tm_1952_08_900x200

Грохотали орудийные залпы на фронтах Великой Отечественной войны. Сначала отблески взрывов полыхали на Днепре, потом за Вислой, за Одером. Неудержимо рвалась вперед, громя врага, Советская Армия. В ее рядах шагал и верный сын советского народа солдат Ефим Стародубцев…

Когда окончилась Великая Отечественная война, Ефим Стародубцев, демобилизовавшись, стал работать механиком на мельнице в маленьком городке Дубно.

Страна была охвачена единым порывом созидания. Нужно было в кратчайший срок восстановить народное хозяйство, залечить нанесенные врагом раны. Невиданно быстрыми темпами возрождался Донбасс. На страницах газет Стародубцев читал волнующие сообщения о героическом труде шахтеров, металлургов, энергетиков, химиков, поднимавших из руин шахты, заводы, электростанции. В этом великом деле участвовала вся страна.

Сталевары Кузнецка варили скоростные плавки, уральские машиностроители делали турбины, сибирские лесорубы валили лес — все это было нужно Донбассу. Тысячи поездов везли в край угля и металла электродвигатели и автомашины, насосы и бульдозеры, электровозы и станки, лес и трубы.

Ефим Стародубцев решил стать шахтером. Он приехал в Центральный район Донбасса и поступил на шахту № 4-5 «Никитовка».

Центральный район — один из старейших в Донбассе. Десятки крупнейших шахт разрабатывают здесь крутопадающие угольные пласты. Эти пласты стоят в недрах земли почти вертикальной стеной, под углом в шестьдесят, семьдесят, восемьдесят градусов к земной поверхности. На шахтах района добывают высокоценные коксующиеся угли, используемые в металлургии и, в частности, при производстве специальных сталей.

За годы послевоенной сталинской пятилетки все наши шахты были технически перевооружены. Передовая отечественная техника, в невиданных масштабах поступавшая сюда, позволила полностью заменить машинами ручной труд почти на всех основных процессах добычи угля.

На шахтах, где пласты залегают полого, работают сотни мощных угольных комбайнов. Они одновременно производят зарубку, отбойку и навалку угля. С появлением комбайнов, носящих гордое название «Донбасс», был механизирован и последний ручной процесс при выемке угля — погрузка его на конвейер.

В лавах, разрабатывающих тонкие пласты, мощностью 0,5–0,75 метра, широко внедряются угольные комбайны «УКТ-1».

Подготовительные забои шахт оснащены погрузочными машинами, устранившими ручную погрузку угля и породы. Высокопроизводительные конвейеры доставляют уголь к откаточным штрекам; мощные подземные электровозы мчат груженые составы по ярко освещенным штрекам к стволу. Подземные трамваи доставляют шахтеров к месту работы. Малогабаритные электровозы и лебедки выполняют маневровые операции по формированию груженых и порожних составов.

Сделаны первые шаги по автоматизации управления горным оборудованием. Успешно внедряются новые, более совершенные способы крепления выработок.

И только в уступах шахт, разрабатывающих крутопадающие пласты, все еще стучали в руках шахтеров пневматические отбойные молотки.

На протяжении ряда лет горные инженеры, конструкторы, шахтеры-новаторы упорно и настойчиво искали пути механизации выемки угля на крутопадающих пластах. На шахтах испытывались врубовые машины различных конструкций — угольные струги, несколько типов горных комбайнов, пневматическая отбойная машина. Но эти искания долго не приносили желаемых результатов.

* * *

Первое время Ефим Стародубцев работал машинистом подземного электровоза. Однажды он заявил руководству шахты:

— Хочу стать забойщиком.

— Забойщиком? Хорошее дело! Только смотри — справишься ли, там ведь потрудней.

Ефим усмехнулся.

— Потруднее? Вот и хорошо! Зато интереснее!

Стародубцев не сомневался, что справится. Ему нравилась работа забойщика. Приведя на участок состав порожних вагонеток и ожидая, когда их загрузят углем, он часто забирался в ближайший уступ. Там он наблюдал, как забойщик обрушивает подбитый снизу пласт, как непрерывной струей льется вниз поток угля. Гулко трещал молоток, с шумом вырывался сжатый воздух…

tm_1952_08_1

Слева направо: знатный машинист горного комбайна»ККП-1″ лауреат Сталинской премии комсомолец Ефим Стародубцев со своим помощником Степаном Тараном и крепильщиком Петром Чекманюком.

Да, здесь работать было гораздо интересней, чем ездить в кабине электровоза. Ефим нередко брал у забойщика молоток, включал воздух и направлял пику в пласт. Пласт разрушался, рассыпался на куски. В эти минуты Ефим чувствовал себя счастливым. Он внимательно прислушивался к советам забойщиков, пытливо расспрашивал о повадках пласта и его особенностях, а вернувшись домой, садился за книги.

Вскоре Стародубцев стал работать забойщиком. За смену он выполнял полторы-две нормы…

В конце 1949 года на шахту имени Румянцева, расположенную неподалеку от Никитовки, где работал Стародубцев, привезли опытный образец нового угольного комбайна — «ККП-1».

Комбайн этот, предназначенный для работы на крутопадающих пластах, был создан Государственным проектно-конструкторским и экспериментальным институтом угольного машиностроения (Гипроуглемаш). На шахте имени Румянцева новая машина должна была пройти испытания в производственных условиях.

Многие горняки ездили на эту шахту, чтобы посмотреть новый комбайн в действии. Побывал там и Ефим Стародубцев.

Не все ладилось при испытаниях. И это понятно, — «ККП-1» был первым не только на шахте имени Румянцева, не только в Центральном районе, не только в Донбассе. Это был первый в мире комбайн для разработки крутопадающих пластов, и нелегко решались сложнейшие технические вопросы, связанные с его конструкцией, с организацией добычи в лаве. Но горняки хорошо видели будущее новой машины. С большевистской настойчивостью овладевали они техникой работы на ней, неутомимо искали пути к повышению производительности комбайна.

Через год, осенью 1950 года, Горловский машиностроительный завод имени С. М. Кирова выпустил опытную партию комбайнов «ККП-1». Один из них получила шахта № 4-5 «Никитовка».

В отличие от врубовых машин и комбайна «Донбасс», в то время уже успешно применявшихся на пологопадающих пластах, комбайн «ККП-1» не имел режущей цепи с десятками зубков. В нем был использован более совершенный способ разрушения пласта — так называемый крупный скол с поверхности открытого забоя. Рабочий орган комбайна — скалывающая коронка — был вооружен всего тремя резцами.

Такой метод добычи угля требует значительно меньшего расхода энергии, чем резание угольного пласта. Уменьшение энергоемкости позволило — опять-таки впервые в мире — применить  пневматический двигатель вместо электрического. Это было необходимо, так как пласты шахт Центрального района в большинстве своем сильно газоносны, в них много угольной пыли и применение здесь электроэнергии сопряжено с опасностью.

Угольный комбайн «ККП-1» отличается от всех ранее созданных машин еще и тем, что работает в лаве не снизу вверх, а сверху вниз. Подвешенный на стальном тросе, перекинутом через направляющий блок и закрепленном на оборудованной пневматическим двигателем лебедке, комбайн производит выемку угля в лоб косого уступа, снимая полосу шириной 2-2,2 м по всей длине лавы. Его отбойное устройство непрерывно движется вдоль рамы комбайна и скалывает с поверхности пласта куски угля.

Работа комбайна сверху вниз позволяет крепить лаву вслед за продвижением машины. Этому условию, обязательному при разработке пластов крутого падения, не удовлетворяла ни одна из существовавших раньше машин.

Комбайн «ККП-1» заставил изменить всю систему добычи угля. При выемке отбойными молотками угольная лава делилась на уступы. Каждый уступ, в котором работал забойщик, опережал другой, расположенный выше, и такое ступенчатое расположение предохраняло рабочего от обваливающейся породы и падающих кусков угля, которые отбивал товарищ, находившийся выше. Эта система разработки крутопадающих пластов называется «потолкоуступной».

При работе комбайна лава становится прямолинейной, уступы уже излишни.

Прямолинейность забоя, применение вместо электрической энергии сжатого воздуха, крепление лавы вслед за комбайном обеспечивают полную безопасность труда.

Производительность комбайна «ККП-1» необычайно высока: работа одной машины заменяет труд двадцати забойщиков, вооруженных отбойными молотками.

Новую машину поставили работать на одном из участков шахты № 4-5 «Никитовка». Угольный пласт здесь был наиболее крепким и содержал включения колчедана. Даже опытные забойщики вырубали в этой лаве не более 3-4 т угля в смену. Неустойчивая кровля требовала непрерывного наблюдения и еще более осложняла работу.

Однако инженеры, приехавшие из Гипроуглемаша, руководители шахты и треста, партийная организация шахты единодушно остановились на этом участке. Расчет Был прост: если комбайн оправдает себя здесь, — в лучших условиях он, безусловно, будет работать.

Освоение комбайна «ККП-1» было поручено коммунистам, комсомольцам, лучшим стахановцам шахты. Одну из бригад возглавил Ефим Стародубцев.

Первые шаги были нелегки. Устройство машины и управление ею механизаторы изучали здесь же, в забое. Комбайн еще имел отдельные конструктивные недостатки. Геологические условия были очень сложными.

Однако трудности не только не останавливали Стародубцева, а, наоборот, придавали ему еще больше сил и энергии.

– Комбайн будет работать! — уверенно говорил он.

Шахтеры-новаторы — Виктор Сугоняко, испытывавший первый комбайн «ККП-1», Михаил Халимошхин с Енакиевской шахты имени Карла Маркса и другие машинисты внесли десятки предложений, улучшающих конструкцию машины и организацию работ в лаве. Много ценных советов дал инженерам и Ефим Стародубцев.

По предложению механизаторов шахты № 4-5 «Никитовка» была усовершенствована конструкция скалывающей коронки: призматические державки резцов были заменены клиновидными. Это резко сократило поломки резцов и позволило сделать их крепление значительно более надежным.

Крепкий уголь часто вызывал срез болтов, крепящих редуктор. Стародубцев предложил приварить редуктор к ползуну. Конструкция стала прочнее и проще.

Шариковый подшипник на валу ведущей шестерни редуктора не выдерживал нагрузки и рассыпался. Он был заменен игольчатым, и редуктор начал работать безотказно.

Усиление узлов комбайна, произведенное по инициативе механизаторов шахты, способствовало успешной его работе на самых крепких углях. Одновременно росла и производительность труда людей, управляющих новой машиной. На третий месяц она достигла 19 т в смену на человека. В мае 1951 года из лавы было добыто на 60% больше угля, чем в январе. Бригада Ефима Стародубцева уверенно набирала темпы.

Но в это время Стародубцеву стало ясно, что дальнейшее увеличение производительности комбайна задерживается процессом крепления лавы.

Отбойная машина скалывает уголь с пласта на полосе шириной в два и более метров. Стойки крепи в лаве устанавливаются на расстоянии около метра одна от другой. Следовательно, крепильщики, идущие вслед за комбайном, должны были успевать ставить два ряда стоек. Если бы лес был у них под рукой, они справлялись бы со своей задачей. Но лес можно было раскладывать лишь в определенных местах лавы, и крепильщики все время отставали от машины.

А как только они отставали, Стародубцев вынужден был останавливать комбайн. При неустойчивой кровле оставлять незакрепленным большое пространство было опасно.

Чем больше овладевал Стародубцев искусством управления комбайном, тем чаще ему приходилось прерывать работу машины и ожидать, когда крепильщики его догонят.

Мириться с такой непроизводительной потерей времени Стародубцев не хотел. Ведь каждая лишняя минута работы комбайна означала полтонны добытого угля!

После долгих поисков решения машинист-новатор предложил накладывать лес для крепления на полок комбайна. Предложение было необычайно простым и вместе с тем очень ценным. Теперь лес всегда был под рукой у крепильщиков. Комбайн медленно полз вдоль забоя вниз и нес на себе крепежный материал. Сзади крепильщики ставили крепь.

Шли дни, росло мастерство комсомольца-машиниста. Бригада Стародубцева уже выполняла нормы выработки не менее чем на 150%.

tm_1952_08_2_1

Когда машинисты комбайна «ККП-1» шахты имени Румянцева В. Сугоняко, А. Усов и Г. Бессонов обратились ко всем механизаторам Центрального района Донбасса с предложением широко развернуть социалистическое соревнование за лучшее использование нового угольного комбайна, за повышение производительности труда шахтеров и рост добычи угля, Ефим Стародубцев со своей бригадой одним из первых включился в соревнование. Он принял социалистическое обязательство выполнять сменное задание не менее чем на 250% и довести месячную производительность комбайна до 7 000 т угля.

— Мы боремся за выполнение задачи, поставленной товарищем Сталиным! — говорил Стародубцев. — Добыча угля в Советском Союзе должна быть доведена до 500 миллионов тонн в год. Для этого надо полностью использовать передовую горную технику. Мы добьемся ежесуточного циклования нашей лавы и сумеем выжать из замечательной машины, которой нас вооружила родина, все, что эта машина может дать!

Плотный, широкоплечий, он говорит не спеша, уверенно. И эта уверенность невольно передается собеседнику: да, такой сумеет выжать!

* * *

В этом году группа горных инженеров, конструкторов и донецких шахтеров-механизаторов за изобретение и внедрение угольного комбайна для разработки маломощных крутопадающих пластов была удостоена Сталинской премии.

Среди лауреатов Сталинской премии — комсомолец-новатор, машинист угольного комбайна шахты № 4-5 «Никитовка» Ефим Кузьмич Стародубцев, первым освоивший новый комбайн на крепких углях.


  • Автор – инженер В.Соснов
  • Источник – журнал «Техника молодежи», №8 за 1952 г.


  • (will not be published)

Подписаться на комментарии