TM-1950-12-img-900x200

Мы продолжаем знакомить вас с советским металлургом Иваном Павловичем Бардиным, и заканчиваем наш рассказ, начатый в предыдущей части материала "Советский металлург". В завершении вы узнаете о получениии Бардиным звания академика и его деятельности в Сибире и на Урале.

НАСТУПЛЕНИЕ МЕТАЛЛУРГОВ

Весенним днем главный инженер только что вступившего в строй Кузнец­кого металлургического завода Иван Павлович Бардин после обычного обхо­да цехов развернул свежие газеты.

В них сообщалось о выдвижении кан­дидатов в действительные члены Акаде­мии наук СССР. Просматривая сообще­ние, среди фамилий известных всей стране ученых Бардин увидел свою.

Он смутился. Ведь у него немного написанных и опубликованных трудов. Он не ученый, а металлург-практик, инженер, знающий, как выплавлять чер­ный металл, варить сталь, организовы­вать многогранное производство металла.

Дверь в кабинет распахнулась, и во­шел секретарь партийной организации с газетой в руках.

– Поздравляю от души…

– Мне кажется, я не достоин этого,

– Почему? — Секретарь партийной организации пошире раздвинул занавески на окнах и, указывая на панораму завода, сказал убежденно: — Это не только написано, но и построено, н это стоит многих научных трудов.

За окнами шумел действующий за­вод-гигант. Вздымались домны и бата­реи воздухонагревателей. Сверкали ска­ты крыш мартеновского цеха.

Сновали автомашины. А справа, за могучими зданиями молодой фабрики металла, виднелся новый город. Ряды многоэтажных домов, аллеи, вывески магазинов. Как горошины, высыпали из школы ребятишки и разбежались по сторонам.

Прошло только три года с того дня, как на холодном снежном поле впер­вые зарычал экскаватор и зазвенели лопаты строителей. И вот теперь на этом поле раскинулось огромное метал­лургическое производство.

Оно начинается за сотни километров – на рудниках и угольных шахтах. Отту­да непрерывно течет к новому заводу сырье. На площадке завода руда раз­гружается на «рудном дворе», а уголь – у коксовых батарей, таких же совер­шенных, как те, которые были построе­ны в Донбассе. Они готовят кокс для домен и горючий газ для мартенов. Рядом с ними  коксохимический завод.

Далее строй доменных печей, сорока-пятидесятиметровые башни, опутанные трубопроводами, в ажурных лестницах и площадках, величественно поднимают­ся к небу. Над ними клубится пар.

Медленно и как бы сосредоточенно ползут по наклонным мостам к колош­никам печей вагончики – скипы с ших­той.

Через определенный промежуток вре­мени к доменным печам подают чугуновозные и шлаковозные ковши.

Тогда горновой дает знак своим по­мощникам. Вскрывается летка, и из нее светящаяся странным, как бы внутрен­ним светом устремляется в ковши мас­са жидкого чугуна.

За домнами, которые стоят прочно, как утесы, стоит гигантский мартенов­ский цех завода. В него свободно вошел бы, как в эллинг, крупный дирижабль. Над цехом высятся восьмидесяти метро­вые трубы.

Жидкий чугун, выпущенный из домен­ных печей, доставляется в ковшах в миксер – громадный цилиндрический со­суд емкостью более 1 000 тони, выло­женный внутри кирпичом и отапливае­мый газовыми горелками. В миксере чугун хранится в жидком состоянии и по мере надобности доставляется ков­шами к мартеновским печам. Благодаря работе на жидком чугуне ускоряется выплавка стали.

То из одной, то из другой мартенов­ской печи, разбрасывая сверкающие искры, льется в ковш сталь. Могучий 220-тонный кран поднимает ковш со сталью и везет его к разливочной плат­форме, где сталь разливают в изложни­цы, установленные на вагонетках. Что­бы сталь правильно застыла, поезд с изложницами по окончании разливки ненадолго оставляют в покое, а затем паровоз везет этот поезд в стрипперное отделение, где краны особого устройства – стрипперы – снимают изложни­цы со слитков. Поезд с яркокрасными горячими слитками везут в прокатный цех; там краны снимают с вагонеток стальные слитки и сажают их в нагре­вательные колодцы, где слитки нагре­ваются перед прокаткой до белокалильного жара.

За цехами проката расположены склады продукции – листа, рельсов, балок, плит – и железнодорожная станция, где также круглые сутки идет работа. Гру­зят сибирский металл.

TM-1950-12-img-1

В 1932 году металлургический гигант, созданный под руководством коммунистической партии советскими патриота­ми в Центральной Сибири, получил имя вдохновителя и организатора побед со­циализма – великого Сталина.

Завод имени Сталина – детище первой пятилетки – стал бесперебойно давать металл, необходимый для того, чтобы Советская страна перешла на рельсы новой, современной техники.

Подводя итоги первой пятилетки на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), товарищ Сталин говорил:

«Каковы итоги пятилетки в четыре го­да в области промышленности? Добились ли мы победы в этой обла­сти? Да, добились. И не только добились, а сделали больше, чем мы сами ожида­ли, чем могли ожидать самые горячие головы в нашей партии. Этого не отри­цают теперь даже враги. Тем более не могут этого отрицать наши друзья.

У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.

…У нас была лишь одна единствен­ная угольно-металлургическая база—на Украине, с которой мы с трудом справ­лялись. Мы добились того, что не толь­ко подняли эту базу, но создали еще новую угольно-металлургическую базу — на Востоке, составляющую гордость на­шей страны»

В 1933 году советский народ начал « осуществлять вторую сталинскую пятилетку. Советские люди продолжали свое наступление на всех фронтах социалистического строительства, в том числе на фронте борьбы за металл.

Товарищ Сталин учил, что, для того чтобы побегать в этом наступлении, всем строителям социализма нужно проникнуться пафосом освоения, стремиться овладеть техникой, использовать ее до дна и тем самым неуклонно поднимать производительность труда.

Бардин отчетливо понимал великую мудрость сталинских указаний. На Кузнецком заводе он организовал курсы повышения квалификации, кружки, ве­черние школы и стал всемерно поддер­живать рабочих, стремившихся к повышению производительности труда.

В результате в бригадах каменщиков Митина, Доронина, Легкова каждый человек в одну смену стал укладывать по 6 тонн огнеупорного   кирпича. Эти рекорды кладки перекрыли комсомоль­цы Волков и Гальков. На футеровке (обкладке внутренних стен) воздухона­гревателя они укладывали по 11 тонн в смену, а однажды Волков уложил даже 15 тонн!

Доменщик-горновой Федор Попов, ста­леплавильщик-мартеновец Максим Фе­дотов и многие другие перекрывали установленные нормы и давали металл сверх плана.

…С каждым месяцем больше и боль­ше чугуна и стали шло со старых, реконструированных и новых советских заводов. В декабре 1934 года сводки говорили о том, что СССР вышел на третье место в мире по выплавке чугу­на и стали и производит вдвое больше металла, чем царская Россия.

Советский Союз стал могучей метал­лургической страной. И Бардин был счастлив, что ему довелось вложить свою лепту в великое дело социалистического переустройства родной страны.

Далее, как указывал товарищ Сталин, надо развивать больше восточную ме­таллургию и, в первую очередь, Урало-Кузбасс и совершенствовать металлур­гические процессы.

В 1937 году академик Бардин был назначен главным инженером Главного управления металлургической промыш­ленности, а в 1939 году заместителем наркома черной металлургии. Постоян­ные выезды на металлургические пред­приятия позволили ему отлично изучить нужды и возможности действующих за­водов и новостроек страны.

Отчетливо вырисовывалась величе­ственная картина результатов политики коммунистической партии в деле подъе­ма отечественной промышленности.

В 1937-1938 годах в СССР некото­рые металлургические заводы давали до двух миллионов тонн чугуна, то есть по­ловину того, что выплавляли все заводы царской России в 1913 году!

10 марта 1939 года на XVIII съезде партии великий Сталин сказал:

«Мы перегнали главные капиталисти­ческие страны в смысле техники производства и темпов развития промышлен­ности. Это очень хорошо. Но этого ма­ло. Нужно перегнать их также в эконо­мическом отношении. Мы это можем сделать, и мы это должны сделать».

Исходя из реальных возможностей развития металлургии, товарищ Сталин поставил задачу добиться среднегодово­го прироста выплавки чугуна в размере двух — двух с половиной миллионов тонн.

Для того чтобы решить эту задачу, нужно было развить деятельность науч­ных институтов. Огромную помощь своей родине ока­зали в этом деле своими исследования­ми крупнейшие советские металлурги, товарищи Бардина по Академии наук — академики Павлов и Байков.

Коварное нападение гитлеровской Германии на СССР нарушило мирный созидательный труд советских людей.

Нужно было обеспечить промышлен­ность огромным количеством, металла для орудийных и снарядных, автомо­бильных и танковых, авиационных и оружейных заводов.

Отмобилизованный враг, имея времен­ное преимущество, оккупировал Украи­ну, где были расположены важные цент­ры металлургической  промышленности.

Тогда по заданию правительства Ака­демия наук СССР организовала спе­циальную комиссию, которая должна была изыскать сырьевые ресурсы для промышленности на востоке. Эту ответственнейшую работу возглавили прези­дент 'Академии наук В. Л. Комаров и И. П. Бардин.

Не раз Иван Павлович в своей жиз­ни по многу месяцев подряд работал почти без сна, с крайним напряжением духовных и физических сил. Так тру­дился он во время восстановления по­тухших заводов после гражданской вой­ны в Донбассе, так работал в решаю­щие период строительства Кузнецкого металлургического комбината в Сибири, Так, забыв о своем возрасте, Бардин активно помогал фронту все четыре го­да Великой Отечественной войны.

Советами опытнейшего металлурга пользовались инженеры и мастера бук­вально всех металлургических заводов и рудников Урала. Он помогал работать лучше, производительней, помогал осваи­вать технологию производства новых, созданных советскими изобретателями марок высокосортных сталей. Под его руководством была начата выплавка ферромарганца из руд восточных ме­сторождений и выполнены другие работы, важные для обороны страны.

TM-1950-12-img-2

В 1942 году Бардин написал совмест­но со своими учениками научный труд «О развитии народного хозяйства Ура­ла в дни войны». За это исследование, оказавшее большую помощь практикам, Ивану Павловичу и его сотрудникам были присуждена Сталинская   премия.

В год победы над гитлеровской Гер­манией и империалистической Японией советское правительство присвоило ака­демику Бардину звание Героя Социали­стического Труда. Это было признанием исключительных заслуг ученого-патриота в деле проектирования, строительства и освоения крупнейших металлургических заводов страны.

 

В БОРЬБЕ ЗА НОВЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ МЕТАЛЛУРГИИ

Еще не затих орудийный гром на огромном фронте Великой Отечествен­ной войны Советского Союза —от Бал­тийского до Средиземного морей, а Сталин, партия, советское правительство, предвидя победу, заботились о будущем. Новые заводы на востоке и восстанав­ливаемые предприятия в освобожден­ных районах были лучше оборудованы, чем довоенные.

В марте 1946 года Верховным Со­ветом СССР был принят сталинский пятилетний план восстановления и раз­вития народною хозяйства СССР, пре­дусматривавший огромный размах работ в области нашей металлургии. За пятилетие нужно было полностью восста­новить металлургические заводы, «пострадавшие в годы войны, и ввести в строй еще 46 домен, 165 мартенов, 15 конвертеров, 90 электропечей, 104 прокатных стана!

Еще более широкие задачи перед на­шей металлургией поставил товарищ Сталин в своей исторической речи 9 фев­раля 1946 года.

Академик Бардин усиленно думал над тем, как лучше построить работу науч­но-исследовательских учреждений стра­ны, чтобы их деятельность была наибо­лее эффективна.

Ни один специализированный науч­ный институт, очевидно, не мог бы от­ветить на все вопросы, решить асе за­дачи технического прогресса советской металлургии. Объединять же все инсти­туты в один гигантский комбинат было нецелесообразно.

Опыт советской науки подсказал дру­гой метод построений научно-исследова­тельской работы, возможный только в условиях социалистического государ­ства, — метод объединения усилий кол­лективов ученых различных отраслей науки и техники. Комплексные научные исследования проводились уже в годы довоенных сталинских пятилеток. Тогда были начаты, например, обширные ра­боты по изучению производительных сил различных районов СССР экспеди­циями, в состав которых включались ученые геологи и ботаники, металлурги и горняки, этнографы и археологи, эко­номисты и зоологи. Такие экспедиции выезжали в Таджикскую ССР и на Алтай, в Казахстан и на Урал и рабо­тали там по нескольку лет подряд, по­могая развитию народного хозяйства в этих районах.

Академик Бардин считал социалисти­ческий комплексный метод организации научно-исследовательской работы наи­более передовым. Он стал поборником широкого разви­тия этого метода.

Ряд коллективных исследований Бар­дин наметил, разработал и организовал лично. Из них особенное значение имело изу­чение возможностей развития металлур­гии северо-западных районов и разра­ботка применения кислорода при вы­плавке металла.

Еще до войны товарищ Сталин ука­зал на необходимость создания метал­лургической базы для промышленности Ленинграда. Война на некоторое время затормозила разработку этой большой проблемы.

В 1945 году в составе совета акаде­мии по изучению производительных сил была создана Ленинградско-Мурманская экспедиция. Вместе с Пробстом и Рикманом Бардин написал в 1946-1947 годах замеча­тельную работу — «Проблемы северо-западной металлургии».

Одновременно Бардин работал над книгами о черной металлургии в новой пятилетке, об использовании на Урале древесного угля, нужного для производ­ства особо пенных сортов стали.

Следующей работой академика Бар­дина в послевоенные годы было реше­ние проблемы применения кислорода для ускорения плавки металла.

После теоретического исследования вопроса Иван Павлович организовал опытные работы на московском заводе «Серп к молот». Показывая пример, как надо решать большой вопрос в тесном содружестве с инженерами и стаханов­цами, академик Бардин упорно боролся за «оный метод повышения производи­тельности мартеновских печей.

Коллективный труд, объединенная творческая мысль советских метал­лургов одержали полную победу. С 1948 года мартены на заводе «Серп и молот» стали работать на кислородном дутье.

Сущность нового метода заключается в следующем: в смесь воздуха и мазу­та, которая подается в мартеновскую печь, добавляется чистый кислород. Бла­годаря такому обогащению дутья кис­лородом повышается интенсивность го­рения смеси, ее температура. В резуль­тате плавка стали значительно уско­ряется и, следовательно, повышается производительность печи.

Кроме того, применение кислородного дутья дает возможность точнее регули­ровать ход плавки и, таким образом, выдерживать сложный технологический режим при выплавке особо прочных сталей.

Еще в 1944 году Бардин писал: «Пер­спективы применения кислорода в ме­таллургии— не воздушные замки, а крепости науки, которые надо взять. Но мы знаем, что «нет таких препятствий, которые бы не взяла техника, 'воору­женная передовой наукой».

За разработку и внедрение в метал­лургическое производство кислорода для интенсификации процесса «выплавки стали в мартеновских печах академику Бардину и большой группе производ­ственников завода «Серп и молот», ко­торые в содружестве с ученым решили проблему, была присуждена Сталинская премии первой степени.

Это было в мае 1949 года. А на следующий год советское правительство удостоило Сталинских премий новато­ров-металлургов, которые осуществили выплавку высококачественного чугунно­го литья с кислородным дутьем на московском заводе «Динамо», Гомель­ском судоремонтном заводе, заводе «Ленинградский водник».

«Крепость», о которой говорил Бар­дин, советская наука и техника взяли в короткий срок — менее чем в пять лет! И в этом крупнейшая заслуга металлур­га-ученого Ивана Павловича Бардина.

В 1946 году трудящиеся города Каза­ни избрали академика Бардина своим депутатом -в высший орган власти со­ветского государства — Верховный Со­вет СССР.

Академик с честью оправдал доверие народа. Труды ученого способствовали росту могущества и славы нашего оте­чества. И поэтому, когда происходили новые выборы в Верховный Совет СССР, трудящиеся города Казани сно­ва -выдвинули кандидатом академика Бардина и единодушно голосовали за него 12 марта 1950 года.

Академику Ивану Павловичу Бардину сейчас шестьдесят семь лет. Он полон сил и энергии и с воодушевлением про­должает борьбу за дальнейший расцвет советской металлургии.

«Наши пути продуманы и указаны товарищем Сталиным, — говорит он, — а Сталин — это Победа!»


  • Автор: В.Сытин
  • Источник: "Техника молодежи", №12, 1950.


  • (will not be published)

Подписаться на комментарии