1952_36_ogonek_img_00

Дайте вашу руку, товарищ читатель! Хотите отправиться в небольшое путешествие? Впереди нас «пойдет» фотоаппарат, за ним — мы с вами. Мы направимся не в Кара-Кумы, не за Полярный круг, не на охоту за китами в далекую Антарктику. На этот раз фотоаппарат поведет нас в глубь земли — к людям, которые добывают тепло, свет, к донецким шахтерам, чей праздник — День шахтера — отмечает сегодня вся страна.

Итак, мы в Донбассе, на шахте, которая носит имя замечательного русского геолога Лутугина.

Смелее входите в клеть, товарищ! Не бойтесь! Когда-то, верно, случались всякие неожиданности: вдруг обрывался старенький канат, и клеть падала в страшную тьму шахты. Сейчас катастрофы быть не может: клеть снабжена специальным парашютным устройством.

Машиниста подъемной машины, видимо, предупредили, что в шахту «едут гости», и он опускает нас, как нам показалось, особенно бережно, мягко. Мы под землей.

Несколько раньше нас сюда спустился старый горняк Даниил Антонович Радкевич. Мы встречаемся с ним в светлом, просторном штреке. Даниила Антоновича легко узнать по пышной, серебряной бороде, весьма знаменитой на шахте.

Пятьдесят лет проработал старик под землей. Он был проходчиком. Чудесная профессия! Проходчик — это разведчик, следопыт, пионер. Он первым входит в подземное царство, первым прорубает дороги в каменном лесу, первым бросается в разлив каменных рек и смело «плывет» по их грозному и величавому течению. И первая вагонетка с углем из новой шахты — всегда вагонетка проходчика.

За свой многолетний и благородный труд Даниил Антонович Радкевич награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и медалями. Сейчас заслуженный старик на пенсии, или, как говорят шахтеры, «на покое».

Но сегодня Даниил Антонович нарушил свой «покой»: вновь спустился в шахту. Старику захотелось посмотреть, какие же перемены произошли без него в подземном царстве. Верно ли все то, о чем рассказывает ему молодежь? Надо все поглядеть собственными глазами.

И вот он стоит в высоком, светлом штреке, смотрит, и вспоминается ему давнее, былое: старые шахтенки-«мышеловки», мрачные ходки, грязные, мокрые «ямы-норы, где работают шахтеры», каторжный, проклятый, подневольный труд…

Все, все переменилось! Словно бы и стена раздвинулась, и своды поднялись… Штреки теперь похожи не на узкие, черные, кротовьи лазы, а на великолепные галереи московского метро. Вместо прежних деревянных подпорок огромные металлические арки; стены одеты в бетон: даже канавки, и те бетонированные, в них мирно журчит подземная вода. Просторно, светло, сухо, чисто и красиво!

Старик стоит и взволнованно смотрит кругом. Счастливые слезы в его глазах. А молодежь улыбается. Им это все не в диковинку. Слева от Радкевича — Иона Григорьевич Дараган, машинист электровоза (а прежде уголь таскали люди на четвереньках да кони); справа от старика — Андрей Григорьевич Бахтурин, помощник машиниста угольного комбайна (а прежде уголь брали обушком да лопатой).

Да, великие, великие перемены! Они про изошли и под землей и на земле, а шахтерском труде и в шахтерской жизни.

Пойдем же вслед за фотоаппаратом дальше — по шахтам, поселкам, городам и улицам…

Мы на шахте «Кочегарка» (снимок № 1). Это знаменитая в Донбассе шахта, одна из самых старейших. Но посмотрите, как она помолодела! Все ново на ней. Только терриконы старые, древние.

1952_36_ogonek_img_01

В новых белокаменных зданиях (шахтеры страстно любят белый цвет!) расположились все службы шахты. В центре — гордость «Кочегарки»: ее бытовой комбинат с чудесными душевыми, фотарием, большим кинозалом и библиотекою.

А на втором снимке мы видим новые жилые дома шахтеров «Кочегарки». Они в самом центре Горловки, на проспекте имени Н. С. Хрущева. Теперь шахтер не ютится, как раньше, на задворках шахты. Он вышел на Главную улицу. Вышел, как хозяин. И в помине нет былых Собачеевок да Шанхайчиков. Нет ни землянок, ни печально знаменитых «каюток», балаганов, казарм, бараков, где в три яруса, бывало, громоздились узкие нары, и люди спали по очереди…

1952_36_ogonek_img_02

Войдем же в новые дома, общежития и интернаты горняков «Кочегарки»!

В квартиру почетного шахтера, проходчика Василия Тимофеевича Сыромятникова (снимок №3) мы входим вместе с хозяином. Он пришел с работы. Навстречу отцу радостно бросается маленькая Леночка. Поднялись и жена Ксения Антоновна и старшая дочка Катя.

1952_36_ogonek_img_03

Хорошо в семье Сыромятникоеых! Здесь царят лад и любовь. В новой квартире чисто, светло, уютно. Заботливые руки Ксении Антоновны приготовили знатный обед. Будет и «шахтерский борщ» и добрая чарка хозяину-работнику. А после обеда, взяв с собой детвору, пойдет Василий Тимофеевич в свой садик и дотемна будет возиться там подле молодых яблонь и вишен. Никто так не любит зелень, как шахтер! И нет для шахтера отдыха слаще, чем отдых дома, в родной семье.

А для холостяков, молодых горняков «Кочегарки», таким родным домом на шахте стал интернат. В интернате есть все, что нужно: теплая, просторная комната, где можно отдохнуть после работы; столовая, где в любое время дня и даже ночи можно дешево и вкусно поесть; прачечная, баня, парикмахерская; спортивная площадка; красный уголок, где есть и газеты, и книги, и шахматы, и пианино, и баян, а часто — и маленькая сцена для любителей искусств. Есть в интернате специальные  классные  комнаты,  где в  тишине удобно готовить уроки. Есть и свой фруктовый садочек, свои яблони и вишни…

Заглянем же в интернат. Ну вот мы и вошли, вошли неожиданно. Обитателя этой веселой, даже нарядной комнаты мы застали врасплох у зеркала (снимок № 4). Молодой человек собирается на гулянье. Кто он? Студент? Молодой инженер? Рабочий? По внешнему виду теперь ничего не скажешь.

1952_36_ogonek_img_04

Ну что ж, давайте знакомиться! Это Андрей Гундарев, забойщик. Его дружок Леонид Шиманский — тоже забойщик. Оба они живут в интернате. Оба холостяки, оба женихи, и женихи богатые! Каждый из них зарабатывает по три — четыре тысячи в месяц.

Да, богато стали жить теперь донецкие шахтеры!

Посмотрите на снимок внизу (№ 5). Ничего необычного нет в этом скоплении автомобилей и мотоциклов у террикона. Шахтеры приехали на работу в собственных автомобилях. Молодежь предпочитает мотоциклы (их сейчас в Донбассе видимо-невидимо!), пожилой народ— лимузины. На любой шахте теперь есть десятки шахтеров — владельцев автомашин. А сотни еще ждут своей очереди в магазине.

1952_36_ogonek_img_05

Великие перемены произошли в шахтерском быту. Вместе с новыми механизмами в шахту пришли и техническая книга, и учебник, и лекция… Жажда учиться, страстная. жажда знаний— вот главное, что примечаешь теперь в Донбассе, как и во всей нашей стране. Неквалифицированный рабочий хочет стать квалифицированным; человек с лопатой — навалоотбойщик — мечтает овладеть профессией машиниста; горный мастер хочет стать техником, техник — инженером. Учатся все: и стар и млад. На курсах, в вечерних школах, техникумах. С отрывом и без отрыва от производства.

Посмотрите, с каким интересом эти горняки слушают преподавателя Петра Семеновича Орленко (снимок № 6). Они приехали на годичные курсы при Горловском техникуме: Виктор Хатяшев приехал с шахты имени Румянцева, Леонид Семенов — с шахты «Христофоровка», Иван Байдак — с далекой «Кураховки-42», Александр Московцев — с шахты № 3 «Украинуголь». Опытные, кадровые горняки, поучившись, они станут техниками, начальниками участков.

1952_36_ogonek_img_06

Посмотрите, как бойко и оживленно «идет» книга в магазине на шахте №7 «Трудовская» (снимок №7). Продавщица Анна Николаевна Лесных — лучший советчик: она подскажет, какую книгу надо взять и пожилому шахтеру Федору Романовичу Мокроусову и молодому— Николаю Зубкову.

1952_36_ogonek_img_07

А посмотрите, как многолюдно на лекции о международном положении (снимок № 8)! Эта лекция читается в так называемой «летней нарядной» шахты имени Лутугина: тут собрались шахтеры перед нарядом, перед спуском в шахту. Среди них много вчерашних учеников ремесленных училищ. А кто скажет, сколько среди них будущих студентов? Вот таких, как Александр Бауманов, которого мы видим на снимке № 9. Он студент шахтостроительного факультета Донецкого горного института имени Н. С. Хрущева. А ведь Александр сам еще недавно был шахтерским пареньком. Его отец уже сорок лет работает в шахте проходчиком.

1952_36_ogonek_img_08

 

1952_36_ogonek_img_09

Свободно трудиться, вдохновенно учиться, весело отдыхать — разве не из этого, в сущности, и состоит счастливая жизнь человека?

Донецкие шахтеры умеют хорошо работать. Это известно всем. Умеют они и отдыхать. Причем каждый отдыхает по своему вкусу и по своему возрасту. Молодежь танцует в клубе (снимок №10). Детвора проводит свои каникулы в пионерском лагере, в Глуховском лесу (снимок № 11). А старый запальщик, ныне пенсионер, Андрей Иванович Никитичев отдыхает в Чистяковском доме отдыха (снимок № 12). Старик так азартно замахнулся рукой, словно он не «козла забивает», а запаливает бурку в антраците. Уже несколько лет Андрей Иванович не работает в шахте, но шахтком не забыл его трудов. Путевка в дом отдыха принадлежит старику по праву.

1952_36_ogonek_img_10

 

1952_36_ogonek_img_11

 

1952_36_ogonek_img_12

 

Есть у шахтера еще и такая утеха в день отдыха. Можно сказать, даже не утеха, а заветное наслаждение. Чтобы нам с вами, дорогой товарищ читатель, приобщиться к нему, надо проснуться пораньше, до зорьки, и вслед за фотоаппаратом отправиться в дорогу — на ставок (так у нас, в Донбассе, называют пруды и искусственные озера). Здесь, на воде, мы непременно застанем завзятых рыболовов-любителей (последняя страница обложки). Это шахтеры с шахты 3-бис треста «Чистяковантрацит»: над костром склонился проходчик Михаил Алексеевич Морозов, а дальше, с удочками в руках,— горный мастер Сергей Антонович Борисов и помощник комбайнера Алексей Афанасьевич Ермоленко. Они прибыли на рыбалку в машине и со всей амуницией: с рыболовной снастью, котелками, манерками, глечиками, с ведром и мисками… Только бы ловилась рыба, а уха будет!

Но и без ухи чудесно здесь, на воде! Кто сказал, что бедна природа Донбасса? Посмотрите, как прекрасен этот уголок в лесу, неподалеку от шахтерского Чистякова! Как тут прохладно, и хорошо скользить в лодке по зеркальной глади, и петь! Обязательно петь!

Эх, жаль, фотоаппарат не может воспроизводить песен! А песни тут поются чудесные, поются во все горло и от всего сердца. И высоко-высоко над водою, над лесом, над донецкой степью летят они, крылатые, как птицы, эти задушевные песни о шахтерском счастье, о любимой Родине, о дорогом вожде…


Источник — журнал «Огонек», №36 за 1952 год
Автор – Борис Горбатов
Фото – Яков Рюмкин



2 Комментарии

  • smit_2010

    Его дружок Леонид Шиманский — тоже забойщик. Оба они живут в интернате. Оба холостяки, оба женихи, и женихи богатые! Каждый из них зарабатывает по три — четыре тысячи в месяц.

    ух ты! наконец-то у меня есть богатый родственничек)

    Ответить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии