Авраамий ЗавенягинАвраамий Завенягин

Сначала мизансцена. 1922 год. Донбасс. Свирепый прошлогодний голод уложил индустриальный край на лопатки. На ладан дышит Юзовский металлургический завод, стоят залитые водой шахты, рабочие массово оставляют «убитый» город в поисках скудного пропитания. 6000 одних забойщиков покинуло рабочие места, 5000 металлургов забыли о домнах и мартенах, замер железнодорожный транспорт. Хлеб выдается по карточкам, но его не хватает. К лету становится понятно, что на хороший урожай в стране надеяться не приходится, что голод снова возьмет свое, что страшный, еще невиданный в России, урожай смертей от недоедания еще впереди.

Большевики в Юзовке весь двадцатый и двадцать первый годы пытались самортизировать последствия многолетних войн, запустить производство, получить хотя бы мизер товарной продукции, столь необходимой и для строительства нового государства, и для добывания хлеба насущного. Потому как в голой донецкой степи, по всем разбросанным в пыльном зное рабочим поселкам не родила в те годы даже лебеда. А как говорил Лев Толстой, «голод в России наступает не тогда, когда хлеб не родит, а когда лебеда не вызревает», и нечем мужику спасаться от бескормья…

«Отцы» и «дети»

А теперь перейдем непосредственно к месту, времени и главным действующим лицам. Они у нас будут сведены воедино, как того и требует классический канон…

Спасать положение должны были кадры двух поколений – закаленные марксисты ленинского розлива и горячая революционная молодежь, опаленная огнем сражений Гражданской войны. Такая вот была кадровая политика. Сказано – сделано. Вскоре после войны в Бахмуте (Артемовске) был создан Комитет каменноугольной промышленности Донбасса. «Видимо, речь идет о 1921-м и начале 1922 года, — пишет об этом событии в своих «Воспоминаниях» Никита Хрущев, — Когда я вернулся на рудники и стал работать на Рутченковских копях, угольную промышленность Донбасса возглавлял Георгий Пятаков, крупный политический и хозяйственный деятель. Он считался видным экономистом и слыл авторитетом. Потом его заменили, не знаю точно, по каким причинам». Уточним, — Пятаков командовал Центральным управлением угольной промышленности на Украине и заседал в Харькове. В Бахмут же «начальником Донецкого каменноугольного бассейна» (так его должность именуют в некоторых источниках) послали старого партийца, бывшего сормовского рабочего Ивана Чугурина.

А секретарем Юзовского окружного комитета ВКП(б) был неожиданно для всех поставлен 21-летний сын паровозного кочегара из-под Тулы (ст. Узловая) Авраамий Завенягин. Впрочем, в то время, если и удивлялись такому назначению, то недолго. Во-первых, паренек успел в 17 лет вступить в партию, побыть комиссаром политотдела стрелковой дивизии и предревкома в Старобельске, выдержав вместе с отрядами ЧОН нешуточную «гонку на опережение» в степных боях с махновскими партизанами. А во-вторых, революционная эпоха вывела в люди такое огромное число «гайдаров», что к этому привыкли. Да и должностишка председателя Юзовского окружкома партии та еще была.… Как принято, было говорить – расстрельная должность. Это потом коммунистов здесь прибыло, в сталинские да донецкие времена, а до тридцатых годов, если и встречались пламенные революционеры, то все больше из меньшевиков и бывших эсеров. Юзовка вообще считалась их вотчиной в те буревые годы. 

Но бывший старобельский предревкома Завенягин тоже был парень не простой. Есть мнение, что протежировал ему Дмитрий Медведев, будущий легендарный командир особого отряда НКВД под Ровно в годы ВОВ. С Авраамием Завенягиным он познакомился, будучи начальником старобельской ЧК. Какие у них там были совместные дела неизвестно точно, но подсобить в карьере Завенягина Медведеву, вероятно, было по силам. К тому же он хорошо знал и Донбасс и понимал какие люди нужны в Юзовке на особой партийной работе. Принципиальные, непреклонные, с железным характером.

Нашла коса на камень!

И случай проявить свою неуступчивость и жесткий нрав молодому партийному лидеру представился весьма скоро…

Осенью 22-го года в Стране Советов было особенно голодно, рабочие Юзовки держались из последних сил. По полумертвым цехам завода гулял ветер, гоняя пыль и обрывки прокламаций, Первую линию, как впрочем, и все остальные линии, оккупировали стаи диких псов. Грабеж был повсеместным явлением. Местные газеты пестрели такими сообщениями: «В районе Дурной балки неизвестными была остановлена и полностью раздета донага работница Сердюк, возвращавшаяся со смены. Все вещи забрали». Бандитизм правил бал — на Рыковке, Александрово-Григорьевке, Пастуховке, Семеновке, Рутченковке «деловые» практически заменили собой Советскую власть, которая имела реальное влияние по сути дела только в районе завода и поселка Новый свет.

И вот представьте себе картину: в один прекрасный день по замершему в предсмертных судорогах городу с грохотом проносится мотор, в котором сидят судя по внешнему виду вполне партийные товарищи в кожаных фуражках с алыми звездами, орут дурными голосами пьяные песни (отнюдь не революционного содержания), размахивают револьверами и чуть ли не палят из них в белый свет как в копеечку… Фантасмагория, призрак проклятого прошлого, недавнего причем, с участием деникинских офицеров и махновских атаманов. Представить невозможно!
Одинокие, опухшие с голоду милиционеры, обалдело взирают на это немыслимое непотребство и внезапно узнают – о, ужас! – в предводителе разгульной компании не зажравшегося недобитого купчика, не потерявшего страх «спеца» из бывших, не обнаглевшего «в корень» заводилу бандючков с поселка, а самого товарища Чугурина! Того самого «начальника Донецкого каменноугольного бассейна”. 

Ну, понятно, никто авто не тормознул – начальство из Бахмута по Юзовке гуляет! Но по команде, понятное дело, доложили. Скандал жутчайший, политическое дело! Что скажет рабочий класс и так далее… Такими делами в те поры занималось ЧК. Под свой контроль брало, как минимум. Донесли в окружком партии. Дескать, товарищ Авраамий Павлович Завенягин, примите меры по партийной линии!  

Наш Завенягин, при всех своих замечательных организационных качествах и личной беспримерной храбрости, все еще максималист – возраст! Не медля ни дня он выносит на губком партии один единственный вопрос – исключить тов. Чугурина из рядов славной нашей Коммунистической партии, и точка! Чтобы неповадно было другим. 

И окружной, и тем более, губернский парткомитеты застыли в растерянности. Как так – уволить?! Кого, — Чугурина? Личного друга Пятакова, члена партии с 1902 года, «искровца», одного из авторов большевистских манифестов в Феврале 1917 года?! Молокосос, без году неделя в партии требует исключить из нее человека, который в апреле 17-го на Финляндском вокзале лично вручал партийный билет самому Ильичу, прибывшему возглавить победоносную рабоче-крестьянскую революцию! Хорош гусь, нечего сказать. 

Из Харькова резко и ультимативно отреагировал Пятаков – да мы тебя, сынок, самого исключим за поклеп на заслуженного борца за рабочее дело! Губком, чего вы телитесь, — готовьте постановление! 

В общем, заварилась каша. Бумаги в переписке Харькова с Бахмутом и Юзовкой перевели… неизвестно сколько перевели, но, наверняка столько, чтобы оправдать ленинскую характеристику Пятакова: «Пятаков, — человек несомненно выдающейся воли и выдающихся способностей, но слишком увлекающийся администраторством и администраторской стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе».  

Но не тут-то было. Пьяная выходка заслуженного товарища запротоколирована? – Запротоколирована. Решение Юзовского окружкома есть? – В наличие, со всеми подписями, включая подпись секретаря парткома индустриального техникума Хрущева Н.С. И ВЧК веское слово сказала, да и вообще – Авраамий Завенягин член Всеукраинского ЦИК, его так просто из партии тоже не попрешь.

А. П. Завенягин — начальник строительства Норильского горно-металлургического комбината, 1938 год.А. П. Завенягин — начальник строительства Норильского горно-металлургического комбината, 1938 год.

Кончилось все, конечно, мирно. Полгода внутрипартийной «бузы» московские «спецлюди» урегулировали так. В 1923 году Завенягина поблагодарили за партийную непримиримость и услали на учебу в Московскую горную академию. Чугурин тоже покинул край терриконов. После этой истории он прожил еще долго, плодотворно руководя судостроительной верфью в родном Сормове. А Пятакова просто сняли. Тихо и благородно. Хрущев до смерти понять не мог за что…

 

Вместо послесловия

Принципиальность, боевитость, умение стоять на своем пригодились Авраамию Павловичу Завенягину в его дальнейшей карьере. Окончив курс горной академии, он стал одним из крупнейших руководителей советской промышленности. Он директорствовал на «Магнитке» (где мог пересекаться с бывшим управляющим заводом НРО Адамом Свицыным), был одним из отцов-основателей Норильского никельного комбината, десять лет служил первым заместителем наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берия, и, наконец, руководил первым советским атомным проектом. Вместе с академиком Курчатовым. После смерти Сталина и Берия, Авраамий Завенягин руководил Министерством среднего машиностроения. 

Кстати, говоря, в Норильске, Авраамий Павлович установил для себя и подчинённых «законы управления Завенягина»:
- Первый закон: максимальная работа в нечеловеческих обстоятельствах
- Второй закон: спасение (в том числе собственное) — в неординарных решениях
- Третий закон: молодость — скорее достоинство, чем недостаток

Согласитесь, весомая характеристика мировоззрения большого человека.

Но и в могилу его свела все та же принципиальность и… бывший подчиненный по Юзовскому окружкому партии Никита Хрущев, вставший у руля Страны Советов. 31 декабря 1956 года, в канун празднования Нового года, Хрущев в категоричной форме потребовал от Завенягина присутствовать на торжественном заседании в Кремле. Тот отказался, сказавшись больным. Хрущев настаивал – быть и все тут! Негодование самодурством генсека и невозможность отказаться от своего слова нашли выход в остром сердечном приступе. Похоронили Завенягина в Кремлевской стене.

Я не знаю, гордился ли Донецкий горком компартии одним из своих первых и оригинальнейших руководителей. Очень жаль, если нет…  

Олег ИЗМАЙЛОВ

Фрагмент главы из будущей книги «Донецкие чудаки и оригиналы».



1 Comment

  • (will not be published)

Подписаться на комментарии