Окончание. Читайте так же первую часть.

В составе советской команды были Андрей Чесноков, Александр Зверев, Вадим Борисов и Сергей Леонюк. В команду Израиля кроме Ш. Гликштейна и Ш. Перкиса входили Амос Мансдорф и Эйлон Синай. Судейство матча было типично домашним с опытными линейными судьями из СССР. Линейные судьи знали когда нужно подыграть и «взять» очко. На определённом этапе вмешался главный судья — судья международной категории из Франции Патрик Флодроп. Он предупредил линейных судей и пояснил, что может отменить набранное очко и изменит решения линейных в случае их так называемых «ошибок».

Но подыгрывание советской сборной продолжалось. Линейные судья то и дело засчитывали нарушения foot fault(когда нога подающего мяч заступает в область площадки) со стороны израильтян. Судейская бригада вынуждена была заменить 26 линейных судей по ходу всего матча.

На корт, обильно впитавший массу воды, вышла первая пара теннисистов. Тактическую неожиданность соперникам преподнёс Шамиль Тарпищев, выставив в первом матче молодого Андрея Чеснокова. О нём тогда ещё никто не знал, комплекс новичка у него отсутствовал.

Психологически ему было всё равно с кем играть. К тому же Шахар Перкис приехал на матч в далеко не лучшей форме. С первого мгновения игры А. Чесноков играл сильно и не оставил Ш. Перкису никаких шансов. Победа Чеснокова в трёх партиях.

1:0 в пользу СССР.

В перерыве между играми на Кубок Дэвиса многочисленные зрители обмениваются впечатлениями 1984 год, ДонецкВ перерыве между играми на Кубок Дэвиса многочисленные зрители обмениваются впечатлениями 1984 год, Донецк

Во второй игре состязались Александр Зверев и Шлёмо Гликштейн. Этот матч был характерным для Кубка Дэвиса с сильным противоборством соперников и проявлением воли и настойчивости игроков. Только лишь в пятом сете побеждает Шлёмо Гликштейн. Таким образом счёт сравнялся — 1:1.

Все сотрудники ресторана, где обедали советские теннисисты, болели за сборную СССР. Когда теннисисты входили в зал ресторанщики заводили песню «Москва златоглавая», сделав её гимном команды. Израильтяне, которые тоже находились в это время в зале, наверное, выучили эту песню наизусть. Обе сборные жили в одной гостинице, единственной на то время приличной гостинице Донецка. Называлась она «Шахтёр», и стояла прямо у теннисного стадиона. Из окон её номеров виднелись корты.

Израильские теннисисты и тренеры обедают в ресторане гостиницы «Шахтер»Израильские теннисисты и тренеры обедают в ресторане гостиницы «Шахтер»

Но израильские теннисисты не оставались в полном одиночестве во время обедов. Всё же был один официант, который обслуживая гостей, поддерживал их. К изумлению и удивлению израильтян этот украинский парень всячески выражал симпатию еврейским ребятам, желая «Iзраiлю — перемоги, Москві — поразки! «

Второй день соревнований. Пара Гликштейн и Перкис побеждает в пяти партиях пару Борисов — Леонюк. Израильтяне обнимаются и поздравляют друг друга. Советские теннисисты в оцепенении и скорбной тишине. Трибуны теннисного стадиона ещё мгновения тому назад грохотали, поддерживая советских теннисистов, вдруг в течение 60 секунд опустели. Зрители тихо и бесшумно покинули свои места.

Радость победы.Шлёмо Гликштейн и Шахар Перкис выиграли в состязании парРадость победы.Шлёмо Гликштейн и Шахар Перкис выиграли в состязании пар

Но где-то в стороне, на крайних местах можно было заметить двоих — мужчину и мальчика. Последний плакал навзрыд, папа старался его утешить. Но сынишка не успокаивался:

- Наши проигрывают!
- Успокойся, наши не проигрывают — сказал отец.
- Как?!
- Наши выигрывают, Лёня!

Лицо мальчика посветлело…

В третий день соревнований Ш. Гликштейн играл против А. Чеснокова. Поначалу израильтянин был впереди. В перерыве между третьим и четвёртым сетами Чесноков выглядел совершенно изнеможенным. Но, о, чудо! После перерыва, побывав в раздевалке, он вернулся к четвёртому сету игры полон энергии и задора! По-видимому, без влияния стимуляторов не обошлось. Ему противостоял Гликштейн, который играл пять партий в первый день и пять партий во второй. В третий день соревнований он заметно ослаб и выиграл только в трёх геймах из двух оставшихся партиях. Шлёмо передвигался по корту медленно. Этому способствовала усиленная поливка площадки водой в перерыве. Израильский теннисист буквально вяз в рыхлом корте под тяжестью накаченной массы тела. К концу игры Ш. Гликштейн не то, что бегал, ходил еле-еле. Андрей Чесноков играл великолепно, он выиграл.

Они познакомились в Донецке в 1984 году на играх Кубка Дэвиса. Давид Эрник и Андрей Чесноков встретились на одном из турниров в Европе. Июнь 2011Они познакомились в Донецке в 1984 году на играх Кубка Дэвиса. Давид Эрник и Андрей Чесноков встретились на одном из турниров в Европе. Июнь 2011

Счёт в матче стал 2:2.

Последний матч в котором, играют А. Зверев и Ш. Перкис. С публикой происходит что-то страшное. Зрители кричат и шумят, поддерживая советского теннисиста. Были напрочь отброшены корректность и этика поведения присутствующих на теннисном матче. При подаче Ш. Перкиса то и дело со скамейки запасных советской сборной раздаётся частый и настойчивый кашель. Это не может сказаться на сосредоточенности израильского теннисиста.

Элекронное табло после соревнований пар. Донецк, 1984 годЭлекронное табло после соревнований пар. Донецк, 1984 год


Первую партию выигрывает Ш. Перкис, и это пробудило определённую надежду у израильской делегации. В третьей партии у А. Зверева подворачивается нога, он падает. У него надрыв связок голеностопа. Главный судья разрешает оказать помощь теннисисту, подчёркивая, что по регламенту для этого выделяется не более трёх минут. Ш. Тарпищев перевязывает ногу А. Звереву и даёт ему швейцарские обезболивающие таблетки. Но они начинают действовать только через десять минут. Необходимо потянуть время. И советская сторона тянет время. Невзирая на обращения израильского капитана помощь А. Звереву продолжается и игра не возобновляется. Наконец, А. Зверев вернулся на корт, и матч продолжился.

И тут израильтяне совершили колоссальную тактическую ошибку.

Вместо того чтобы продолжать играть наступательно, Ш. Перкис перешёл к игре на утомление, но А. Зверев выстоял, отвечая обменами ударов.

На корты опускаются сумерки. Решение о продолжении игры при электрическом свете судья должен принимать лишь при обоюдном согласии капитанов. Судья обращается к капитанам. В отличие от соперников Ш. Тарпищев не согласился продолжать игру при электрическом свете. Главный судья принимает решение возобновить игру на следующий, четвёртый и незапланированный день соревнований.

2 октября 1984 года. Утром А. Зверев вновь принимает обезболивающие таблетки. Игра возобновляется. А. Зверев побеждает в четырёх партиях.

Рукопожатие.Александр Зверев и Шахар Перкис после пятого и решающего матчаРукопожатие.Александр Зверев и Шахар Перкис после пятого и решающего матча


Общий счёт 3:2 в пользу СССР.

Капитан сборной СССР Шамиль Тарпищев принимает от представителя международной федерации тенниса Радмило Николич (Югославия) копию Кубка Дэвиса за победу в финале зональных соревнованийКапитан сборной СССР Шамиль Тарпищев принимает от представителя международной федерации тенниса Радмило Николич (Югославия) копию Кубка Дэвиса за победу в финале зональных соревнований


Надежда израильтян пройти этот этап соревнований испаряется, и снова они испытывают удручающее ощущение упущенной победы. Советские теннисисты радуются успеху!

Руководитель израильской делегации, председатель федерации тенниса Израиля Давид Эрник вспоминает: «Советские теннисисты победили за счёт ведения психологической войны и умелого использования условий давления».

Копия Кубка Дэвиса вручена победительнице матча сборной СССРКопия Кубка Дэвиса вручена победительнице матча сборной СССР

Вспоминает Шамиль Тарпищев: «Этот матч из-за соперника не вошёл в историю советского тенниса. На телевидении его не показывали. Видели игру только те зрители, которые сидели на стадионе в Донецке. Про неё и в прессе нельзя было прочесть».

25 лет спустя. Старые друзья-соперники Шамиль Тарпищев и Давид Эрник..Июль 2009 года. Тель-Авив, Израиль.25 лет спустя. Старые друзья-соперники Шамиль Тарпищев и Давид Эрник..Июль 2009 года. Тель-Авив, Израиль.

В Израиле был беспрецедентный интерес к игре. По прилёту домой в международном аэропорту имени Д. Бен-Гуриона сборную Израиля ожидала тёплая встреча. Несмотря на горечь поражения, спортсмены были встречены как победители. Советской же сборной, по прилету из Донецка в Москву, никто не сказал «Спасибо» или «Поздравляем».

Такими были предматчевая история этих соревнований и четыре напряжённых дня игры в Донецке, где теннис и политика сплелись в единое целое, породив совершенно не забываемое событие.

 

  • Автор: Пётр Варият

 



3 Комментарии

  • (will not be published)

Подписаться на комментарии