В гости к Артуру Юзу в Лондон

Донецкая область всегда славилась своими спортивными традициями. Сегодня Донецк — это футбольная, баскетбольная и хоккейная столица Украины. Много спортсменов из нашего региона побеждают на самых престижных международных соревнованиях. А начиналось все в конце ХIХ века. Тогда в нашем крае благодаря энтузиазму некоторых очень известных людей зарождалось спортивное движение. Даже совершались длительные путешествия на диковинном для того времени виде транспорта — велосипеде.

Потомственный дворянин и депутат Госдумы
В Национальной библиотеки Австралии хранится одна очень занимательная книга для изучения истории нашего края. Она была напечатана в 1899 году в Москве в типографии придворного поставщика И.Г. Чуксица на Большой Дмитровке. Книга называется «На велосипеде из Варшавы в Лондон».

Книга  «На велосипеде из Варшавы в Лондон» Каменнского П.В.

Книга «На велосипеде из Варшавы в Лондон» Каменнского П.В.

В ней на протяжении 250 страниц рассказывается о путешествии одного из самых влиятельных людей Бахмутского и Мариупольского уездов Екатеринославской губернии, а затем и Государственной Думы Российской империи — Петра Валерьевича (Валериановича) Каменского.

Он родился в 1860 году в семье потомственных дворян Екатеринославской губернии. Их имение находилось на территории современного города Красногоровки Марьинского района Донецкой области. Петр Каменский закончил Харьковскую гимназию, освоил курс наук в Харьковском Императорском университете со степенью кандидата права в 1884 году. Многолетний (с 1889 года) предводитель мариупольского уездного дворянства, почетный мировой судья Бахмутского округа (с 1889 года), почетный попечитель Екатеринославского реального училища, крупный землевладелец Бахмутского уезда (3 тыс. 177 десятин земли) — словом, на конец ХIХ века он уже был одним из самых известных людей нашего края.

Каменский П.В.

Каменский П.В.

Популярность Петра Валерьевича возросла, когда 14 октября 1907 года он был избран в состав 3-й Государственной Думы Российской империи от общего состава выборщиков Ектеринославского губернского избирательного собрания. Входил во фракцию «Союза 17 октября», будучи товарищем (по современным понятиям — заместителем) председателя фракции. Член комиссий по вероисповедным вопросам (с 1-й сессии председатель), старообрядческим делам, народному образованию. 15 сентября 1915 года был избран членом Государственного Совета от екатеринославского земства (входил в группу центра, с 1916 года член ее бюро). В 1917 году стал членом Поместного собора Русской Православной Церкви по приглашению Святейшего Синода. Петр Каменский был награжден орденами Станислава 2-й степени, святого Владимира 4-й степени, святой Анны 2-й степени.

Это все его официальный послужной список. Однако в Государственной Думе (причем не только в кулуарах, но и во время публичных заседаний) Каменского называли одним из главных лоббистов интересов Новороссийского общества в Госдуме. В принципе это можно считать правдой.
Этот потомственный дворянин очень много общался с руководителями Юзовского металлургического завода — сыновьями Джона Юза (видимо, Петр Валерьевич хорошо знал и первого директора — основателя завода и копей НРО). Во всяком случае фамилию дворянина Каменского как частого гостя общественных вечеров в семье директора завода Артура Юза упоминает в своих записках Энни Гвен Джонс, приехавшая в донецкие степи в качестве наставницы внучек Джона Юза и уехавшая обратно в Великобританию накануне холерного бунта 1892 года. О тесных связях депутата Госдумы с НРО можно судить и по сохранившейся в Государственном архиве Донецкой области информации о том, что в 1915 году за счет Новороссийского общества был произведен ремонт полов в квартире Каменского в Красногоровке (ГАДО, Ф-6, оп. 1, д. 47, л. 69).

По рассказам правнука одного из главных акционеров Новороссийского общества Арчибальда Бальфура — Рэя Бальфура, живущего ныне в городе Мэдисоне (на северо-западе США), сестра Петра Валерьевича Каменского якобы вышла замуж за сына Арчибальда — Артура Монтегю Бальфура (15.10.1869 г. — 7.06.1941 г.). О том, что Петр Каменский является тестем представителя старинного шотландского рода, открыто говорили депутаты на заседаниях Госдумы в 1910 году.

Петр Каменский был не только чиновником, но и довольно известным публицистом. Он является автором нескольких работ по вопросам философии и социологии. Был участником Международного конгресса по борьбе с пауперизмом, на котором выступал с докладом.
В Российской государственной библиотеке в Москве хранится несколько его сочинений. Думается, для наших историков будут особо интересны такие его работы: «Вопрос или недоразумение? (К вопросу об иностранных поселениях на Юге России)», М., 1895 г.; «История одного дня», Екатеринослав, 1900 г. (2-е издание — Мариуполь, 1901 г.); «История одного университетского курса (Быль из недавнего прошлого)», Мариуполь, 1905 г.; «Значение торгово-промышленных трестов на Западе и у нас…», М., 1909 г.; «Вероисповедные и церковные вопросы в Государственной Думе третьего созыва и отношение к ним «Союза 17 октября», М., 1909 г.

В прошлом году с помощью сохранившейся в Госархиве Донецкой области приходно-расходной книги казначея 2-го еврейского молитвенного дома в Юзовке удалось определить месяц смерти этого известного государственного и общественного деятеля. Он умер в начале октября 1917 года — именно в это время еврейской синагогой было уплачено за венок 51 руб. 50 коп.

Вот такой человек и задумал прокатиться на велосипеде в Лондон.

Получателем писем Каменского был известный профессор права
По окончании этого путешествия, на то время необычного для Юга России, Петр Каменский написал книгу. Она написана в виде писем к другу — профессору Л.Е. Владимирову. Читателям, наверное, будет интересно узнать, кем же был этот человек. Речь идет о Леониде Евстафьевиче Владимирове (30.01.1844 г., Полтавщина — 8.09.1917 г.) — выдающемся криминалисте, докторе уголовного права, экстраординарном профессоре с 1872 года, заслуженном профессоре с 1892 года.

Владимиров Леонид Евстафьевич

Владимиров Леонид Евстафьевич

Он обучался в Харьковском Императорском университете, где в 1866 году представил диссертацию «Теория улик». В 1872 году был избран экстраординарным профессором по кафедре уголовного права и судопроизводства Харьковского Императорского университета. С начала 90-х годов ХIХ века осуществлял адвокатскую практику в Москве и продолжал научные исследования в сфере уголовного права, процесса и судопроизводства. Известен как защитник, выступавший во многих громких процессах.
Его научные интересы имели достаточно широкую амплитуду: исследование механизма воздействия уголовного закона на правосознание, обоснование теории судебных доказательств, изучение природы суда присяжных, разработка тактики ведения защиты по уголовным делам, изучение психологических особенностей преступников. Одним, словом, друг Петра Каменского был известным человеком.

Велопробег по Европе
Теперь перейдем к рассказу о велопутешествии. Маршрут его был таким: Варшава — Краков — Вена — Мюнхен — Лозанна — Женева — Париж — Кале — переезд на пароме через пролив Па-де-Кале — Дувр — Лондон.

В самом начале своего путешествия Петр Каменский рассказал о его цели: «В Западной Европе издавна существует обычай предпринимать далекие странствия пешком. Делается это и с целью непосредственного ознакомления с бытом посещаемых мест, и с целью отдыха, ибо нет лучшего отдыха, как развлечение, вытекающее из труда, из работы… Понятно, что путешествие пешком… представляет из себя далеко не легкое, комфортабельное бездельничание… В конце нашего века этого вида препровождение облегчено усовершенствованием изящной и простой игрушки — велосипеда».

Из книги мы узнаем, что для Петра Валерьевича использование этого вида транспорта не было в новинку. «Хотя я никогда не покушался на степень велосипедной знаменитости, тем не менее давно пользуюсь велосипедом и мог бы праздновать 10-летний юбилей езды на самокате, если бы такие юбилеи праздновались. Лишенный такого праздника, я не был лишен представления о том, что было бы хорошо устроить себе отдых по западноевропейскому обычаю и прокатиться на велосипеде из Варшавы в Лондон. Меня интересовало заглянуть в такие углы, мимо которых обычно мчатся комфортабельные поезда, изредка удостаивая их минутной остановкой», — пишет он.

Попутчиком будущего депутата Госдумы Российской империи стал его приятель господин П.Ф. Г-в (так записано в книге). С большой долей вероятности автору удалось расшифровать эти инициалы. Попутчиком Петра Каменского в этом велопутешествии был будущий многолетний заведующий Юзовской базарной конторой, один из самых авторитетных людей нашего промышленного местечка Павел Феодорович Гордеев (1865 г.р.), происходивший из дворян Харьковской губернии, выпускник физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета.

То, что это действительно был он, кроме совпадения инициалов косвенно подтверждают цитаты из книги Петра Каменского. Так, в книге сообщалось, что его друг «с интересом наблюдал военные эволюции кавалерии» в Австрии. Дальше мы узнаем, что Г-в «недавно отбыл военную повинность и был прапорщиком запаса», а Павел Гордеев как раз и был прапорщиком запаса армейской кавалерии.

В январе 1920 года Павел Гордеев за уход с белыми по постановлению Юзовского ревкома был арестован и отправлен в Луганский концлагерь до окончания Гражданской войны. Дальше его следы теряются. Его жена в знак протеста против ареста мужа повесилась на одном из могильных памятников городского кладбища, оставив три прощальные записки, в т.ч. и обличительную в адрес ревкома.

Но вернемся к велопробегу. Консультировали наших тогда еще живых и полных сил путешественников, снабдив их картами и адресами велосипедных клубов, лучшие ездоки-туристы Варшавы Скродский и Бохенский.
Стартовали велосипедисты утром 22 сентября 1896 года на велосипедах фабрики «Трiумфъ» и сначала поехали по направлению к Кракову. Обычно за день они проезжали до 100 верст, если позволяла погода. Случалось, попадали и под дождь, иногда их движению мешал сильный встречный ветер. «Я не имею намерения утомлять вас описанием шаг за шагом своего странствия. Буду касаться обстоятельств, более других останавливавших мое внимание», — писал профессору Владимирову его друг.
Обычно в 7 часов утра путешественники выбирались из города на шоссе и ехали дальше по заранее выбранному маршруту до пяти часов вечера. Встречавшиеся им дети часто просили их «зядзвонить», т. е. позвонить в колокольчик, прикрепленный к рулю велосипеда.

Во время путешествия Петр Каменский сравнивал знакомую ему жизнь на Юге России с открывающимися деталями жизненного уклада в Европе. «У себя дома, на Юге России, проезжая через село, я нередко терпел затруднение благодаря стаям собак, почему-то особенно яростно преследующих ездока на велосипеде. Быстрый ход по хорошей проселочной дороге, ведущей через село, и крепкий хлыст обыкновенно спасали меня от этих непрошеных врагов.
В царстве Польском через встречающиеся маленькие городки и местечки проехать на велосипеде нельзя, ибо эти пункты имеют так называемую мостовую. Она состоит из вывороченных глыб камня и ям. Велосипедист вынужден в таких местах идти пешком и бережно катить машину. По счастью, его не окружает стая свирепых псов, зато его обычно окружает полуголая толпа замазанных, неумытых детей, к которым нередко присоединяются и взрослые женщины, не менее любопытные, чем детишки», — читаем в книге.

Петр Каменский жалел, что не взял в свое странствие фотоаппарата, но при этом признавал, что его «экипаж был непригоден вообще для всяких запасов». К его велосипеду была «прикреплена непромокаемая рубаха на случай дождя и шерстяная белая английская рубаха на случай холода». Путешественники обычно покупали себе белье в маленьких городках по дороге, а более ценные вещи заранее отправляли в выбранную гостиницу в крупных городах, где намечали остановки.

До пересечения австрийской границы Петр Валерьевич заранее через своих знакомых в Вене, близких к военным кругам, попросил предупредить военное министерство о предстоящей поездке, чтобы их не задержали жандармы и не обвинили в шпионаже (на разборки могло бы уйти не менее 10 дней). Но его знакомые этого не сделали, т. к. это еще более усилило бы подозрения. Поэтому нашим путешественникам перед поездкой пришлось вступить в члены Московского общества велосипедистов, которое было в то время лучшим предохраняющим средством от подобных недоразумений. Им прислали членские билеты, карты дорог Австрии и значки общества, которые они сразу нацепили на себя.

Возле красивейшего старинного замка Мейдлинг неподалеку от Вены Петр Валерьевич встретился со своей сестрой. Дальнейшая его встреча с ближайшими родственниками — сестрой, братом и его женой — произошла в Женеве. Как знаток школьного дела Каменский в течение нескольких дней тщательно изучал работу народных школ в этом швейцарском городе. Там же он посетил вместе с Гордеевым оперу, кинематограф, а уже самостоятельно осмотрел местную тюрьму.
Во время путешествия по Франции Каменский отметил не просто доброжелательное, а дружеское отношение к русским. Как раз в это время эту страну посещал русский император Николай II. В Лондоне путешественники задержались немного дольше, чем в других столицах. Здесь Каменский посетил колонию для душевнобольных, Народный дом, народные школы и т. д. Понятное дело, не были оставлены без внимания и достопримечательности британской столицы.

Друзья-путешественники вернулись домой по железной дороге. Их велопробег занял 40 дней, из них около 20 дней они потратили на осмотр достопримечательностей.
В этом путешествии Петр Каменский не только хорошо и с пользой для себя отдохнул, но и сделал такой вывод: «Велосипед, легко перебрасывая человека из одной страны в другую, сближает людей разных национальностей и тем самым содействует сглаживанию национальной розни. Ведь очень часто эта рознь держится на незнании друг друга». И в этом он абсолютно прав!

О Юзовке и Артуре Юзе
В книге Петра Каменского «Велосипедом из Варшавы в Лондон» есть несколько упоминаний о юзовской жизни и о сыне Джона Юза — Артуре Ивановиче Юзе, тогдашнем директоре металлургического завода и каменноугольных копей НРО (в издании указаны лишь его инициалы, но они легко расшифровываются).

О металлургическом заводе Новороссийского общества мы узнаем на 34-й странице книги, где автор рассуждает о том, что повальное пьянство крестьян и рабочих зависит от уровня их экономической обеспеченности. «Есть у нас, в Екатеринославской губернии, первый возникший на Юге России металлургический завод Новороссийского общества, получивший название «завода Юза», по имени его основателя. На этом заводе теперь работают около 8 тыс. рабочих.

Правильное, строго справедливое отношение к рабочему, при существующей высокой заработной плате, дает возможность последнему не только покрыть расходы его неприхотливой жизни, но и составить сбережение, которое, привнесенное в крестьянское хозяйство, подымает его производительную силу. Вид пьяных по праздникам на заводе долгое время заставлял меня думать, что рабочий люд не способен пользоваться благоприятным для его экономического подъема положением, но недавно мне пришлось натолкнуться на одну цифру, показавшую мне мое заблуждение.
Оказалось, что после открытия отделения Государственного банка в названном заводе было внесено на сберегательную кассу около миллиона рублей. Почти вся эта сумма внесена работающими на заводе. Таким образом, мне стало очевидным, что простой рабочий далеко не так беспечен, как многие думают», — отмечал Петр Каменский.

Об Артуре Юзе мы можем прочитать в конце книги. Там ясно указано, к кому ехал Петр Валерьевич в Англии: «Я ехал в Лондон к моему соседу по имению, моему доброму старому знакомому Ар.И.Ю. (Артуру Ивановичу Юзу. — Прим. автора), — пишет он. — Ар.И. обыкновенно полгода проводит в России и другую половину года в Западной Европе. В это время он находился в Лондоне и, узнав о моем странствии, любезно звал к себе…
Еще до остановки парохода Г-в и я были неожиданно обрадованы, увидев на набережной Ар.Ив. и его сына. Любезные добрые хозяева выехали навстречу далеким странникам и проявили характерные черты английского гостеприимства», — отмечает Каменский. А ведь расстояние от Дувра до английской столицы составляет более 120 км.

Кстати, порт Дувр находится в английском графстве Кент, жителем которого, по официальным документам, несколько лет перед своей смертью был Джон Юз. Этот факт наводит на размышления, что попытки найти метрическую запись о точной дате рождения Хьюза в Северном Уэльсе, пожалуй, могут быть не совсем правильными. Ведь даже таким спецам в этом деле, как работники архива Гламоргана, где собрана огромная коллекция сведений о Юзе и британской колонии Юзовки, до сих пор этого сделать не удалось. А в 2014 году в Украине собираются на государственном уровне отмечать юбилей Джона Хьюза. Выводы делайте сами…

Встретив русских гостей, Артур Юз с сыном тем же вечером по железной дороге вернулись к себе домой в Лондон, найдя для наших велосипедистов английского лидера-проводника и посоветовав путешественникам по дороге в столицу Великобритании осмотреть главный англиканский храм страны — Кентерберийский собор. Кстати, он тоже расположен в графстве Кент. Правда, вечером в предместьях Лондона наши путешественники немного поплутали, но проводник сумел все-таки доставить их к дому-особняку Артура Юза с небольшим палисадником на улице Holland Park.

Автору удалось выяснить по списку акционеров Новороссийского общества номер дома сына Юза — в особняке под №28 проживал тогдашний директор металлургического завода на Юге России.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии