли ораторы… Футболистам желали новых успехов в игре и жизни, а они обещали не подвести болельщиков.

Поезд, под восторженные крики болельщиков тронулся дальше. Впереди Никитовка. Здесь команду ждали автобусы, но на привокзальной площади снова тысячи собравшихся отовсюду поклонников. И снова горячие приветствия, и благодарность игрокам за такой замечательный подарок. Ребят качали на руках, дарили цветы и сувениры.

Автобусы доставили команду в Донецк на стадион «Локомотив» где на трибунах уже ждали игроков тысячи любителей футбола из областного центра. Снова митинг, снова пламенные поздравления. Все вроде бы повторялось, но звучало по-новому искренне, от души. Снова ребят одаривали букетами, сувенирами. Они того заслужили. Они были героями дня.

Мне довелось побывать на всех митингах, и я добросовестно записывал все, что происходило, беседовал с любителями футбола, игроками, тренерами. Предстояло дать отчет команды в номер. Целую полосу и никак не меньше. Такова была воля редактора «Комсомольца Донбасса». Газета вышла с отчетом. И нет в том моей особой заслуги – я только описывал происходившее. А номер газеты разлетелся буквально в первый же час с момента выхода. Его читали, передавая друг другу, его увозили во все концы. К газетной витрине у редакции невозможно было протиснуться в течение всего дня. Такой огромный интерес проявили приверженцы «Шахтера» к последним событиям.

Когда страсти немного поутихли, я побеседовал с Олегом Александровичем.

— Скажите, — спросил я у него, — чем объяснить успех команды, которая находится в самом низу турнирной таблицы?

Он ответил:

— Действительно, вроде бы парадокс. Но это на первый взгляд. Парадокса нет. Ведь мы проводили кубковый матч. А это совсем не то что игра на первенство. Это разные вещи. У ребят появился огромный игровой заряд. Им представилась редкая возможность взойти на одну из футбольных вершин. И это сыграло решающую роль. И они не могли не выиграть, имея такое преимущество перед соперником.

— А вы лично были уверены в положительном исходе матча?

— Не хочу выглядеть самоуверенным. Скажу откровенно – хотелось, очень хотелось. Но в душе холодок чувствовался – все могло быть. Это же игра. Всего предвидеть нельзя. Мне вообще жалко тех специалистов, для которых в футболе все ясно.

В следующем году «Шахтер» снова выходит в финал, где побеждает не такую уж и сильную команду из Орехово-Зуева консультируемую в процессе подготовки к финальной игре нескольким приезжими футбольными «асами» — московскими тренерами.

Кубок остался в Донецке.

В следующем году, третий раз кряду, что было вообще невиданным в истории советского футбола достижением, «Шахтер» завоевывает право бороться в финале за кубок, но теперь уже с грозным московским «Спартаком». Горняки, несмотря на то, что первыми открыли счет, затем уступили соперникам. А могли стать снова обладателями Кубка! Но не повезло… И тут уж ничего не поделаешь…

За эти годы тренеру удалось укомплектовать сильную, достаточно крепкую команду, где были подогнаны все звенья и участки… В нее, кроме кубковых бойцов, часть из которых вскоре по разным причинам выбыла из состава, вошли ребята из дубля и были приглашены из других клубов. Юрий коротких, Алексей Дрозденко, Виктор Зубков, Виталий Хмельницкий, Петр Цунин, Станислав Евсеенко, Анатолий Пилипчук. С этим составом встретил «Шахтер» свое четвертое десятилетие.

Это был уже совсем другой клуб – по оснащенности, а также в игровом и тактическом смысле. В действиях игроков было больше зрелости, разнообразия ходов и комбинаций, уже заметна была мысль. Этот «Шахтер» смело взял на вооружение немало из сокровищницы мирового и советского футбола. И благодарить за эти достижения можно было только О.А. Ошенкова. Он по — новаторски внедрял новое, смело шел на эксперименты.
При нем определился стабильный состав, игра которого не только радовала зрителей, но в каждом сезоне исключала печальную возможность попадания в опасную зону турнирной таблицы. Такая возможность исключалась по той причине, что горняцкая команда нередко выступала на равных с признанными футбольными авторитетами.

Старшего тренера всегда заботили проблемы создания в команде надежного резерва. Он отдавал себе полный отче в том, что у футболистов есть возрастные рамки, что каждому игроку в свое время приходится расставаться с большим футболом, прекращать выступления в классных командах. И он старался пополнять клуб интересными, перспективными молодыми парнями, из которых могли вырасти хорошие форварды, полузащитники, защитники. Он любил работать с молодежью и требовал от своих помощников чаще ездить по городам Донетчины, присутствовать на матчах чемпионата области, искать и находить футбольные таланты. При О.А. Ошенкове воспитательный процесс с дублирующим составом был поднят на значительную высоту. Он стремился к тому, чтобы иметь команду, состоявшую исключительно из донбассовских спортсменов.

И его старания не пропадали впустую. Взращенный им резервный состав «Шахтера» дважды побеждал в состязаниях дублеров страны, завоевывал малые золотые медали. Игрокам дубля в 70-м году было доварено сыграть в студенческой сборной СССР и там они вывели свою команду в чемпионы Европы. Значительная часть игроков того дубля неплохо стали выступать в основном составе команды. О «Шахтере» той поры очень любопытно писал редактор еженедельника «Футбол» Мартын Мержанов:
«Манерой игры «Шахтер» напоминает английский клуб «Вест Бромвич Альбион» — команду, которая грамотно использует силовые приемы, владеет рациональной (типичной для северных команд) техникой и длинными точными передачами, позволяющими ей точно атаковать… у «Шахтера» хорошо отработанная игра четырех защитников, которые разумно сочетают зону с внимательным наблюдением за форвардами соперника. Горняки уже провели тактическую перестройку, их игра оставляет цельное впечатление»
Эта лестная для «Шахтера» оценка его действий, глубоко и верно отразила игровое лицо клуба, ставшее результатом точного анализа успехов, приобретенных игроками под руководством такого опытного и всестороннего в футбольных делах тренера как О.А. Ошенков.Кстати сказать, за кубковые успехи он был удостоен высокого звания «Заслуженный тренер СССР».

Но верно молвится: “Ничто не вечно под луной”. С течением времени в команде стали заметны некоторые перемены и, к сожалению, к худшему. По крайней мере, не в пользу команде. Возраст игроков, травмы, снижение классности – все это заставляло вносить коррективы в ее состав, вынуждало руководство “латать дыры” за счет варягов, от которых толку не особенно-то много было. Однако и без них обойтись нельзя было.
Правда, в чемпионате страны команда занимала неплохие места.

Незаметно прошел год 1966-й, открывший для коллектива его четвертое десятилетие. Но это уже новая глава в его истории.

Читайте другие части «Слово о «Шахтере»:

  1. Глава первая
  2. Глава вторая
  3. Глава третья
  4. Глава четвертая
  5. Глава пятая
  • Автор: Леонид Санин
  • Материал предоставил Геннадий Санин


  • (will not be published)

Подписаться на комментарии