okk_thmb

Крайними датами оккупации фашистами тогдашнего города Сталино являются 19 октября 1941 года и 10 сентября 1943 года. В этот период оставшимся в городе жителям пришлось выживать в опасной для жизни и трудной в материальном отношении обстановке.

Жизнь в городе Сталино, несмотря ни на что, продолжалась

Наверняка практически никто из более 400 тыс. жителей города Сталино воскресным днем 22 июня 1941 года не мог предположить, что уже в октябре враг захватит столицу Донбасса. Те жители, которые по разным причинам не смогли эвакуироваться на восток вглубь Советского Союза или не были в действующей армии, 19 октября 1941 года (в этот день первые передовые части вермахта достигли Петровского района города) столкнулись с новой для них реальностью. Она пришла к ним в виде вооруженных солдат немецкой и итальянской армий. И это произошло независимо от желания простых жителей города. Теперь им пришлось жить в оккупации со всеми отсюда вытекающими проблемами и трудностями. Но жизнь в городе со взятием его немцами окончательно не замерла.

Надо признать, что документальных свидетельств о жизни в оккупационном Сталино очень мало. Мы можем сегодня только опираться на небольшую часть документов из областного архива да ознакомиться с содержанием заметок в оккупационной городской газете «Донецкий вестник», которая начала издаваться с ноября 1941 года. С помощью них можно судить о тех событиях, которые происходили здесь в течении почти двух лет оккупации. Понятное дело, что надо принимать во внимание, что журналисты газеты все же писали под жесточайшим цензурным надзором немецкого командования.

Оно, являясь главной властью в Юзовке (так город переименовали местные оккупационные власти, но немцы продолжали называть его по-прежнему Сталино), разделило город на 9 районов. Интересно, что и современный Донецк сейчас состоит из такого же количества территориальных образований.

О жизни и расположении немецких органов власти в городе практически не сохранилось сведений. Мы знаем, что в гостинице «Донбасс» находилось гестапо. Где был комендант города, пока точно неизвестно. Не исключено, что он мог располагаться в том же Доме Советов (ныне это здание Ворошиловского райисполкома). На сохранившемся одном немецком фото того времени с изображением бывшего Дома Советов карандашом написано «немецкое командование». Что это было здесь за учреждение или штаб — не знаем. Известно, что на ремонтные работы в этом здании в декабре 1941 года в качестве «оплаты услуг германскому командованию» горуправа выделила 3 тыс. 430 руб. Может быть, со временем эту загадку удастся историкам раскрыть.

Сталинский Дом советов во время оккупации

Сталинский Дом советов во время оккупации

А гражданскую власть в Юзовке представляла горуправа. Это учреждение располагалось в здании бывшего горсовета по ул. Артема, 42, при этом там же как минимум в апреле 1942 года находилась и зондеркоманда СС (может быть, в здании бывшего НКВД, а теперь Донецкой музыкальной академии им. Прокофьева (бывшей консерватории). Из-за наличия отдаленных поселков в городе было и несколько районных управ — Ларинская, райуправа станции Сталино, Вознесенская, Путиловская, Смоляниновская, Прохоровская, Рутченковская и Григорьевская. Об этом свидетельствуют сохранившиеся в Госархиве Донецкой области бухгалтерские документы финотдела Юзовской горуправы (Ф-Р1844).

Из них также можно узнать, что за счет местного бюджета шло финансирование больниц, школ и Биржи труда. Не секрет, что во время оккупации в городе продолжал работать Украинский музыкально-драматический театр (в ноябре 1941 года на его содержание было выделено 10 тыс. руб., а на юзовскую полицию из 15 полицейских участков — 13 тыс. 427 руб.). Эта, безусловно, интересная тема по своему объему тянет на отдельную статью.

Здание АТС и сталинского Дома советов во время оккупации

Здание АТС и сталинского Дома советов во время оккупации

Оперный театр во время оккупации

Оперный театр во время оккупации

Был в Юзовке и детсад на 3-й линии, а также детский приют и дом грудного ребенка. С конца ноября 1941 года при полиции начало действовать адресное бюро. Заработали баня, радиоузел (с 29.12.1941 года), в центре города был починен водопровод и электроподстанция, восстановлены несколько клубов и кинотеатров на поселках, начала работу детская музыкальная школа и городская библиотека, проходили матчи футбольных команд. Немцы разрешили открывать в Сталино церкви. В городе было восстановлено трамвайное движение, а весной 1943 года пущены несколько троллейбусов по 1-й линии. Чтобы выжить, жители города открывали много частных небольших предприятий по оказанию различных бытовых услуг населению — парикмахерские; сапожные, слесарные и портняжные мастерские.

В горуправе всегда говорили, что полиция и вся власть отстаивает интересы простых граждан. К примеру, вывешивались на всех видных местах улиц города даже вполне справедливые по сегодняшним меркам предупреждения жителям. Среди них было и такое от бургомистра Юзовки Эйхмана за 9.07.1942 года (ГАДО, Ф-Р1612, оп.1, д.1, л.10). Текст его был таким: «Имеется много случаев хищения и порчи на индивидуальных огородах недозревших овощей: зеленого лука, редиса, гороха, картофеля и прочих, что вызывает обиду и справедливое негодование рабочих тружеников, которые помимо средств вложили в огород свой труд и продолжают интенсивно возделывать его, питая надежду в конечном итоге снабдить себя продовольствием в летний и зимний период. Предупреждаю, что лица, так грубо посягающие на труд честных тружеников, будут задержаны и строго наказаны…» Одним словом, если такие люди были пойманы, то они подлежали наказанию по «законам военного времени». В начале 1943 года на Петровке был открыт «изолятор для малолетних преступников» на 25 человек в возрасте от 10 до 14 лет.

Казалось бы, в городе наступил справедливый порядок. Однако на самом деле такой «порядок» нужен был нацистам для установление своего господства. И для поддержания его они применяли самые страшные и жестокие меры.

Карательные меры оккупантов против жителей города

О том, что нес простым жителям города Сталино оккупационный режим, говорят сами за себя цифры. За почти 2 года фашисты уничтожили примерно 75 тыс. человек (по официальным данным, эта цифра насчитывает еще больше жертв — 125 тыс.). В это число входят мирные граждане, в т. ч. старики, женщины и дети. По прошествии более 70 лет имена многих из этих жертв остаются неизвестными, и даже с местами их братских могил далеко не все так ясно, как считалось ранее.

Так, еще до казни советских граждан в печально известном стволе шахты 4/4-бис на Калиновке в течение зимы 1941 — весны 1942 года более шестисот жителей города, среди которых были женщины и маленькие дети, были расстреляны нацистами в посадке по Макшоссе. В стволе же шахты навеки упокоились более 25 тыс. казненных. О судьбе более 5 тыс. человек из еврейского гетто в Белом карьере также всем нам хорошо сегодня известно — все они были уничтожены нацистами, в т.ч. и с применением так называемых машин-душегубок.

Оккупанты даже запрещали ездить гражданским лицам по железной дороге. Об этом гласит текст приказа немецкого полевого коменданта города Сталино от 11.01.1942 года. «Всякий проезд гражданских лиц по железной дороге воспрещен. Исключение для этого запрета может быть сделано только для лиц, находящихся на службе на железной дороге или у немецких вооруженных сил. Тот, кто это распоряжение не будет соблюдать, рискует своей жизнью», — говорилось в нем. 25 октября 1942 года штандорткомендант Сталино объявил, что «пользование электроэнергией разрешается только при наличии письменного разрешения энергоштаба». «Разрешение на пользование электроэнергией для освещения выдается только военным при наличии доказательства, что ток им нужен для особо важных служебных работ. Местное население может получить разрешение только в исключительных случаях. Пользование электронагревательными приборами строжайше запрещено», — говорилось в этом распоряжении.

А о принудительном угоне многих тысяч жителей города Сталино и близлежащих поселков на каторжную работу в Германию уже написано немало статей.

О жертвах Рутченковского поля впервые сообщили немцы

Все мы знаем, что на Рутченково сегодня построен мемориальный комплекс в память невинных жертв сталинскиих репрессий 1937-1939 годов. Об этих расстрелянных НКВД людях широкой общественности стало известно в 1989 году. А накануне начала войны там, за большим деревянным забором с охранниками, находилась вспомогательная грунтово-щебеночная авиационная площадка и филиал Сталинского аэроклуба. К чему вся эта информация?

Дело в том, что хотим мы этого или нет, но впервые открыто об этом месте захоронения невинных жертв сообщили в печати именно во время оккупации. Естественно, немецкое командование сполна использовало этот печальный факт в своей пропаганде. Так, в «Донецком вестнике» за 30 ноября 1941 года вышла большая передовица по этому поводу. До сих пор на улице Красная Заря еще живы свидетели, которые рассказали корреспонденту «ДН» о том, что им запомнилось в детские годы. Тогда фашисты пригласили местное население и приказали провести раскопки места захоронения. Там найдены останки жертв репрессий. Как раз тогда якобы и прозвучала информация о том, что при отступлении Красной Армии из города сотрудниками НКВД были расстреляны тяжелораненые красноармейцы в госпитале, находившемся в здании горного техникума.

Расстрел учащихся ФЗУ: правда или немецкий вымысел?

В том же ноябре 1941 года из заметки оккупационной газеты «Донецкий вестник» получает хоть какую-то документальность информация о том, что в поселке Рутченково при отступлении советских войск были расстреляны несколько десятков учащихся ФЗУ (фабрично-заводского училища) в возрасте от 15 до 17 лет. Якобы все они были детьми врагов народа, поэтому по поселку ездил на мотоцикле майор госбезопасности и лично расстреливал их из пулемета. Это на сегодняшний день единственный, с очень низкой степенью достоверностью, документ по этому поводу. Так что же в этой истории — правда или вымысел? Пока точного ответа на этот вопрос нет.

Однозначно, что майор госбезопасности этого делать не стал бы — должность позволяла избежать этого, т. к. его звание равнялось генеральскому в армии. Если включить простую логику, то давайте поразмышляем: стал бы генерал на мотоцикле разъезжать или все-таки приказал бы это сделать своим подчиненным? Пойдем дальше.

Когда автор статьи весной 2012 года искал предполагаемое место казни советских граждан в районе «Мотеля», в посадке возле Макшоссе, то встретил одного местного жителя, у которого бабушка всю оккупацию прожила в Сталино. Так, по ее рассказам, не на Рутченково, а на Макшоссе немцы якобы захватили группу молодых людей (количество их неизвестно) и затем куда-то увели и якобы расстреляли. Говорят, они были учащимися ФЗУ.

Даже если допустить, что был такой факт в истории нашего города, то он все равно должен был иметь логическое объяснение для работников НКВД. Ведь за расстрел нескольких десятков в скором времени будущих солдат, а тогда вполне квалифицированных рабочих, которые могли заменить ушедших на фронт тех же токарей или слесарей, сотрудников НКВД могли и под трибунал отдать. Если они и совершили такое, безусловно, тяжкое преступление против граждан своей страны, пусть и молодых по возрасту, то только для того, чтобы избавиться от них, как нежелательных свидетелей чего-то. Не исключена такая возможность, что эти молодые ребята могли быть учениками ФЗУ секретного военного завода №144 (ныне это Донецкий казенный завод химических изделий), где изготовляли взрывчатку для авиабомб и бронебойных снарядов. Может быть, молодых ребят уничтожили из-за того, что они были свидетелями того, как прятали оборудование, которое не успели эвакуировать в советский тыл. Однако на сегодняшний момент все это только предположения.

Был ли в действительности факт расстрела сотрудниками НКВД учащихся ФЗУ или это профессиональный вымысел нацистской пропаганды, могут раскрыть только, может быть, сегодня еще секретные, документы из бывшего архива КГБ. Там же, может быть, есть и отгадка и на другую загадку из истории оккупированного Сталино.

Неизвестные массовые аресты в оккупированном Сталино

Сегодня много внимания уделяют обсуждению вышедшему в широкий кинопрокат разрекламированному фильму Федора Бондарчука «Сталинград». У каждого зрителя есть свое мнение об этой художественной работе. Но из истории мы хорошо знаем, какое значение имела для хода Великой Отечественной войны Сталинградская битва. Ее влияние распространилось и на события в Сталинской области. Известно, что Донбасс освобождали от фашистов в сентябре 1943 года немало воинских частей Красной Армии, которые сражались под Сталинградом. С большой долей вероятности можно сказать, что финал Сталинградской битвы имел и непосредственное отношение к неизвестному до сих пор широкой общественности событию в оккупированном городе Сталино.

Просматривая недавно в Госархиве Донецкой области документы Сталинского горкома партии за 1944 год, автор статьи обратил внимание на один любопытный факт. В тех документах, кроме всяких назначений и отчетов о планах и ходе восстановлений предприятий и зданий в городе, рассматривались персональные дела коммунистов, оставшихся по разным причинам на оккупированной территории.

После возвращения в захваченный немцами город Сталино они должны были официально зарегистрироваться в городской управе, что многие и сделали. И вот, когда в 1944 году обсуждали их личные персональные дела, то насчитал примерно у полтора десятка просмотренных «объективок» на таких коммунистов с разных районов города, наличие одинаковой строчки, где было записано, что «2 февраля 1943 года был арестован и помещен в Петровский лагерь для коммунистов». Ну, не может быть простым совпадением такая запись!

Продержали этих людей в этом лагере в среднем пару недель (указываются и 10 дней, и 18 дней) и затем, по просьбе руководителей предприятий (в основном директора металлургического завода) как ценных работников отпустили. При этом фашисты взяли с бывших коммунистов письменную расписку, что они не будут вредить немецкой армии и в случае, если что-то узнают о партизанах и подпольщиках, то сообщат об этом немецкому командованию. Все это потом бюро Сталинского горкома КП(б)У ставило в вину при разборе персональных дел этих людей.

Так вот, возвращаемся к дате ареста — 2 февраля 1943 года! Если посмотреть официальные сроки Сталинградской битвы, то как раз в этот период советскими войсками окончательно были разбиты остатки окруженной группировки Паулюса. В Германии был объявлен трехдневный траур по этому поводу. В плен Красной Армии попали почти 100 тыс. солдат и офицеров вермахта.

Отсюда можно предположить, что в городе Сталино то ли по инициативе местной городской управы, то ли по приказу службы безопасности СД, 2 февраля 1943 года были проведены массовые аресты бывших коммунистов в городе. Их домашние адреса им были известны.

По всей видимости, арестованных бывших коммунистов должно быть несколько сотен. Не исключено, что часть из них была отправлена в концлагеря, а не только отпущены по домам по ходатайству директоров заводов. Может быть, кого-то и расстреляли даже. А может быть, оккупационными властями готовилась широкомасштабная акция возмездия? И не только в городе Сталино, но и в других захваченных фашистами городах Украины?

Наверняка подробности этих массовых арестов 2 февраля 1943 года в городе Сталино знали в горкоме партии, опираясь на информацию НКВД. Может быть, у них даже были и списки всех арестованных.

Только сегодня ответов на возникшие вопросы пока нет. Или все-таки этот неизвестный факт, который вполне можно отнести к истории Сталинградской битвы, когда-нибудь раскроет свою загадку?



6 Комментарии

  • Алюрка

    А накануне начала войны там, за большим деревянным забором с охранниками, находилась вспомогательная грунтово-щебеночная авиационная площадка и филиал Сталинского аэроклуба. К чему вся эта информация?

    Автор, что называется жжот :-) Вот свидетельства очевидцев, что там было за высоким забором. Ну никак не могу понять, почему никто за вспомогательную полосу не вспомнил

     

    Ответить
    • Юзовский
      Юзовский

      Так и знал, что увижу тут Алюрку! Как дела с третьей частью Рутченковского поля? :)

      Ответить
  • Юзовский
    Юзовский

    Я прошу прощения, но что-то  мысль проскочила, что парень на фото, на кого-то похож! Долго думал и…

     Заранее просьба к Денису Лапину,  правильно понать и не обижаться! :)

    Ответить
  • Алюрка

    Интересно, а история о майоре НКВД на мотоцикле, это откуда? Из «Донецкого вестника»?

    Ответить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии