ВОТ уже более ста лет жизнь дончан сопровождает и организовывает гудок Донецкого металлургического завода (ДМЗ). А начиналось все давным-давно, когда в донецкий край со всех уголков Российской империи собирались мужики. Их притягивала возможность получить место и заработать на шахтах и металлургическом заводе. 

Предприятия обрастали бараками и землянками, которые и стали началом города. Разношерстная публика, прибывшая издалека, часов не имела, а работа на производстве требовала четкого ритма и делового подхода. Особенно остро эта проблема встала перед металлургическим заводом. И решать ее взялся сам основатель — Джон Юз. С его легкой руки с затонувшего на Азове парохода “Орел” был поднят и установлен на производстве гудок. Это и стало началом организованной трудовой жизни завода и поселка.

Ориентируясь на гудок, рабочие ложились спать и просыпались, шли на смену и возвращались домой. Накануне пересменки давалось два гудка. Один предупреждал о предстоящей работе, призывал проснуться и подготовиться к труду. А другой возвещал уже о начале производственного процесса. Гудки вошли даже в устное народное творчество. Так, ласковая женушка шептала мужу поутру: “Вставай, милочек, гудит гудочек!” А вот сварливая, согласно тому же устному народному творчеству, гудок называла “гудилом”, а мужа еще более крепким словечком.

Рабочие привыкли к гудку и очень даже его ценили. Когда в 1941 году перед вступлением фашистов в город взорвали паровые котлы, на руинах завода рабочий Маркелов обнаружил гудок, унес его домой, сохранил во время оккупации, а после освобождения вернул на завод. И после восстановления ДМЗ “заговорил” он с дончанами привычным голосом. В пятидесятые годы “азовский” гудок усовершенствовали и преобразовали в другой, который при наличии того же давления и пара отличался протяжностью звука.

Донецкий металлургический завод (ДМЗ). Рабочие. Донецк, 1962 годДонецкий металлургический завод (ДМЗ). Рабочие. Донецк, 1962 год

Ну а в шестидесятые годы, когда в Союзе развернулась бурная кампания по борьбе с шумом, гудок в Донецке замолчал, как и тысячи его “коллег” в других городах. В то время даже песня появилась: “Какая тишь над городком, каким покоем дышат дали, а мы не время с тем гудком, а мы судьбу свою сверяли”.

Но судьба судьбой, а в Донецке начали происходить прямо-таки мистические вещи. Народ без гудка, без условного сигнала, зовущего к началу работы, вести нормальную трудовую деятельность уже не мог. Начались повальные опоздания. С ними всячески боролись, принимали меры, но ничего не помогало. Вопрос дисциплины встал настолько серьезно, что администрация ДМЗ вышла чуть ли не на уровень руководства СССР с просьбой вернуть заводу гудок. И “гудеть” позволили. Так и получилось, что в Донецке остался единственный действующий гудок. Он и ныне подает свой голос. Этому “будильнику” уже более ста лет, ежедневно его можно услышать в 6.00, 7.00, 14.00, 15.00, 19.00, 22.00 и 23.00.

Гудок подают очень разные люди. Это производственная обязанность машинистов ДМЗ. Вот и выходит, что голос гудка зависит от их мастерства и характера. Но есть у донецкого гудка и собственная душа. В жару она придает его голосу оттенок скрипа, а зимой, в пасмурную погоду говорит с округой глухо и протяжно. Как будто зовет весну…



1 Comment

  • (will not be published)

Подписаться на комментарии