komsomol_thumb

Ленинский Комсомол в середине 1920-х становится все более значительной силой. Как политическая юношеская организация, ВЛКСМ стоял на первом месте и по численности и по своему значению "в деле социалистического переустройства общества". Быстрый рост ВЛКСМ помимо положительных моментов для молодой страны советов таил в себе и определенные опасности. Старый костяк, прошедший школу капиталистической и помещичьей эксплуатации, Октябрьской революции и гражданской войны, сменяется все больше новым активом, который ничего этого не пережил активно, а знает об этом периоде лишь по детским воспоминаниям, либо по литературе, либо по рассказам других. Поэтому он легче был подвержен всякого рода колебаниям, вызываемым особенно трудностями экономического порядка. 

"Лучшую часть" советской рабочей и крестьянской молодежи волновали ряд вопросов, связанных с созданием нового быта. Она требовала ответа на эти вопросы, ответа, который шел бы по линии выработки цельного во всех его проявлениях облика ленинца… Можно ли было дать исчерпывающий ответ на эти волнующие вопросы? Безусловно, нет! Издание книги, в которой были бы изложены правила поведения молодежи, как это делала буржуазия, казалось идейно неверным и смешным. Ленин говорил, что таких правил "у нас" быть не может, что коммунистическая мораль и нравственность должна быть подчинена интересам классовой борьбы. И, следовательно, коммунистическое поведение должно определяться соответствием его интересам классовой борьбы.

Из-за отсутствия четких правил бывали досадные случаи перегибов, борьба с которыми велась в том числе и с помощью фельетонов со страниц центральных газет. Об одном таком случае, который произошел в 1925 году в Донбассе, мы и хотим вам рассказать. Вашему внимаю статья из газеты "Комсомольская правда" (стиль и орфография автора сохранены).

Справедливый суд

Ежедневно мне приходится читать дюжину писем со всех концов Советского Союза о преступлениях против устава и этики. Нельзя сказать, чтобы это было весело: преступления комсомольцев не отличаются ни разнообразием, ни остроумием. Обычно безнравственный комсомолец напивается пьяным и, обняв телеграфный столб, задушевно упрашивает его не пить сырой воды в целях личной пользы и гигиены. Идущие мимо црохожие говорят: «а еще комсомолец!»

И ячейка изгоняет заблудшего на первом собрании. В другом случае другой комсомолец разбивает окна в магазине. Опять говорят прохожие: «а еще комсомолец!», опять ячейка исключает его из союза в пример другим. Иногда мне становится скучно. Если когда-либо мои пороки возьмут верх над моими добродетелями и я сделаюсь хулиганом, то я буду вести себя гораздо веселей. я украл бы слона из зоологического сада и в'ехал бы на нем в посудный магазин. я вызвал бы к себе по телефону несколько пожарных команд, и когда они явятся, я спрошу: не кажется ли им, что здесь пахнет немножко гарью. На свадебную вечеринку своего друга я пригласил бы дюжину катафалков и похоронных процессий и напечатал бы в газетах извещение о его безвременной смерти. Словом, я развлекался бы гораздо лучше.

Разумеется, мне пришлось бы свести более короткое знакомство с правосудием. Возможно, что нарсуд не примет во внимание ни мою молодость, ни веселый характер и откажется посмеяться вместе над описанными шутками. Подозреваю даже, что и Комсомол взглянет косо на мое поведение. Так я думал до сих пор, но недавно полученное письмо с Донбасса дает мне некоторую надежду, что все обойдется хорошо и спокойно. Этот случай имел место на одной из шахт Донецкого бассейна и надолго занял общее внимание.

В клубе шла репетиция. Было немного скучно, когда вдруг кто-то забежал в поисках режиссера за кулисы, и увидел на полу комсомольца Н. и комсомолку М. в крайне
предосудительных позах.

Мы не станем об'яснять, чем были заняты комсомолец и комсомолка, — при известном усилии читатели сами могут догадаться, что делала преступная пара. Во всяком случае, на другой день все население шахты покачивало головами и укоризненно говорило:

— А еще комсомольцы!

Ячейка вызвала комсомолку М. и потребовала об'яснений. Об'яснения были даны, но на другой день преступница принесла от акушерки документ, в котором акушерка удостоверяла, что М. является целомудренной.

Как это вышло, — я не знаю, и честно признаюсь в своем полном невежестве в акушерской науке. Но ячейка взглянула на этот вопрос серьезней, и документ о целомудрии еще более отяготил вину преступной комсомолки М. Более других был взволнован комсомолец Н., которому этот документ показался ничем не заслуженной обидой. Комсомолец Н. был оскорблен, как мужчина, и обещал избить комсомолку М. за клевету и вздорные слухи.

Ячейка решила примерно наказать пороки и устроила политсуд над комсомолкой М. за полную распущенность. Были привлечены лучшие общественные и ораторские силы, и суд решил исключить из союза распущенную комсомолку М. за дискредитирование Комсомола. Разумеется, не избег суда и комсомолец Н. Он был на суде в качестве свидетеля и давал показания об обстоятельствах преступления.

Веселенький случай, не правда ли? Он подает мне надежду, что когда народный суд будет разбирать дело о разбитой посуде, то. и я буду участвовать в качестве свидетеля. А в качестве Подсудимого — слон.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии