20_borodin_leonid_grigorevich_thmb

Родился в 1925 году в Красном Лимане.

В начале февраля 1945 года части 5-й ударной армии вышли к Одеру в районе города Кюстрина и начали форсировать эту водную преграду. Гитлеровское командование, стремясь во что бы то ни стало остановить продвижение советских войск на этом важном участке фронта, подбросило сюда крупные подкрепления. Фашистская авиация непрерывно наносила удары по нашим боевым порядкам. В этих сложных условиях солдаты и офицеры Советской Армии проявляли исключительный героизм.

Бородин Леонид Григорьевич

При форсировании Одера и в боях за удержание плацдарма в районе города Целлин отличился наводчик орудия 137-го легко-артиллерийского полка 169-й бригады Л. Г. Бородин. 3 февраля орудийный расчет при переправе через Одер попал под сильный артиллерийский обстрел. Лед во многих местах был разбит. На лошадях переправлять пушку по такому льду было невозможно. Бородин проявил инициативу и предложил перекатить орудие вручную. Бойцы расчета поддержали его. И вот пушка медленно передвигается по совершенно открытому месту. Немцы ведут активный огонь. Но артиллеристы тоже дают ответ. Да и с правого берега своя тяжелая артиллерия поддерживает. Все бы хорошо, но вот вражеский снаряд разорвался совсем близко, взметнув целый фонтан воды вперемешку с мелко крошенным льдом. Вокруг пошли трещины. И без того непрочный лед не выдержал. Бойцы вместе с орудием оказались в ледяной воде.

— Не робеть, ребята! — подбодрил товарищей Бородин. — Здесь уже мелко.

Действительно, ноги чувствовали дно. Расчет дружно взялся за пушку и буквально на руках вынес ее на левый берег. А пехотинцы уже ждали артиллеристов. Им нужна была поддержка в борьбе с вражескими танками. Атака продолжалась.

Захватив небольшой плацдарм на вражеском берегу, наши части отражали одну за другой контратаки гитлеровцев. Особенно трудным был день 5 февраля. 10 раз фашисты шли штурмом на наши позиции и десять раз с большими потерями откатывались назад. Только за один этот день орудие, где наводчиком был Л. Г. Бородин, подбило 2 танка, бронетранспортер и уничтожило свыше 30 гитлеровцев.

А на следующий день контратаки пехоты и танков врага еще более усилились. Разрывы снарядов подбрасывали пушку, засыпали ее комьями мерзлой земли. Вот один снаряд разорвался совсем рядом. Бородин был тяжело ранен. Но прямо на наши позиции шли три танка. Не мог наводчик уйти на медпункт, оставив пехотинцев один на один с вражескими боевыми машинами. Зажимая рану рукой, он вновь прильнул к прицелу. Выстрел! Один танк загорелся. Еще и еще бьет пушка. Вот уже и вторая вражеская машина окуталась дымом. Контратака была отбита. И только тогда Бородин ушел на перевязку.

Это было уже третье тяжелое ранение за годы войны, хотя на фронте Бородин только с 1943 года. Но всегда он сражался на самых ответственных участках, в битвах, которые навсегда вошли в историю Великой Отечественной войны. Юго-Западный, 3-й Украинский, 1-й Белорусский — вот фронты, на которых побывал за два года Л. Г. Бородин. И всюду он с честью выполнял свой воинский долг.

За мужество, проявленное при форсировании Одера и удержании плацдарма на левом берегу, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 года младшему сержанту Леониду Григорьевичу Бородину присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны Л. Г. Бородин остался в рядах Советской Армии. В запас он уволился уже полковником.



Войдите, чтобы оставить комментарий