Деникин А.И.Деникин А.И.


В течение февраля–мая 1919 г. в центре Донбасса шли ожесточенные бои: 27 раз переходила из рук в руки Константиновка. Почти три месяца продолжались кровопролитные бои на подступах к Никитовке, Енакиево, Юзовке, Бахмуту и Луганску. Враг беспрерывно перебрасывал сюда с Кубани подкрепления. Изнуренные многомесячными боями, плохо вооруженные и обмундированные, нередко полураздетые и голодные, красноармейцы кое-как отражали натиск белых дивизий.

Советское правительство, переживавшее время жесточайшей экономической разрухи, напрягало все усилия, дабы захватить Каменноугольный район.

Генерал Деникин, прекрасно понимая жизненное значение Донбасса для совдепии, в свою очередь отстаивал всеми своими возможностями этот район. Борьба велась затяжная, утомительная и жестокая.

Несмотря на крайне печальное общее состояние советских войск, в своей массе совершенно развращенных революцией 1917 года, красное командование все же имело немало преимуществ по сравнению с нами. Оно обладало громадным, многомиллионным человеческим резервом, колоссальными техническими и материальными средствами, оставшимися как наследство после Великой войны. Это обстоятельство и позволяло красным направлять все новые и новые части для овладения Донецким бассейном.

Как ни превосходила белая сторона и духом, и тактической подготовкой, все же это была лишь небольшая горсточка героев, силы которых уменьшались с каждым днем. Имея своею базою Кубань, а соседом — Дон, то есть области с ярким казачьим укладом, генерал Деникин был лишен возможности пополнять казачьими контингентами свои части в мере их действительной потребности. Его мобилизационные возможности ограничивались главным образом офицерскими кадрами и учащейся молодежью. Что касается рабочего населения, то призыв его в войска был нежелателен по двум мотивам: во-первых, по своим политическим симпатиям шахтеры не были явно на белой стороне и потому являлись элементом ненадежным. Во-вторых, мобилизация рабочих немедленно уменьшила бы добычу угля.

Штейфон Б. Кризис добровольчества. Белград, 1928.

Много эпитетов применяла советская пропаганда к борцам за власть советов в годы гражданской войны. Восхвалялась смелость., храбрость и отвага рабочих и крестьян. Но, изучая альтернативные источники, которые не так пестрят пафосом, а содержат в основном воспоминания боевых командиров белой гвардии можно прочитать совсем другие эпизоды..

Немало досаждали в то время и бронепоезда красных. Пользуясь своими техническими преимуществами и не опасаясь нашей малочисленной артиллерии, поезда эти дерзко врывались в расположение добровольцев и почти без риска для себя расстреливали редкие, малочисленные цепи белых. При появлении наших бронепоездов красные обычно отходили, не принимая боя.

Всякая боевая техника сильна и страшна до тех пор, пока не изобретено «противоядие». Таким противоядием явился… штабс-капитан Манштейн1. Совсем молодой человек, потерявший во время Великой войны левую руку, тихий, застенчивый, с мягкими чертами лица, он обладал и огненной душой, и величайшим мужеством. Командуя батальоном Дроздовского полка, штабс-капитан Манштейн «изобрел» способ борьбы с красными бронепоездами.

При подходе бронепоезда к участку батальона рота, находившаяся у линии железной дороги, начинала отходить. Красные, увлекаясь ее преследованием, проникали за линию расположения остальных рот батальона. Как только это случалось, фланговые роты немедленно бросались в тыл бронепоезда и быстро взрывали полотно. Видя, что путь отхода отрезан, прислуга броневика обычно терялась. В этот психологический момент Манштейн уже несся со своими ротами к бронепоезду и атаковывал его.

Подобная лихость скоро отучила красных от безнаказанной дерзости, а имя доблестного штабс-капитана — «однорукого черта» — стало грозным для большевиков.

Штейфон Б. Кризис добровольчества. Белград, 1928.

Несмотря на величайшую доблесть белых войск и на энергию и искусство начальников, большевики медленно, но неуклонно вытесняли Добровольческую армию из Донецкого бассейна. Создавалось то большое неравенство сил, уравновесить которое не в силах даже легендарный героизм.

Шкуро А.Г.Шкуро А.Г.
http://hrono.ru

Сломив сопротивление деникинцев в центре бассейна, советские войска 16 марта овладели крупнейшей узловой станцией Дебальцево, 28 марта освободили Енакиево, Никитовку, Горловку, Макеевку, 3 апреля — Юзовку, Ясиноватую, Старобешево.

Но 6–7 апреля 1919 г. кавалерийским дивизиям Шкуро и Май-Маевского удалось прорвать оборону советских войск в центре Донбасса и в течение нескольких дней захватить Юзовку, Волноваху, Мариуполь, Макеевку, Ясиноватую, Горловку, Енакиево. 24 апреля после ожесточенных боев советские войска вновь захватили Волноваху, 26 — Мариуполь, 28 — Юзовку. В центре Донбасса продолжались тяжелые бои.

Экономическое положение Донбасса было катастрофическим. В результате четырехмесячных боев отдельные заводы, рудники и целые районы несколько раз переходили из рук в руки. Спасаясь от войны и голода, рабочие с семьями уходили в села. Многие предприятия прекратили работу. «Шахты и рудники Донецкого бассейна почти разрушены, — сообщала 9 апреля 1919 г. газета «Известия НКПС Украины».— На многих из них работа остановилась, а рабочие находятся в бедственном положении. Нет леса, вагонеток, бензина, смазочных материалов, …хлеба». В Славяносербском районе к моменту его захвата красными затопленными оказались почти 90% шахт.

Захваченные Красной Армией пять северных и западных угольных районов Донбасса (Гришинский, Лисичанский, Алмазный, Марьевский, Славяносербский) в течение января — мая 1919 г. находились в прифронтовой полосе, а южная часть их не раз попадала в руки Добровольческой армии. В январе 1918 г. в этих районах насчитывалось 86 тыс. шахтеров, а к 1 февраля 1919 г. осталось лишь 43,7 тыс. человек.

В Юзовском районе в начале апреля бездействовали металлургические, коксохимические и другие заводы, почти полностью был разрушен железнодорожный транспорт, резко сократилось число рабочих. «Донецкий бассейн подвергнут такому разорению, о котором мы не имеем и понятия»,— говорил в те дни В.И. Ленин.

По командировкам ЦК РКП (б) из РСФСР на Украину только в январе — мае 1919 г. прибыли 257 партийных и других ответственных работников. Часть из них была направлена в Донбасс. Значительную помощь местным партийным и советским органам Донбасса оказывали политработники 8-й и 13-й армий Южного фронта.

При занятии селения Горловки Юзовского района 18 марта 1919 года большевики расстреляли за контрреволюцию 16 человек служащих, Синякина, Иванова, Косовского и старуху Карнарукову (наши погоны у нее). Вся семья священника Сокольского была зверски вырезана, а сам священник повешен вверх ногами. На станцию Синельниково 16 февраля 1918 года прибыл отряд красноармейцев для усмирения гайдамаков, но, решив не проливать «братской крови» гайдамаков, постановили расстрелять лучше 6 офицеров, которых они привезли насильно как проводников.

Отдел пропаганды особого совещания при главнокомандующем вооруженными силами на юге России, No 53434, 17 ноября 1919 года, г. Ростов-на-дону

Общая сводка сведений о злодеяниях и беззакониях большевиков

В феврале–марте 1919 г. в районах Донбасса, подконтрольных большевикам, формировались местные Советы, поводились выборы в делегатов, прошли волостные и районные съезды Советов, были организованы исполкомы.

Учитывая экономический и стратегический факторы, 5 февраля 1919 г. Совнарком УССР создает своим декретом из Бахмутского и Славяносербского уездов Екатеринославской губернии временную административную единицу — Донецкую губернию, без четко определенного центра. Была представлена и первая примерная схема основного административного деления в Донецкой губернии: а) губерния, б) район, в) волость (подрайон), г) город, фабричный поселок, село, деревня. Предполагалось, что подрайон будет охватывать от 30 тыс. до 50 тыс. человек.

В конце марта в Славянске (входившем тогда в состав Харьковской губернии) состоялся I Донецкий губернский съезд Советов, на котором был избран губисполком, намечены меры по восстановлению народного хозяйства и прежде всего каменноугольной промышленности Донбасса.

Донгубисполком являлся высшим органом власти в губернии. В его задачи входило: общее руководство работой всех отделов, административное разделение территории губернии, установление общегубернских налогов и повинностей, утверждение смет и денежных ассигнований, назначение и смещение всех заведующих губернскими отделами. Параллельно с Донгубисполкомом временно был создан Донецкий губер- нский революционный комитет, призванный контролировать революционное движение на занятой советами территории. На заседании Донгубревкома состоялось назначение заведующих отделами губернского исполкома, был избран президиум в составе 5 человек. Председателем был избран тов. Артем (Ф.Сергеев).

Архиважным, по словам В.И. Ленина, в то время было получения контроля над добычей Донецкого угля. Советы испытывали острый дефицит топлива.

В.И. Ленин еще 22 апреля 1919 года телеграфировал В.А. Антонову-Овсеенко:

«Украина обязана признать Донбасс-фронт безусловно важнейшим украинским фронтом и во что бы то ни стало немедленно выполнить задание Главкома дать солидное подкрепление на участке Донбассейн — Мариуполь».

Плакат белых. «Дружно за общее дело! Из речи генерала Деникина. Земельный вопрос. Рабочий вопрос.»Плакат белых.
«Дружно за общее дело!
Из речи генерала Деникина.
Земельный вопрос. Рабочий вопрос.»

Было принято решение об расширении границ Донецкой губернии, с целью объединения промышленного региона. В состав был включен весь Донецкий бассейн, представляющий собой единый «сложный грандиозный производственный механизм».

Одновременно в Славянске состоялся съезд представителей (делегатов) большевистских организаций районов, освобожденных Красной Армией и еще занятых белогвардейцами. На нем был избран Донецкий губком КП(б)У. Секретарем его стал А. Повзнер.

В начале апреля 1919 г. губернские органы переехали в Бахмут, вновь перешедший под контроль большевиков. Председателем губисполкома был избран Артем, направленный ЦК КП(б)У на работу в Донбасс. Созданная СНК УССР комиссия совместно с губернскими органами к началу мая 1919 г. разработала новый проект административно-экономического районирования Донбасса. Было решено включить в состав Донецкой губернии всю промышленную часть угольного бассейна, образовать в губернии 11 крупных районов, губцентр перенести из Бахмута в Луганск. Пленум Донецкого губисполкома одобрил этот проект.

Однако советская власть продержалась недолго, к началу лета 1919 г. территорию губернии заняли войска А. Деникина. Советы были разогнаны, правительство переехало в Москву, а Донгубисполком вынужден был эвакуироваться в г. Харьков, откуда осуществлял, насколько это было возможно, подпольную работу. Легальная деятельность Донгубисполкома была возобновлена только в апреле 1920 г. в связи с окончательной победой советов в Украине.

В апреле 1919 года Добровольческая армия получила подкрепление. На Южном фронте появилась новая техника — танк. Эта неуклюжая машина имела толстую броню, надежно защищающую экипаж, и мощное оружие.

Прибывшие танки привлекли общее внимание. Придавая этому новому и грозному средству борьбы чрезвычайное значение, наше командование распределило их по фронту, направляя главный танковый удар все же со стороны нашего открытого правого фланга. Танки были приданы наиболее сильным частям и произвели действительно должный эффект. Первые красные части, заметив какие-то двигающиеся машины, не уяснили, по-видимому, их роль, но когда, несмотря на огонь, свободно преодолевая местные препятствия, танки врезались в неприятельское расположение и стали в полном смысле уничтожать красные цепи, разразилась полная паника. Весть о появлении танков быстро разнеслась среди большевистских войск и лишила их всякой сопротивляемости. Еще издали, завидя танки, большевики немедленно очищали свои позиции и поспешно отходили.

Учитывая тот ужас, какой нагнали эти машины на большевиков, многие части стали устраивать из повозок и иного рода подручного материала подобие танков и маячить издали. Маскарад имел успех и еще больше поднимал бодрый дух наших войск.

У станции Попасная произошло единоборство танка с красным бронепоездом. Это редкое и интересное состязание закончилось печально для обеих сторон. В бою участвовал тип так называемого тяжелого танка. Удачным попаданием он подбил паровоз бронепоезда, а последний в свою очередь повредил танк. Указанный эпизод еще более устрашил красных и внушил ужас даже неприятельским бронепоездам.

Штейфон Б. Кризис добровольчества. Белград, 1928.

Бронепоезд № 66 «Углекоп». Фото 1919 г.Бронепоезд № 66 «Углекоп». Фото 1919 г.
http://molotok.ru/catalog/lot/14177774/

В тексте речь идет о бронепоезде № 66 «Углекоп». В другом источнике это описано так:«2 июня 1919 года три английских танка из конного корпуса А.Шкуро (повешен в Москве в 1947 г.) вступили в бой в районе Попасной против бронепоезда красных Углекоп. Танки были подбиты, но офицеры с подбитых танков сумели взорвать бронепоезд вместе с собой и командой бронепоезда, состоявшей из моряков-балтийцев…» (источник).

Английский танк времен первой мировой войны.Английский танк времен первой мировой войны.
http://ru.wikipedia.com

Пробивая путь этими чудовищами, Добровольческая пехота и конница быстро и без особых потерь очистила Донецкий бассейн от большевиков. Войска Май-Маевского снова заняли Юзовку, Ясиноватую, Криничную, Дебальцево.

К 7 (20) апреля 1919 года Добровольцы уже были на северных окраинах Донецкого бассейна. Фронт проходил по линии (Демотровск–Горловка). Дальше была открыта дорога на Харьков.

Генерал Деникин гнал свою армию вперед, тем самым не давая Красным на долго осесть в населенных пунктах. Наиболее длительные остановки — от трех дней до недели — были на линиях станций Никитовка, Бахмут, Славянск. Остановки эти вызывались главным образом необходимостью уширить свой фронт.

8 мая 1919 года Ленин направил Совнаркому Украины телеграмму следующего содержания:

«Цека партии, обсудив критическое, близкое к катастрофическому положению в Донбассе и на Маныче, настоятельно предлагает Киевскому совету обороны напрячь все силы для ускорения и усиления военной помощи Донбассу».

Войска Доровольческой армии наступали с таким подъемом, что в отдаваемых директивах постоянно приходилось подчеркивать, чтобы части не увлекались и не переходили указанных им границ наступления.

Местное население встречало белых точно так же, как и красных. В те смутные времена к смене власти все уже привыкли и только очень активная пропагандистская деятельность могла разбудить людей, уставших от мук войны.

Особенно сильное впечатление произвела станция Никитовка, долгое время служившая для красных их ближайшим тылом. В разведывательных сводках, в показаниях пленных постоянно указывалось: «На станции Никитовка — штаб такой-то красной дивизии», «Третьего дня в Никитовку прибыл интернациональный батальон», «Никитовский ревком объявил…» и т.д. В Никитовке были «они», Никитовка долгое время являлась целью наших стремлений… И вот «мы» в Никитовке. Лица рабочих кажутся хмурыми, хотя в действительности они больше испуганы и грязны. Ведь для них «мы» много месяцев были, в свою очередь, «они»…

По мудрому распоряжению генерала Деникина, вслед за войсками прибыли вагоны с мануфактурой, мукой, сахаром и прочим. Все это немедленно стали продавать по «твердым» ценам. В быстро образовавшихся очередях весело тараторят женщины — жены рабочих:

— При тех, иродах, сахара мы и не видели!

Говорят искренне, от души. Думаю, что не менее искренне эти же женщины бранили нас, когда Никитовку занимали красные. Мужчины более серьезны и более молчаливы; однако чувствуется, что сахар и мануфактура явно колеблют их «революционную платформу»…

В Бахмуте те же настроения и те же картины. С небольшими вариациями: толпа вынесла из «агитпункта» на площадь большевистскую литературу и устроила громадный костер. А на соседнем здании еще висит грязный полотняный плакат с выцветшими красными буквами: «Чем тяжелее гнет произвола, тем ужасней грядущая месть»…

Не встречая особого сопротивления белые уже к 10 июня дошли до Харькова.

Силы Добровольческой армии росли. К июню 1919 года армия Май-Маевского выросла с 9600 человек в апреле до 26,000. Кстати, опорой Добровольческой армии являлась корниловская дивизия, состоявшая из четырех ударных полков. А 4-й ударный полк состоял из… шахтеров Донбасса.



3 Комментарии

  • Вадим

    В тексте упоминается бой тнка с красным бронепоездом. К сожалению не указывается название или номер этого бронепоезда. Известно, что проходил бой между красным бронепоездом №152 «Молния» и частями белой армии возле станции Ясиноватая (поселок Землянки). Вся команда эвокуировалась, кроме неизвестного матроса, который прикрывал отступление. После допроса он был расстрелян и похоронен местными жителями. Может кто-нибудь обладает информацией об этом событии. Другие источники сообщают, что «Молния» взорван при отступлении в районе Ворожбы…

    Ответить Изменить
  • Алексей Федько
    Алексей Федько

    В тексте речь идет о бронепоезде № 66 «Углекоп». В другом источнике это описано так:«2 июня 1919 года три английских танка из конного корпуса А.Шкуро (повешен в Москве в 1947 г.) вступили в бой в районе Попасной против бронепоезда красных Углекоп. Танки были подбиты, но офицеры с подбитых танков сумели взорвать бронепоезд вместе с собой и командой бронепоезда, состоявшей из моряков-балтийцев…»

    источник — http://www.pseudology.org/goro

    Ответить Изменить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии