Поблизости старинного села Александровки-Щеглово, в верховье реки Кальмиус, фактически и началась «правильная» (если на современный лад — промышленная) добыча каменного угля на территории современного города Донецка. Первым таким горнорудным предприятием был Александровский рудник

Детище Светлейшего князя Михаила Воронцова


Самое активнейшее участие в создании и организации самого крупнейшего каменноугольного рудника на Юге России в те времена приложил видный государственный и военный деятель империи: светлейший князь, генерал-фельдмаршал, почётный член Императорской Санкт-Петербургской Академии наук, новороссийский и бессарабский генерал-губернатор, а затем и наместник русского царя на Кавказе, крестный сын императрицы Екатерины II — Михаил Семенович Воронцов (1782—1856). О его военных подвигах и роли в развитии всего Новороссийского края рассказывать можно долго. Приведем лишь одно из таких описаний, которое написали о нем его современники.
 
«Вложив в ножны прославленный свой меч, граф Воронцов ревностно взялся за великое, на него доверием Царя возложенное дело. Все усилия его с этой минуты направились к оплодотворению обширных степей от Понта Эвксинскаго до озера Меотиского, от Прута и Дуная до Днестра и Днепра… Недоверчиво смотрели владельцы и поселившиеся в младенческом крае на его начинания, могущие приносить плоды лишь в отдаленной будущности; но такова была непостижимая сила его убеждения, а свыше всего таково было рвение во всех сословиях быть ему угодным и уверенность в поощрении, содействии и радушном его сочувствии ко всем, что, не ожидая пока успех, увенчает предприятия, пример его имел последователей», — так написал М.П. Щербинин о гражданской службе Михаила Воронцова в биографической книге о фельдмаршале через два года после его смерти. Среди промышленных отраслей он помогал развитию виноделия в крае, разведению тонкорунных овец. Многое он сделал и для зарождения каменноугольной промышленности.
 
«В деле этом, подобно как и во всех начинаниях клонящихся к общественной пользе, граф (тогда еще он не получил княжеского титула — Прим. автора) Воронцов не щадил издержек из своей собственности: на его иждивении открыты были разработки угля в месторождении оного, в Кальмиусском бассейне, в селе Александровке. Когда несомненные успехи увенчали первоначальные изыскания и рудник был устроен, граф Воронцов передал его, без всякого вознаграждения, купцу Иванову», — пишет автор в книге «Биография князя М.С.Воронцова». А подробности как это происходило мы сегодня можем узнать из копии договора, хранящейся в библиотеке Харьковского Национального технического университета

Информация об Александровском руднике в каталоге Русского отдела Всемирной промышленной выставкиИнформация об Александровском руднике в каталоге Русского отдела Всемирной промышленной выставки

Все согласно договору

Полное название этого документа выглядит следующим образом: «Об арендном содержании и полном распоряжении каменноугольных копей на 23 года, с 1850 до 1872 гг. : договор между кн. М. С. Воронцовым и нахичиваньским купцом 1-й гильдии Х. И. Ивановым». Подписан он в Тифлисе, когда Светлейшей князь уже был наместником на Кавказе. Свидетелями при подписании договора от Воронцова были самые его доверенные люди, выполнявшие его самые деликатные поручения — тогда гвардии штаб-ротмистр князь Александр Михайлов сын Дундуков-Корсаков; камергер, статский советник барон Александр Павлов, сын Николаи.
 
В этой официальной бумаге в частности записано, что «1850 года апреля 25 день между генералом от инфантерии и сия российских орденов кавалером, князем Михаилом Семеновичем Воронцовым и его наследниками и нахичиваньским 1-й гильдии купцом Христофором Ивановичем Ивановым и его наследниками по добровольному с обеих сторон согласию заключается сей контракт впредь на 23 года, т. е. с 1 ноября 1849 года по 1 ноября 1872 года в нижеследующем:
1.    Генерал от инфантерии князь Воронцов и его наследники передают на вышеозначенный срок купцу 1-й гильдии Иванову и его наследникам все свои права на арендное содержание и полное распоряжение всеми, без исключения, каменноугольными копями в имении помещика Екатеринославской губернии, Бахмутского уезда Федора Алексеевича сына Шидловского (это внук первого владельца окрестных земель или так называемой «ранговой дачи» с 1779 года, поручика в отставке Евдокима Степановича Шидловского — Прим. автора) в селе той же губернии, того же уезда Александровке, находящегося на тех же самых условиях и такими же обязательствами какими приобретены ими контрактом с господином Шидловским на арендное содержание упомянутых каменноугольных копей в 1 день ноября 1842 года, заключенными явленными крепостным делом Бахмутского уездного суда и записанного в книгу актов 14 ноября того же года под №178, который контракт содержит в себе следующие условия:
а) Шидловский и его наследники отдают на срок с 1 ноября 1842 года по 1 ноября 1872 года в полное содержание и полное распоряжение графу, ныне князю Воронцову и его наследникам все без исключения каменноугольные копи, которые известные и открытые прежде, и заброшенные, и начатые и неоконченные, и впредь открывающиеся в этом имении господ Шидловских в селении Александровка Екатеринославской губернии, Бахмутского уезда…».
 
В договоре оговаривалось, что «князь Воронцов и его наследники имеют право намечать разработки угля, устраивать всякого рода машины, кузницы и временные помещения для работников и смотрителей за работами. За каждый добытый и вынутый из Александровских копей пуд крупного угля князь Воронцов и его наследники платит господину Шидловскому и наследникам 2 копейки меди или 4 копейки серебром или 10 копеек меди или 2 копейки или 6 ¼ мелкого угля». При этом в документе указывалось на право помещика Шидловского и его наследника, что если на руднике князь Воронцов «в каком-нибудь году не добывали или мало добывали угля, то они обязывают, во всяком случае, считать добытым в год угля не меньше 100 тыс. пудов, а следующем 2 тыс. рублей ассигнациями, а при перечислении на серебро 571 руб.42 коп. быть заплачены в отношении Шидловского и наследников непременно потерям каждого года».
 
В договоре оговаривались и права крестьян села Александровка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. В частности, князь Воронцов и «его наследники обязываются не возбранять крестьянам господина Шидловского делать поверхностные поиски не глубже теперь производимых, и таковые действия не будут считаться работой. Продавать добытый уголь ему, князю Воронцову или кому другому по вольной цене». Камень для возведения необходимых построек для рудника можно было бесплатно брать в необходимом количестве в карьерах, которые разрабатывали крестьяне села Александровка. Указывалось, что те крестьяне, которые были выделены помещиком для работы на руднике и через несколько дней бросив ее, обязаны потом были месяц бесплатно отработать на шахтах.
 
Понятное дело, что подвозки угля нужны были подводы и лошади, поэтому в договором обязывались Шидловские отвести «для необходимого пастбищного места 200 десятин, водопой и для огородов рабочих 3 десятины каждому и не пускать на их скота крестьянского. Находящиеся при разработках угля смотрители-рабочие люди имеют право занимать для квартирования дома крестьян не иначе как по найму и на собственое свое продовольствие, не требуя платы. Равным образом никто не имеет право брать крестьянских лошадей без прогона, если лошадей не требовать для того». Экономия же Шидловского не имела права вмешиваться в разбирательство между рабочими, находящимися на угольных копях, а должна предоставлять их начальству.
 
Подписанным договором оговаривались и форс-мажорные обстоятельства, в т.ч. и политические: «господин Шидловский и наследники обязаны пополнить все убытки князя Воронцова и его наследников, понесенные в наличностном денежном капитале на рытье шахт, устройство машин и разные строения, а равнообязаны удовлетворить все претензии посторонним лицам, имеющимся к князю Воронцову и наследникам, по заключенным насчет угля контрактов или условиям».

Новые коттеджи в поселке ИвановкаНовые коттеджи в поселке Ивановка

Дополнительные обязательства купца Иванова
Все это «нахичеваньский 1-й гильдии купец Христофор Иванов и его наследники принимает содержание упомянутых каменноугольных в Александровском имении выше на условиях контракта, заключенным между князем Воронцовым и его наследниками и помещиком Шидловским и его наследниками и обязывается исполнять свято и нерушимо все те условия господину Шидловскому и его наследникам, какие принял на себя князь Воронцов и его наследники тотчас, когда угольные копи в Александровском имении поступают в полное распоряжение господину Иванову». Купец получил в свое распоряжение весь уголь, добытый с 1 ноября 1849 года, 2 постройки для смотрителя рабочих, 2 склада угля и инструмента, все устройства — мастерские, кузницы, весь инструмент и паровую машину, все что сделано на копях князя Воронцова и на его капитал. Все это имущество оценивалась в сумму 13 тыс. 142 рубля 86 копеек серебром.
 
Описание Александровского рудника

В коллекции документов горных инженеров, братьев Носовых из библиотеки Харьковского Национального технического университета есть несколько описаний Александровского рудника в разные годы. Он находился на вершине реки Кальмиус при селе Александровка-Щеглово в 2,5 — 3 верстах к востоку от линии Курско-Харьковско-Азовской железной дороги. От Бахмута — 60 верст, от Таганрога — 130 верст, с Мариуполя — 100 верст. Там дается и история его возникновения.
 
«Пласт был открыт в 30-х годах (даже указывается год начала эксплуатации первых шахт — 1839-й год) случайно по обнаружению в крестьянских близлежащих селениях, которые заложили на нем разработки. Известие дошло до тогдашнего Новороссийского генерал-губернатора графа Воронцова, который прислал сюда горного инженера Алексея Гурьева (тогда капитана Корпуса Горных инженеров — Прим. автора) для разведывательных работ и составления плана местности. Когда исследования показали, что Александровский вполне пригоден для выработки, князь Воронцов, просвещенный и энергичный деятель Новороссийского края, 1 ноября 1842 года составил контракт с владельцем села Александровки Шидловским на срок 30 лет, по которому князь Воронцов брал на себя устройство рудника и правильную разработку каменного угля на этом месторождении.
 
В последующем 1850 году, будучи переведенным на Кавказ, князь Воронцов передал свои разработки армянину господину Иванову, сын (на 7 марта 1871 года — Прим. автора) которого вырабатывает Александровский пласт и до ныне. В 1852 году селение Александровское было продано Шидловским князю Ливену, который с лицами причастных к контракту заключил новый контракт. После разведочных работ господина Гурьева нужные маркшейдерские съемки были произведены горным инженером господином Кулыгиным. Капитальные планы шахт были заключены на основе сделанных результатов и составлены месторасположение пластов, арендуемых господином Ивановым», — отмечается в документах.
 
Во всех этих документах отмечается превосходные качества добываемого на руднике угля. «В настоящее время уголь продается на месте: крупный — по 10 копеек за пуд, мелкий — по 6,5 копеек за пуд. Ломается в крупных кусках и удобно выносит. Кокс дается превосходный. С 1 тыс. пудов крупного угля получается крупного 500 пудов «кулачника», «орешника» — 375 пудов, мусору — 125 пудов. Мусор идет большей частью в колонии Таврической губернии для кузнечных работ, крупный приобретается окрестными помещиками для локомобилей и вывозится в Мариуполь для стопки. Вообще прекрасным качеством своим он пользуется большой известностью в крае. Была доставка 15 пудов господину Яхненко в Городище Киевской губернии на сахарный завод и механические заведения для получения светильного газа, также в Харьков и на бывший Петровский завод для приготовления кокса в количестве 75 тыс. пудов для выплавки чугуна из местных руд», — написано в описании рудника на 1867 год. Потом указали, что топливо поставлялось и для нужд железных дорого.
 
Об угле, дающего 65% кокса, знали даже во всей Европе. Продукция этого предприятия и макет Александровского рудника были одними из экспонатов Русского отдела на Всемирной Парижской промышленной выставке 1867 года. Коксующий уголь добывался тогда на глубине 30 саженей на пласте мощностью 7 футов, который простирался на расстоянии в 17 верст. А 9 сажень ниже первого слоя был обнаружен еще один мощный пласт в 5 ½ фута. «Александровское месторождение есть одно из самых замечательных в Донецком кряже», — отмечали специалисты горного дела.
 
На 1871 год на Александровском руднике существовали следующие шахты: «Софиевская» — капитальная (ее глубина была до 30,5–33 саженей), водоотливная — «Михайловская» (25 сажень) и «Александровская» (до 27 сажень), сверх того велась проходка двух новых неглубоких шахт — «Карповской» глубиною в 17 саженей и «Христофоровской» в 18 саженей. Таким образом, площадь пласта, подготовленного к добыче, составляла в общей сложности 4950 саженей и около 3 млн. пудов. Суточная производительность составляла 20 тыс. пудов угля и планировалось довести ее до 30 тыс. пудов. В описании рудника также сказано, что: «углеподъемная машина низкого давления в 24 лошадиных силы, установленных на «Софиевской» шахте производит в движение бадьи по 15 пудов угля и способная поднять в течение суток до 100 бадей. В настоящее время машина занята откидыванием воды из затопленной «Софиевской» шахты. Она производит до 25 ведер. На «Александровской» шахте ворота, которые поднимают уголь в бадьях до 10 пудов. На «Карповой» и «Христофоровской» шахтах будут установлены по 2 конных ворота для подъема угля 4 бадьями. Инструменты, потребляемые в рудниках, двухконечные кайла, линия болды и лома. Проходят и буровые снаряды.
 
Для перевозки углей под землей от дальних забоев в восточном штреке «Софиевской шахты» проложен рельс на протяжении 120 саженей, который состоит из деревянных шпал. По рельсам ходят деревянные вагоны на 25 пудов угля. При развитии разработок предполагается проделать рельсы в западном штреке.
 
Шахты крепятся древесиной под землей на столбах… Осушение производится бадьями, причем «Софиевская» шахта паровая машина в 25 ведер. Проветривание и тяга воздуха устроена особо устроенными отдушниками». Помесячно рабочий получал ежемесячно от 10 до 15 руб. на человека. «В настоящее время по недостатку людей цена эта поднялась до 24 рублей на человека. Подборщики на 2 рубля больше получают за добычу от 200 до 250 пудов угля, каждый рабочий средним числом при проходке 12 часов до 150 пудов. Подрядчику платится за каждый добытый пуд угля 3 копейки крупного и мелкого — 2 копейки. Дает заработную плату подбойщику от 1,5 до 1, 1/3 копейки за пуд. Число рабочих часов в сутки не превышает 12 часов в смену. Кроме того, 33 человека занятых по переходу на новые шахты», — в 1871 году рассказывали о рабочих рудника. Углекопами были преимущественно Екатеринославской губернии из ближайших местностей — Александровки, Семеновки, Железного. На проходных шахтах стоят главным образом уроженцы Смоленской губернии.

Вид поселка ИвановкаВид поселка Ивановка

«Работы нельзя не назвать иначе как хищническими»
Такое заключение дали русские горные специалисты после осмотра Александровского рудника 7 марта 1871 года. Почему это произошло? Дело в том, что уже на арендованной земле князя Ливена началось строительство завода Новороссийского общества. Поэтому и главная тогда задача на Александровском руднике состояла в том, чтобы «вынуть как можно больше угля».
 
«Главная причина такого факта, что срок аренды господином Ивановым заканчивается 1 ноября 1872 года и владелец рудника князь Ливен не соглашается продолжать его, будучи обязанным по новому контракту передать права на свой рудник великобританскому подданному Джону Юзу. Отсюда происходит, что господин Иванов, не имея интереса беречь рудник и месторасположение, а напротив, видя прямую выгоду в скорейшей и большей выработке, подготовленных из него расположенных таким образом рабочих, чтобы вынуть на поверхность как можно больше угля», — отмечается в описании этого предприятия.
 
При этом горные специалисты предупреждали и о грозящей опасности для месторождения. «Выработка в настоящее время идет со всей правильностью, которую требует горная техника, но в следующем ходы могут обвалиться. Если господин Иванов начнет вырабатывать стволами, то шахты завалятся неминуемо, а за ними обрушатся все штреки и вынутые целики. Это ведет, что разработка Александровского рудника станет невозможной и подготовка новых шахт не менее 60 сажен при огромной борьбе с водой.
 
Многое будет зависеть от решения между Ивановым и князем Ливеным по окончании срока аренды. На основании контракта с Ивановым князь Ливен имеет право собственности на весь рудник, на устройства, существующие на поверхности и может перенести их на другое место по истечении срока договора. Но, что касается подземных устройств, то о них в контракте не сказано ни слова… Таким образом, явится спорный вопрос о заготовлениях, которые сделал господин Иванов. Если князь Ливен согласится выплатить стоимость их подготовки, то спор окочится миролюбиво, следует прибавить, — справедливо. Но если откажется удовлетворить желания Иванова и не возвратить ему производственные издержки, то порча Александровского рудника почти достоверна. Исполнить это господину Иванову очень нетрудно и закон, со своей стороны, не будет в состоянии покарать его по техническому обвинению, т. к. обвал шахт сделает невозможным такое исследование. Порча Александровского рудника будет фактически скорбным ибо он один из лучших во всем Новороссийском крае как по своему устройству и как по количеству угля», — считали русские горные инженеры.
 
На месте рудника остался лишь поселок Ивановка

По всей видимости, до обрушения шахт рудника все-таки не дошло, хоть князь Ливен и не продлил договор аренды с потомственным почетным гражданином Ивановым, передав права на рудник Новороссийскому обществу в лице Джона Юза. Но валлийский промышленник либо уже его сыновья, когда НРО в 1889 году выкупило у наследников князя Павла Ливена эти земли, не стали полностью выгонять с рудника наследников купца Христофора Иванова. А сдало рудник в аренду его потомкам на 20 лет.
 
Вообще информации об этом углепромышленнике у донецких историков и краеведов практически нет. Кто он, когда родился и откуда родом, каков был состав его семьи? На эти вопросы пока достоверных ответов нет. Из приведенных выше в статье документов только выяснилось, что он являлся нахичеваньским купцом 1-й гильдии. В Списке на 1905 год землевладельцев Бахмутского уезда в подотделе «Купцы и почетные граждане» есть Иванова Анисья Лукьяновна с 121,6 десятинами земли в Сантуриновской волости и Иванова Людмила Ивановна 48,6 десятин в той же Сантуриновской волости. Из оценочной описи земли на особых условиях на 1916 год Бахмутской уездной земской управы (ГАДО, Ф-101, оп.1, д.3, лл.127 (об.),128) становится известно, что арендатором у Новороссийского общества того земельного участка под разработку угля была Людмила Иванова. Кем она приходится в роду купца и углепромышленника Христофора Иванова тоже неясно. Интересна также и телеграмма за 21 февраля 1917 года, посланная из Юзовки неизвестной Ивановой на Покрово-Крынский рудник тоже Иванову с вопросом о нахождении там какой-то комиссии. Были ли это наши Ивановы, тоже остается пока тайной. И что с этими людьми стало в Гражданскую войну или при советской власти также неизвестно.
 
На территории современного Донецка даже не сохранились терриконы от шахт Александровского рудника. О нем практически не осталось ни одного материального следа, т. к. разработки рудника вошли в полосу угольных разработок макеевских шахт Бутовского куста. Только и имеется память о купцах и углепромышленниках в названии поселка Ивановка в Киевском районе Донецка. Может быть, и оно скоро канет в небытие…



1 Comment

  • Юзовский
    Юзовский

    Анатолий, Вам большой респект! Очень понравилась статья. Лично мне, до сих пор непонятно, почему год основания Донецка считают 1869-Й? Завод Юза далеко не первый был на Юге России. А вот крупные шахты, здесь можно поспорить!

    Ответить Изменить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии