flerovsky-thmb

Василий Васильевич Берви-Флеровский (настоящее имя Вильгельм Вильгельмович Берви) — видный российский экономист, социолог и публицист второй половины XIX века. Флеровский автор фундаментального труда «Положение рабочего класса в России», о котором очень высоко отзывался Карл Маркс (ради него Маркс начал учить русский язык) и который был запрещен в России.

Что рядовой житель Донецка знает о Василии Васильевиче, который прожил в нашем городе последние 20 лет свой жизни? Скорее всего — не много. А ведь это очень интересный человек, о трудах которого (да и о нем самом) можно и нужно узнать побольше. Да и повод есть — сегодня, 10 мая (28 апреля), день рождения Василия Ваильевича.

Мы предлагаем вам статью М. Плакиды, автора книги о Берви-Флеровском «Бесстрашный труженик» (серия «Замечательные люди Донбасса»), опубликованную в журнале «Донбасс» №3 за 1968 год. В статье автор рассказывает о взаимоотношениях Флеровского и Карла Маркса, о том насколько высоко основоположник научного коммунизма, учитель и вождь международного пролетариата оценил труды и личные качества Берви. Полагаем, что вы узнаете много нового об этом человеке.

К. Маркс и В. Флеровский

Среди представителей русской революционной мысли — из тех, кого знал основоположник научного коммунизма Карл Маркс, был человек, который около двадцати лет прожил в старой Юзовке (ныне г, Донецк) и прочно связал свою судьбу с трудовым народом Донбасса. Именем его названы в Донецке улица, кинотеатр и сквер, где ему установлен памятник-обелиск. Ими этого человека — Василий Васильевич Берви-Флеровский (29-IV-1829 — 4-Х-1918)*.

Выдающемуся экономисту пореформенной России В. В. Берви-Флеровскому посвящена книга М.Плакиды «Бесстрашный труженик», вышедшая в Донецком книжном издательстве в 1960 год» в серии «Замечательные люди Донбасса».

Ниже публикуются новые материалы о связях Карла Маркса и В. В. Берви-Флеровского.

***

Василий Васильевич Берви-Флеровский

Василий Васильевич Берви-Флеровский

Вопрос о взаимоотношениях Карла Маркса и В. В. Берви-Флеровского довольно сложный. Сложный он тем, что нет достаточно сведений, которые бы дали возможность иметь ясное представление о взаимоотношениях этих двух великих людей.

Как Маркс относился к Флеровскому, нам известно благодаря переписке Маркса с Энгельсом и другими лицами. Карл Маркс дал высокую оценку Флеровскому и как писателю, и как экономисту, и как личности. Особенно высоко ценил Маркс книгу Флеровского «Положение рабочего класса в России».

Еще в 50-е годы Карл Маркс начал вести борьбу с так называемым «русским оптимизмом», приукрашавшим положение русского народа и утверждавшим, что он живет значительно лучше народов Западной Европы. Это мнение было широко распространено не только в России, но и за ее пределами. Карл Маркс прекрасно понимал беспочвенность и нелепость такой теории. Но он не располагал достаточным материалом, на который можно было сослаться в борьбе с «русским оптимизмом». Таким материалом ему послужила книга В. В. Берви-Флеровского.

Чтобы прочесть в оригинале «Положение рабочего класса в России», Карл Маркс начал изучать русский язык. В письме к Мейеру от 21 января 1871 года он писал: «…с начала 1870 г. мне пришлось самому заняться изучением русского языка, на котором я теперь читаю довольно бегло. Это вызвано тем, что мне прислали из Петербурга представляющую весьма значительный интерес книгу Флеровского «Положение рабочего класса (в особенности крестьян) в России». По мере чтения Маркс делился впечатлением с Энгельсом, делал пометки на полях: «Из книги Флеровского я прочел первые 150 страниц (они посвящены Сибири, Северной России и Астрахани). Это — первый труд в котором сообщается правда об экономическом положении России».

Карл Маркс ценил «Положение рабочего класса в России» прежде всего за описание «конкретных фактов действительности», собранных со всех уголков России, и за тот сокрушительный удар, который эти факты наносили «русскому оптимизму». «Автор — решительный враг того, что сам именует «русским оптимизмом». У меня никогда не было особенно радужных представлений об этом коммунистическом Эльдорадо, но Флеровский превосходит все ожидания». Дальше Маркс указывает ка правдивость и своеобразие подхода к сбору автором приводимых данных. «Видно, что человек этот сам всюду побывал и наблюдал все лично. Жгучая ненависть к помещикам, капиталистам и чиновникам». В книге, говорит К. Маркс, нет «никакой социалистической доктрины, никакого аграрного мистицизма (хотя он и сторонник общинной собственности), никаких нигилистических крайностей».

И затем К. Маркс в этом же письме Энгельсу указывает на то высокое место, которое занимает книга Берви-Флеровского. «Во всяком случае, это — самая значительная книга среди всех, появившихся после твоего труда о «Положении рабочего класса».

Карл Маркс был настолько высокого мнения о выдающемся экономист пореформенной России, что ставил его имя рядом с именем Николая Гавриловича Чернышевского. В письме членам комитета русской секции I Интернационала в Женеве Маркс говорит: «Такие труды, как Флеровского и как вашего учителя Чернышевского, делают действительную честь России и доказывают, что ваша страна тоже начинает участвовать в общем движении нашего века».

Благодаря Флеровскому перед всем миром Россия предстала не такой, какой ее рисовали богатые бездельники, прожигающие награбленные народные деньги за границей, а такой, какой она была на самом деле — с бесправием, произволом, беспросветной нищетой народа и бесчеловечной его эксплуатацией. Вот почему К. Маркс указывал, что книга Флеровского «Это — настоящее открытие для Европы. Русский оптимизм, распространенный на континенте даже так называемыми революционерами, беспощадно разоблачен в этом сочинении»

Карл Маркс хотел даже перевести книгу на один из европейских языков. С этой целью он вел переговоры с неким издателем Годиссаром, знавшим русский язык. В письме к Энгельсу от 21 февраля 1870 года Маркс жалуется, что Годиссар делал ему «наглые предложения» по поводу перевода книги Флеровского. В ответном письме от 22 февраля Ф. Энгельс советует Марксу найти более дешевого издателя. Но за неимением средств эта попытка так и не была доведена до конца.

Давая высокую оценку «Положению рабочего класса в России», Карл Маркс одновременно дал глубокую и всестороннюю характеристику ее автору, отмечая те ценные положительные черты, которые были присущи Берви-Флеровскому: «Это — труд серьезного наблюдения, бесстрашного труженика, беспристрастного критика, мощного художника и прежде всего человека, возмущенного против гнета во всех его видах, не терпящего всевозможных национальных гимнов и страстно делящего все страдания и все стремления произвольного класса». Маркс ценил Флеровского за то, что он словно распахнул плотно закрытую цензурой и правительством дверь, и показал на богатом фактическом материале, как живет русский народ.

Карл Маркс интересовался не только трудами Флеровского, но и его судьбой. Из писем и от приезжающих из России он постоянно узнавал о нем, о его жизни и месте нахождения. Так, в письме от 14 апреля 1870 года Маркс сообщал Энгельсу: «Лафарг познакомился в Париже с одной весьма ученой русской женщиной… Она ему сообщила: Флеровский, хотя во время либеральных веяний его книга прошла цензуру, — тем не менее как раз за нее сослан в Сибирь» А в письме от 5 июля того же года он, упоминая о тяжелой участи Н. Г. Чернышевского, писал: «Флеровский в лучшем положении. Он лишь в административной ссылке в жалкой дыре между Москвой и Петербургом. Ты правильно угадал, что Флеровский — псевдоним» и т. д.

Карл Маркс был строгим ценителем и скупым на похвалы, и проявленный им живой интерес к Берви-Флеровскому говорит о том, насколько большое значение он ему придавал.

А каково отношение Берви-Фле-ровского к Карлу Марксу? Здесь дело обстоит гораздо сложнее. Основной архив Флеровского, как известно, пропал, а его высказывания не могли появиться в печати, так как почти всю свою жизнь Берви-Флеровский провел в ссылках, тюрьмах, поселениях, где за ним неустанно следили жандармы. Судить об отношении Флеровского к Марксу можно только косвенно.

Прежде всего возникает вопрос: читал ли Берви-Флеровский произведения Карла Маркса? Да, читал. В своей работе «Исследование по текущим вопросам», написанной в 1872 году, на 13 странице он делает ссылку на «Капитал» Маркса.

Но Маркса Флеровский знал гораздо раньше. Об этом свидетельствует большое письмо Флеровского к Марксу. В 20-х годах исследователь Д. Рязанов, изучая архивы Маркса и Энгельса в Берлине, обнаружил это письмо и опубликовал его в IХ-Х номере «Летописей марксизма» в 1929 году. Письмо это осталось незамеченным исследователями, а между тем оно представляет большой интерес и является единственным письмом Флеровского, сохранившимся в архиве Маркса. В нем Флеровский изложил содержание своей книги «Положение рабочего класса в России», охарактеризовал источники и сведения, которыми он пользовался для этого труда, и сообщил много ценных биографических данных о себе.

Письмо это написано Берви-Флеровским, очевидно, в 1869 году, сразу же после выхода его книги «Положение рабочего класса в России» и переслано, вероятно, Марксу вместе с этой книгой. Флеровский, надо полагать, высоко ценил Карла Маркса и хотел познакомить его со своим произведением. Но Маркс не знал русского языка, и Флеровский пишет ему письмо на немецком языке, в котором довольно подробно знакомит Маркса с содержанием книги. Следовательно, Карл Маркс, благодаря этому письму, уже имел представление о том, что он может найти в этой книге и, как мы уже видели выше из писем Маркса к Энгельсу, он сразу же принялся за изучение русского языка и чтение этой книги в подлиннике.

Интересно отметить, что в письме к Марксу Флеровский подробно по каждой главе характеризует источники, которыми он пользовался при написании своей книги. В основном это были беседы с местным населением, а также его собственные наблюдения. «Я был в Марьинске, Ачинске, Красноярске, Енисейске… Я, конечно, везде беседовал с жителями. Затем я больше года прожил в Кузнецке в политической ссылке,— понятное дело, я летом и зимой бродил по окрестным деревням и беседовал с населением». «…Это было настоящее исследование».

Карл Маркс. Иллюстрация из журнала «Донбасс» №3, 1968 г

Карл Маркс. Иллюстрация из журнала «Донбасс» №3, 1968 г

Для своей книги он использовал и статистический материал. «Чтобы получить ясное представление о положении,— пишет Флеровский Марксу, — я воспользовался также официальной статистикой, в особенности так называемыми памятными книжками, сборниками всего статистического материала, собранного в статистическом бюро каждой губернии». «Для вычислений о лесном хозяйстве, напр., для карты я пользовался самыми различными материалами, Статистическим временником, для стр. 232 и 233 Калужской памятной книжкой, материалами, собранными офицерами генерального штаба для Рязанской губернии, Казанской памятной книжкой…» и т. д., Но Флеровсий не доверял официальной статистике и поэтому постоянно пользовался более достоверным источником — расспросами. «Конечно,- замечает он в письме, — далеко не все отчеты были точны, и тут на помощь должны были явиться личные расспросы».

Представляет интерес то, что Флеровский в своем письме сообщает такие факты, которые могли интересовать только Маркса. «Если Вы пожелаете, — пишет он Марксу, далее познакомиться с деталями, то я для примера могу сказать Вам следующее. В Кузнецком округе водка продавалась капиталистами, которые все были заодно. По окончании года они производили между собой расчет: тот, кто продал больше, платит тому, у кого был небольшой сбыт и т. д. Это делалось для того, чтобы конкуренция не могла сбить цены». Этот факт интересен сам по себе. Он указывает на то, то в России задолго до XX века, т. е. до появления монополий, были уже их зачатки и их суть Флеровский понимал правильно. Во-вторых, он указывает на то, что Флеровский знал взгляды Карла Маркса, знал, что может его интересовать. Отсюда напрашивается вывод, что «Капитал» Маркса Флеровский прочел еще до его перевода на русский язык, в оригинале, после его выхода в 1867 году в Гамбурге. Не исключено, что именно «Капитал» Маркса был причиной появления «Положения рабочего класса в России» и его острой политической направленности.

Обращает на себя внимание и то, что в письме к Марксу Флеровский сообщает много биографических данных, о которых он не упоминал ни в «Краткой автобиографии», ни в большом автобиографическом произведении «Три политические системы». Видимо, он стремился убедить Маркса в достоверности материала в книге, подтвержденного его личными наблюдениями во время бесконечных ссылок и гонений, и что эти гонения — результат его широкой связи с народом и защиты его интересов.

До сих пор считается, что книгу «Положение рабочего класса в России» отправил Марксу переводчик «Капитала» на русский язык Николай-Он (Даниельсон). Однако, если учесть, что Флеровский сам писал Марксу, то можно полагать — он вместе с письмом отправил Марксу и книгу.

Если же допустить, что письмо для Маркса было написано Флеровским по просьбе Даниельсона, который отправил его вместе с книгой Марксу, то тогда есть основания предполагать, что Флеровский был тесно связан с революционным движением. Близкими друзьями Николая-Она были активные участники этого движения Г. Лопатин, М. Негроскул и другие. Между ними и Берви-Флеровским, естественно, должна была существовать связь. В противном случае Флеровский не выполнил бы эту большую работу по написанию письма-конспекта, да и Даниельсон вряд ли решился бы обратиться к Флеровскому с подобной просьбой. А если это действительно так, то надо по-иному судить о связях Флеровского с революционным движением и с Марксом.

Но в одном и в другом случае Флеровский предстает перед нами в новом свете. Впоследствии, в его многих работах, чувствуется влияние Маркса, да и в «Положении рабочего класса в России» его теория ренты, цен на сельскохозяйственную продукцию и др. — это, в сущности, теория Маркса.

Письмо Берви-Флеровского к Карлу Марксу было написано не случайно. Между Марксом и Флеровским несомненно существовала пока трудно прослеживаемая связь. Как мы видели выше, Карл Маркс постоянно интересовался и творчеством, и судьбой Флеровского. Берви-Флеровский делал то же, но в силу особых условий жизни сведений об этом не сохранилось.

Не исключено также, что Николай-Он и его группа, зная о тяжелом положении Берви-Флеровского, скитавшегося по тюрьмам, ссылкам и поселениям с большой семьей, ограждала его от всего, что могло навлечь на Флеровского новые гонения.

Все эти вопросы требуют дальнейших исследований.

  • М. ПЛАКИДА, кандидат экономических наук, доцент.

Источник: журнал «Донбасс» №3, 1968 г.

*В аннотации к статье указана дата рождения Флеровского — 29.04.1829, хотя в современных источниках встречается 28 апреля.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии