7 декабря 1871 года состоялось освящение первой больницы Новороссийского общества. В трёх комнатах-палатах размещалось 12 коек для больных, в трёх других — врачебный и процедурный кабинеты. Располагалась больница (в современном представлении) в районе мартеновского цеха ОАО «ДМЗ». 8 середине 1880 года, согласно штатному расписанию, в больнице работали доктор и фельдшер. Годовое жалованье врача — 2 500 рублей, фельдшера — 800 рублей. Провизор в больничной аптеке получал в год 1 000 рублей. Все трое были освобождены от платы за жильё и отопление. Жалование начислялось в фунтах стерлингов, с пересчётом в рубли по курсу. Обеспечение больницы медикаментами составляло 2 500 рублей в год.

В 1892 году при больнице была оборудована палата (площадью 4 м²) для временной изоляции душевнобольных с потолками и стенами обитыми деревом. К «услугам» буйных пациентов в наличии имелись только «сумашедшая рубашка» с 2,5 метровыми рукавами и свивальники из холста по 5–6 м длиной.

В эту палату попадали больные с белой горячкой, контуженные, с эндогенными психозами. Надзор над ними отсутствовал, вследствие чего больные часто травмировались, совершали членовредительства, несколько раз имели место случаи суицида. За жизнь таких больных администрация не несла никакой ответственности.

Из воспоминаний доктора Абрамова: «Обычно, приходивший утром надзиратель составлял акт и тело предавалось погребению, а случай забвению… Порой в эту комнату попадали люди после укуса бешеной собаки. На них надевали смирительную рубашку и они в этой рубашке умирали».[8]

В начале августа 1892 года в поселке Юзовка произошел, так называемый «холерный бунт». Мало того, что медицина тогда была не на совсем должном уровне, большая скученность людей и антисанитария, так еще и рабочие, вчерашние дремучие крестьяне, были настроены против врачей. Началось все с того, что врач больницы Новороссийского Общества Казас захотел забрать в холерный барак больную жену рабочего Павлова. Толпа, выпившая по случаю церковного праздника, этому стала препятствовать. Когда санитары пришли забирать больную, «толпа рабочих заявила, что они не дадут больную, так как имеют из Ростова на Дону сведения, что в местечко Юзовку приехали враги-евреи с целью морить рабочих». Было еще заявлено, что рабочие «желают знать, почему холерой заболевают исключительно одни русские, тогда как из англичан, служащих на заводе, а также из евреев никто еще не заболел, что это не спроста». Послышались угрозы в адрес присутствовавших здесь же полицейских. Те отступили, от греха подальше. А толпа пошла громить холерные бараки. Путь толпы проходил через базар. Случайно оказавшийся там сапожник еврей Иткин, почему-то был принят за доктора. Иткина спас рабочий Колосов, к которому Иткин вбежал в жилище. Колосов вышел к толпе и поклялся на иконе, что это сапожник, а не доктор, к тому же русский. Часть толпы пошла через завод громить другой, Ларинский, базар. Один из общей массы зашел в заводскую больницу и как показал на следствии доктор Казас «глумясь над доктором, требовал себе лекарства от холеры и заявлял, что ему стоит только сделать знак, чтобы явились сто человек разграбить больницу». В положительной оценке нуждаются действия врачей Казаса, Полупаенко и студента-медика О.Вегнера, продолжавших выполнять свой служебный долг. Прокурором Родзянко был приглашен в качестве независимого эксперта Александровский уездный врач Туча, показавший, что он лично ознакомился с мероприятиями проводимыми больницей Новороссийского Общества для предотвращения распространения холеры и находит их грамотными и вполне приемлемыми.[7]

В 1893 году в заводской больнице было организовано хирургическое отделение с операционной, ванной и уборной. Оно соединялось с терапевтическим отделением и амбулаторией коридорами.

Из воспоминаний организатора хирургии, травматологии и рентгенологии в нашем городе Фёдора Васильевича Берви: «Сестёр в больнице не было, вместо них были так называемые перевязчики — средний персонал своей, больничной подготовки из служителей попонятливей и добросовестней. Сиделок тоже не было — женщины служили только на кухне и в прачечной…

Фёдора Васильевича БервиФёдора Васильевича Берви

До 1893 года, область хирургического вмешательства была весьма ограничена. Старший врач больницы Голдгаар оперировал лишь в неотложных случаях — ампутации, показанные в случае травмы конечностей; удаление осколков кости при выявленных открытых переломах черепа… Радикальное грыжесечение неущемлённой грыжи он называл преступлением. Даже геморроидальные больные оперировались в Харькове. Первое грыжесечение было сделано в 1898 году, когда главным врачом стал О.Ф. Вегнер».[6]

Комиссия, обследовавшая рудники и заводы Донбасса весной 1900 года, оставила описание заводской больницы Юзовки: «Больница, устроенная с основания завода, постепенно расширялась пристройками и поэтому обратилась в тип неопределённый, смешанный: палаты чередуются с маленькими комнатками и переходными коридорчиками, занятыми, за недостатком мест, также больными. Коек в настоящее время 112, считая в том числе и для заразных. Объём, по словам врача, пока удовлетворяет требованию нормы, но атмосфера во всех помещениях больницы очень тяжёлая, в некоторых комнатах с крайне дурным запахом. Вентиляция производится только через фортки. Ввиду постоянного переполнения больными, ремонт и освежение палат не представляется возможным. По месту положения больница занимает в настоящее время центральное место среди заводских зданий, но сад имеется.

При больнице имеется аптека с приспособлениями для приготовления всех лекарств.

Под амбулаторную ожидальную отведены две тесные комнаты, в которых не представляется возможным сидеть и 1/10 части ожидающих.

При больнице имеется небольшая библиотека, книжек 50–100. Заведывают больницей 6 врачей».[1]

Из воспоминаний врача Мехмандарова: «У меня амбулаторных больных 100–150 человек в день. В это число включены 40–60 глазных больных. Глазной приём я провожу таким образом: впускаю в кабинет сразу 20 человек, одному ставлю зонд и он садится. За это время я принимаюсь за больного трахомой и т.д. Это делается скоро, не более одной минуты на каждого больного». Такие приёмы Ф.В. Берви называл «приём шпалеры», а Мехмандаров отмечал, что часто действовал по принципу: дать что-нибудь больному, лишь бы он «отчепився» (дать отчепного).

Амбулаторный прием больных производился с 9 до 13, в праздники и по воскресеньям — с 9 до 11. На руднике Ветка в праздничные и воскресные дни приема не было. Талончики на посещение врачом больного дома выдавались до 16–00. После 16 часов вызов врача мог осуществляться только в экстренных случаях.

Ф.В. Берви описывал, что «кроме стационара на 36–40 коек, хирург работал в общей амбулатории с приёмом 60–80 человек ежедневно, делал разъезды по больным в рабочих колониях, затем ночные дежурства, скорая помощь, судебная экспертиза и т.д.»

С 1898 года стали производить операции, требующие наркоз, а в 1901 году провели первую операцию по удалению абсцесса мозга.

В 1905 году хирургическое отделение перестроили, отделив от терапевтического и амбулатории. Операционная была вынесена отдельным крылом с предоперационной, стерилизационной, умывальной.

Ф.В. Берви и О.Ф. Вегнер отпуска проводили за границей, в известных европейских клиниках, привозя оттуда новое оборудование и инструменты, а «после японской войны выветрились последние остатки сестрофобии, в больнице появились сестры. С тех пор нагноение после чистых операций стало исключением».

В 1914 году, перед мобилизацией хирургов на фронты Первой мировой войны, в больнице была сделана 231 операция. [6]

На предприятиях Новороссийского Общества была организована система, при которой врачебную помощь получала и семья рабочего. Рабочему выдавалась врачебная карточка, куда заносились жена, дети, родители и другие близкие родственники. Карточка давала право на посещение амбулатории. В правилах к карточке сказано, что она «ни под каким видом не может быть передаваема постороннему лицу, а служит только для лиц в ней перечисленных». В случае обнаружения обмана — карточка изымалась, а «виновные в передаче карточки подвергаются: в первый раз денежному штрафу в размере от одного до 3 руб., во второй раз — увольнению с завода. За утрату врачебной карточки взыскивается штраф 50 коп». Врачебная карточка также давала право на получение лекарств из заводской аптеки.

Своя больница была и при рудниках Рутченковского горнопромышленного Общества. Комиссия Министерства земледелия и государственных имуществ, обследовавшая предприятия Донбасса, 27 апреля 1900 года посетила и Рутченковский рудник. Встретили их директор по коммерческой части Н.С.Авдаков и технический директор Барбье: «Рабочих при рудниках — 2300 (все русские). Центральная для всех рудников больница на 13 коек. Заканчивается постройка заразного отделения на 10 коек. Вентиляция удовлетворительная. Клозет примитивный. Белье дезинфицируется зеленым мылом и формалином. Аптечка — большая часть лекарств выписывается готовыми. Амбулаторных больных 30–40 человек в день. Сверх того, прием их производится фельдшерами при рудниках 19-м и 29-м».[1] Эта же комиссия обследовала Вознесенский рудник действительного статского советника П.А. Карпова. Заведовал рудником горный инженер Э.Штединг. Комиссия отметила, что рабочих на руднике 1400 человек, «больница на 14 коек, система коридорная, ватерклозеты, в общем удовлетворительные. Оборудуется заразное отделение. Аптечка для приготовления всех лекарств и более сложных».[1]

Пожалуй, самой большой больницей в округе была больница при Рыковских копях. Здание было построено в 1892 году. На весну 1900 года, когда на руднике трудилось 1200 человек, больница имела 40 коек. Палаты были расположены по обе стороны коридора. Проволочные матрасы и чистое белье. Врачебный персонал состоял из 2-х врачей, 2-х фельдшеров, 1 акушерки и провизора. Правление Анонимного Общества Рыковских копей на больницу отпускало 15 тысяч рублей в год. Еще при больнице имелся заразный корпус на 20 человек и прекрасный сад.[1] Больничное здание сохранилось и входит в наркологический диспансер по ул. Левобережной.

Кроме заводской больницы Новороссийского Общества и больниц при рудниках в селе Григорьевка (район Боссе) до 1912 года существовала земская больница на 23 койки. Следует напомнить, что Юзовка входила в Григорьевскую волость.

Штат земской больницы (на 1 января 1912 года) состоял из одного врача, 3-х фельдшеров и 1-й фельдшерицы-акушерки. Врачом Григорьевского земского участка с 1906 года трудился Алексей Евграфович Петров, окончивший Харьковский университет в 1884 году, трудился в больнице с 1885 г. по 1 февраля 1895 г. и с 1906 г. по 1917 г. Фельдшерами: Макаров Дмитрий Максимович, закончивший Екатериновскую земскую фельдшерскую школу в 1896 г., работал в больницах с 4 декабря 1896 г.; Акчеев Иван Осипович, окончивший курсы при Саратовском местном лазарете в 1896 г., работал в больницах с 1 февраля 1900 г.; Ляховицкая Бейля Берковна, работавшая в больницах с 7 июля 1907 г. [5].

Больниц в Григорьевской волости явно не хватало. Вопрос о строительстве в Юзовке новой земской больницы был поднят еще в 1905 году. Имевшиеся больница Новороссийского общества на 125 кроватей плюс 7 кроватей родильного отделения и земская на 23 кровати не вписывались ни в какие нормы.

Местное самоуправление в лице Бахмутского уездного земского собрания вышло с ходатайством к владельцу земли — Новороссийскому Обществу — о выделении участка в одну десятину под строительство больницы. Гласному А.В.Рутченко поручили провести переговоры с правлением Новороссийского Общества. Владельцы в вопросах продажи земли уступок не делали никому: арендуй и пользуйся. Англичане предложили подходящий участок рядом с казачьими казармами, с примыканием к 1-й линии. В современном представлении этот участок находился где-то в районе 1-го — 2-го корпусов Донецкого национального технического университета. И плату назначили чисто символическая: 10 рублей в год. Только небольшое но …

Так как земля, отводимая под строительство, находилась в собственности горно-металлургической компании, та оставляло за собой право в случае производственной необходимости снести больничные постройки, но предоставить под земскую больницу новое место и компенсировать затраты на строительство нового здания больницы. Земство, в большинстве своем, не было согласно на такую постановку вопроса и определенно требовало продажи под больницу десятины земли.

В Юзовке жители образовали общественный комитет по постройке больницы, без которой поселок буквально захлебывался: в 1907 году население здесь составило 32 тысячи человек! Земство на 42-м очередном собрании сессии 1907 года вновь рассмотрело вопрос о строительстве. Собравшиеся обратились за помощью уже к губернатору Клингенбергу о ходатайстве перед императором Николаем II об отчуждении десятины земли под строительство больницы в районе Сенного рынка (район начала бульвара Пушкина) и постановили ассигновать под начало стройки 24 тысячи рублей.

8 февраля 1908 г. начальник главного управления по делам местного хозяйства МВД Гербель предоставил в Государственный Совет докладную записку, с предложением поддержать начинания земства: «Бахмутское уездное земское собрание, не находя возможным строить больницу на арендной земле, постановило ходатайствовать о принудительном отчуждении для указанной цели земельного участка в местности за базарной площадью, на котором помещались холерные бараки, без права на недра этого участка».[4] Но время шло и земство подыскало под больницу новый участок.

Канцелярия же Екатеринославского губернатора продолжала посылать в Управление по делам местного хозяйства уточняющие письма: «Больница, проектируемая пока на 40 кроватей в таком поселке, как Юзовка, несомненно будет всегда переполнена. Надо предполагать, что в недалеком, быть может, будущем жизнь потребует расширения больницы. Земство не сомневается, что придется расширить больницу, как это сделано в Бахмуте до 100 и более кроватей. Всякая больница, коль скоро она открыта и имеет в своих стенах больных, не может быть закрыта даже на один день … Место, указанное на плане, земство избрало потому, что оно расположено в более высокой местности в конце поселка, в открытом поле, и следовательно, суше и здоровее, чем предлагаемое Новороссийским Обществом находящееся около базара и ложбине».

Параллельно земство пробовало договориться с Семеновским сельским обществом, земли которого были в 4-х верстах от Юзовки (Семеновка находилась за отелем «Атлас») о продаже десятины земли под больницу, но и Семеновское сельское общество согласилось отвести землю только в аренду. Арендную годовую плату общество определило в 500 рублей. Продавать землю не желало.

И вот 4 июня 1908 г. последовал Высочайший указ Правительственному Сенату об отчуждении у Новороссийского Общества одной десятины земли под земскую больницу: «Повелеваем: сделать надлежащие распоряжения к отчуждению для указанной цели в собственность Бахмутского, Екатеринославской губернии, уездного земства означенного земельного участка, с сохранением за вышеназванным обществом права разработки, на установленных существующими правилами основаниях, полезных ископаемых, в недрах отчужденной земли заключающихся».

Но случилось непредвиденное. Узнав о Высочайшем Указе, правление Новороссийского Общества согласилось подарить Бахмутскому земству землю под больницу, а чрезвычайное Бахмутское уездное земское собрание 10 апреля 1909 г. постановило дар принять, о чем была совершена дарственная запись, утвержденная старшим нотариусом Екатеринославского окружного суда 11 января 1911 г. А об успешном завершении дела с земельным участком доложил в Петербург новый Екатеринославский губернатор В.Якунин.

В 1911 году земство начало строительство новой больницы на северной окраине посёлка Юзовка. Место под строительство, согласно дарственной, Новороссийское Общество отвело за Новыми планами поселка недалеко от деревни Семёновка. В 1912 году новая земская больница в Юзовке приняла первых пациентов. Новая земская больница имела уже 70 мест, заразное отделение, рентгеновский кабинет и лабораторию.[3]

Земская больница в ЮзовкеЗемская больница в Юзовке

Возглавил новую больницу земский врач Владимир Николаевич Маляревский, пришедший работать 1 января 1909 г. Вторым врачом был Родин Владимир Петрович, окончивший Киевский университет в 1904 г., работал в больнице 11 января 1911 г. Фельдшера: Макаров Всеволод Петрович, закончивший Харьковскую земскую фельдшерскую школу в 1904 г., работавший в больницах с 30 апреля 1904 г.; Будник Григорий Васильевич, закончивший Харьковскую земскую фельдшерскую школу в 1902 г., работавший в больницах с 19 января 1911 г.; Сухобрусов Семен Александрович, закончивший Курскую земскую фельдшерскую школу в 1906 г., работавший в больницах с 1 ноября 1911 г. Акушерками трудились Ферреро Елена Томазовна, окончившая курсы при Одесском Павловском родильном приюте в 1909 г. и Лейбман Вера Лейзоровна, работавшая в больнице с 7 марта 1911 г.[5]

Юзовский земский врач  Владимир Николаевич МаляревскийЮзовский земский врач Владимир Николаевич Маляревский

Радость открытия новой больницы омрачило печальное событие. 21 октября умер земский врач Владимир Николаевич Маляревский. Это случилось во время эпидемии брюшного тифа, так сказать пал жертвой своего служебного долга. Владимир Николаевич родился в 1884 году. Закончил Харьковский университет. Как отмечалось в некрологе «пользовался в Юзовке исключительной симпатией и расположением больных, как гуманный, внимательный врач и отзывчивый человек». Много времени Маляревский отдавал общественной работе. Он был председателем Юзовского отдела лиги по борьбе с туберкулезом. На 28 году оборвалась жизнь врача и «с искренней скорбью была оплакана всем населением Юзовки».[2]

В 1920 году в бывшей земской больнице открыли хирургическое отделение на 56 коек. Больница стала именоваться 1-я Советская. Заводскую больницу переименовали во 2-ю Советскую. Здание бывшей Земской больницы на пл. Ленина было разрушено в начале 1960-х в связи с реконструкцией территории, а располагавшаяся в нем после Отечественной войны детская больница переехала в новое здание на бульваре Шахтостроителей.

Авторы: Степкин В., Третьяков С.

    Литература:

  1. РГИА, ф.37, оп.58, д.299, л.96-98об.
  2. Иллюстрированное приложение к газете «Утро», 21.10.1913.
  3. РГИА ф.1288. оп.5, д.40б, л.41-42об.
  4. РГИА ф.1288, оп.3, д.2, л.15, 25-27, 37-40.
  5. Список земских врачебных участков и земского медицинского персонала Екатеринославской губернии на 1 января 1912 года. Екатеринослав.
  6. Заболоцька К.В. «Життєвий шлях видатного донецького лікаря Федора Васильовича Берви (з публикацією мемуарів Ф.В. Берви «Краткое воспоминание о развитии хирургии в Юзовке», «Новые страницы в истории Донбасса», сб.9, Донцк, 2002.
  7. РГИА, СПб, ф.1405, оп.93, д.8555.
  8. Розет Г.И. «Здравообранение в Донбассе», Часть1. На правах рукописи. Донецк, 1966.
  9.  



3 Комментарии

  • Fedor1
    Fedor1

    Все это очень интересно но автор должен был бы догадаться, что возникнет вопрос об одном известном дореволюционном враче в Юзовке. Я имею ввиду деда Ленина Бланка.

    Ответить Изменить
    • Алексей Федько
      Алексей Федько

      Автор просил передать следующее:

      В средине 1990-х в газете «Город» появилась заметка, о том, что дед Ленина работал врачем  на Юзовском заводе. Тогда я эту информацию не проверив взял и поместил в одну из первых книг «Иллюстрированная история Юзовки-Сталино». Уже через год  что-то меня смутило в подлинности факта.Помогла книга о родословной Ленина. Его дед Бланк действительно работал врачем, но не на Юзовском, а на ЮГОВСКОМ заводе. Это Урал. Корреспонденты «Города» перепутали названия поселков.В последующих публикациях неверная информация была исключена из употребления.

      Ответить Изменить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии