900x200

Их имена практически сегодня неизвестны, хотя эти люди заслужили к себе большего к себе уважения и внимания. Ведь они, рискуя своей жизнью, очищали землю Донецкой области от оставшейся в ней мин и различных других взрывоопасных предметов. Эта страница истории нашего края еще мало изучена, но она стоит того, чтобы ею всерьез занялись профессиональные историки — ради светлой памяти наших дедов и прадедов.

Донецкая область была буквально «напичкана» взрывоопасными предметами

Как мы знаем Великая Отечественная война своим огненным катком неоднократно прокатывалась по территории Донецкой области, а тогда Сталинской, и в 1941, и в 1942, и в 1943 годы. Здесь в разное время проходили ожесточенные бои, в ходе которых погибли десятки тысяч солдат с обеих воюющих сторон. Естественно, поэтому очень большая территория оказалась «напичканой» разнообразными взрывоопасными предметами. Это были и классические минные поля, которые ставили саперы Красной Армии и вермахта, а также различные оставшиеся склады боеприпасов, а также неразорвавшиеся снаряды и мины. Одним словом, опасного железа у нас хватало.

При окончательном освобождении Сталинской области от фашистов в 1943 году первоначальное разминирование проводили армейские части, но они затем шли дальше на запад, а не разминированными оставались еще много квадратных километров нашего региона. Вся эта «начинка» несла смертельную опасность жителям Сталинской области. В областном архиве сохранилось немало донесений с мест в обком партии с сообщениями о трагических случаях.

Так, к примеру, там имеется список из 9 погибших рабочих одного из заводов Горловки, которые при разборе завалов в конце 1943 года погибли при взрыве неразорвавшихся снарядов. Конечно, гибли по своей шалости и дети, которые жгли найденные взрывоопасные предметы на костре. «На улицах города Ясиноватая в разбросанном, беспорядочном виде хранятся трофейные боеприпасы для различных видов вооружения (орудийные снаряды со взрывателями, мины со шнурами, патроны и взрывчатые вещества). Ввиду того, что в городе Ясиноватой нет специалистов по обезвреживанию мин и снарядов, а также отсутствуют представители трофейных команд, которые могли бы убрать их в безопасное для жителей города и сооружений место, прошу вашего вмешательства и принятия срочных мер», — к примеру такую докладную записку на имя секретаря Сталинского обкома партии, начальнику УНКГБ Сталинской области, начальнику гарнизона города Сталино прислал 15 октября 1943 года начальник транспортного отдела НКГБ Южно-Донецкой железной дороги подполковник госбезопасности Положинский (ГАДО, Ф-П326, оп.5, д.50 (бывшая «Особая папка»), л.23).

Бывали не только трагические случаи, но и, пожалуй, их можно назвать даже курьезными. Так в декабре 1943 года в обком партии пришло спецсообщение, что в районе завода «Машчермет» в Славянске местными жителями был найден склад немецких агитснарядов, т. е. внутри снарядных гильз вместо пороха или взрывчатого вещества находились пропагандистские листовки вермахта. Руководитель районного УНКГБ отмечал, что эти листовки население «использует под курительную бумагу», но опасался, что все равно люди могли предварительно ознакомиться с их содержанием. Поэтому и просил скорейшей присылки саперов для обезвреживания этого артиллерийского склада и проверки на взрывоопасность той местности.

Листовка Осовиахима с инструкцией по разминированию мины

Листовка Осовиахима с инструкцией по разминированию мины

 

Общие выводы сложившейся ситуации в своей докладной записке от 8.02.1944 года на имя секретаря Сталинского обкома партии Дрожжину сделал тогдашний начальник УНКВД Сталинской области полковник госбезопасности Чечков (ГАДО, Ф-П326, оп.2, д.480, л.6). «После изгнания немецких оккупантов по территории Сталинской области, на бывших полях сражений, на многочисленных складах и у населения оставлено много оружия, боеприпасов и различного имущества…Несмотря на проведенную большую работу по сбору и изъятию оружия и боеприпасов, еще очень часто обнаруживаются на полях или в населенных пунктах различные боеприпасы — гранаты, мины, снаряды и патроны, которые попадают в руки неопытных, а в большинстве своем любопытных подростков. В результате неумелого и неосторожного обращения с подобранными боеприпасами имеют место несчастные случаи. Только за 4 квартал 1943 года имело место 128 несчастных случаев, из которых 87 смертельных и 41 — с тяжелым и легким ранением. Большинство пострадавших являются мальчики школьного возраста», — сообщал партийному руководству он.

Одним словом ситуация с разминированием местности в Сталинской области была довольно сложной, как впрочем, такое явление наблюдалось и во всех других местностях, по которым прошли боевые действия.

Разминированием занимались местные разградители-минеры

Командование Красной Армии чем могло в боевых условиях тем и помогало в решении этой злободневной проблемы руководству уже освобожденных территорий. Так в бывшей «Особой папке» Сталинского обкома партии (ГАДО, Ф-П326, оп.5, д.50, л.18) сохранилось некогда совершенно секретное письмо от 2 октября 1943 года за подписями начальника штаба инженерных войск Южного фронта полковника Фирсова и начальника отдела заграждений майора Демченко следующего содержания: «ЦК КП(б)У своим решением от 21.9.43 г. просит командование фронтов оказать помощь обкомам в подготовке инструкторов в производстве работ по разминированию минно-подрывных заграждений на освобожденной от немецких захватчиков территории. По приказанию зам. командующего — начальника штаба инженерных войск Южного фронта для проведения вышеуказанной работы, в ваше распоряжение направляются: а)три офицера-инструктора минера; б)подготовлена программа для курсов инстукторов; в)подобраны экспонаты и модели мин и принадлежностей. Прошу выслать вашего представителя с транспортом за офицерами-инструкторами, получением программ и экспонатов в штаб инженерных войск Южного фронта — хутор Павловский, Пологского района Запорожской области».

Сначала речь шла о создании школ разградителей-минеров. В Сталинской области их было создано как минимум 3. О них крайне скудная информация обнаружилась в документах облисполкома за конец 1943 года, в которых речь шла о расходах на питание курсантов этих школ (ГАДО, Ф-Р2794, оп.1, д.90, л.167-169). Из этого документа мы узнаем, что кормили курсантов на 8 рублей в день и выделялось для этих целей из областного бюджета около 15 тыс. рублей. А школы разградителей-минеров находились в городах:

  • Сталино — 90 курсантов,
  • Дружковке — 80 курсантов
  • Мариуполе — 55 человек.

Всего в первый набор обучали основам саперного дела и навыкам разминирования 225 курсантов.

Однако многое поменялось после выхода Постановления от 19.02.1944 года Государственного Комитета обороны СССР, согласно которому работы по окончательному разминированию местности и сбору оставшегося трофейного и отечественного вооружения, боеприпасов и имущества в городах и сельской местностях, освобожденных от немецкой оккупации, — были возложены на областной Совет общества содействия обороне и авиационно-химическому строительству СССР (Осоавиахим). 16 марта того же года вышло уже совместное постановление обкома КП(б)У и облисполкома по этому поводу (ГАДО, Ф-П326, оп.2, д.130, лл.38-40). Согласно этого документа власти на местах обязали «не позднее 20.03. сего года сформировать районные и городские команды Осоавиахима по разминированию и сбору боеприпасов…в составе 50-100 человек».

«Команды создавать на добровольных началах из числа рабочих, служащих, колхозников и учащихся обоего пола в возрасте не моложе 15 лет. В команду включать, в-первую очередь, лиц уже подготовленных или обучающихся в настоящее время на курсах по минно-подрывному делу в районе. Провести до 5.04. подготовку личного состава команд по разминированию без отрыва от производства. В первую очередь производить разминирование тех участков, на которых будут производиться весенне-полевые работы…Обязать председателей исполкомов городских и районных советов трудящихся до 1.04. изготовить на заводах, предприятиях местной промышленности и промкооперации необходимое количество щупов, кошек с веревками для команд по разминированию. Выделить автогужтранспорт для подвоза на пункты военкоматов собранного вооружения, боеприпасов и имущества.

Обязать председателя областного совета Осоавиахима тов. Цаценкина в течении апреля подготовить на тридцатидневных курсах 145 человек с отрывом от производства инструкторов для районных команд», — такие директивные указания областной власти зафиксированы в этом документе. Планировалось, что всего в командах по разминированию будет 2575 человек. Их собирались «раскидать» по местах по степени заминирования территорий Сталинской области. Так в областном центре должны были работать 75 разградителей-минеров с 10 инструкторами, а в Славянском районе — 150 человек, а в Снежнянском, Артемовском, Ямском, Енакиевском районах — по 100 человек в каждом. Также известно, что десятидневные курсы подготовки разградителей-минеров без отрыва были организованы в начале ноября 1943 года в Славянске. Куратором всей организации работ по разминированию Сталинской области был офицер из инженерного управления 4-го Украинского фронта майор Шпиллер, которого приписали к штату облвоенкомата.

Разминирование области было нелегким делом

Корреспонденту «ДН» удалось обнаружить несколько архивных документов, рассказывающих об некоторых итогах деятельности этих команд по разминированию. Зав. военным отделом райкома партии Сталинозаводского района областного центра, к примеру, отчитывался в горком о том, что на местах было подготовлен 21 минер: на заводе им. 15 летия комсмола Донбасса — 4 человека, на Сталинском металлургическом заводе — 10 человек, на заводе «Металлоконструкций» — 3 человека.

Так, к примеру, с 8 по 14 мая 1944 года в Сталинозаводском районе областного центра на Ларинке №6 было выявлено 3 противотанковые мины и 26 гранат — все эти находки были сданы в военкомат. В Чистяковском районе помогли обучить минеров капитан Красной Армии, находящийся на лечении в госпитале, и старшина и боец из 127-й дивизии. Там было за ноябрь 1943 года снято мин 50-2 — 743 штуки, 13 неразорвавшихся авиабомб и 42 таких же снаряда. В Дружковском районе в самом конце 1943 года силами курсантов школ разградителей-минеров было обезврежены 1063 мины.

В Славянском районе было снято 8 тыс. штук мин, но здесь трудности в работе добавляло то, что неопытным по сути минерам приходилось работать на минных полях 1941-42 годов, местоположения которых четко не были известны, отсюда и происходили подрывы как самих разградителей-минеров, так после на той местности мирных жителей и их скота.

В целом, надо признать дело по разминированию области шло очень нелегко. Так в фондах Государственного архива Донецкой области сохранился текст телеграммы в Киев от Сталинского обкома партии от 3.04.1944 года на имя Никиты Хрущева с убедительной просьбой о помощи. «Работа по очищению от мин колхозных, совхозных полей не проводится — нет миноискателей. На месте достать, изготовить — не можем. Неоднократно обращались по этому вопросу в Военный совет Харьковского военного округа и Центральный совет Осоавиахима — ответа нет. Просим Вас обязать Центральный совет Осоавиахима ускорить высылку четыреста миноискателей», — говорится в этой телеграмме. 26 мая 1944 года в обком партии написал свою докладную записку тогдашний председатель областного совета Осоавиахима майор Кирил Максимович Цаценкин (ГАДО, Ф-П326, оп.2, д.480, лл.33-34).

 

текст телеграммы на имя Никиты Хрущева от Сталинского обкома партии с просьбой о помощи в доставке миноискателей

Текст телеграммы на имя Никиты Хрущева от Сталинского обкома партии с просьбой о помощи в доставке миноискателей

 

Далее приведем из нее выдержки: «Несмотря на то, что необходимые кадры имеются, работа же по разминированию и сбору трофеев начата только в Краснолиманском, Славянском сельском, Андреевском, Снежнянском, Амвросиевском, Чистяковском, Ямском, Мариупольском, Константиновском сельском, Енакиевском сельском районах. В этих районах проводится работа, но по объему и качеству она неудовлетворительна. Установленных постановлением бюро обкома КП(б)У районных команд не сформировано, работают группы в количестве 15-25 человек, в силу этого работа делается очень медленно. Питание для работающих по разминированию организуется с перебоями, а иногда совсем отказывают кормить. Транспорт для перевозки на сборные пункты взрывоопасных предметов не предстовляют. Несмотря на эти трудности, по неполным данным по состоянию на 15 мая сего года команды Осоавиахима сняли и обезвредили разных мин — 37 тыс. штук, собрали 46 тыс. артснарядов, авиабомб, других взрывоопасных предметов…». Вот так и проходила первоначальная зачистка нашей области от мин и снарядов. Однако это совсем не умоляет заслуг каждого из тех разградителей-минеров, их личного мужества.

Они освобождали Сталино от мин и снарядов

К большому нашему сожалению, не сохранились или еще не найдены исследователями в архивав точных списков таких освободителей нашей области от взрывоопасных предметов. Нет их и в облвоенкомате. Почему так это произошло — никто сейчас не даст точного ответа. Автору статьи удалось все-таки узнать некоторые фамилии тех бойцов, очищавших нашу землю от смертоносного железа.

Так впервые из сохранившегося письма от 13.11.1943 года в Сталинский обком партии все того же начальника штаба инженерных войск 4-го Украинского фронта полковника Фирсова мы узнаем фамилии саперов, которые в октябре того года проверили здание оперного театра в Сталино на минирование (ГАДО, Ф-П326, оп.5, д.50, л.57). Это были минеры фронтовой воинской части п/п №07291-А. В акте проверки, в котором указано, что «признаков минирования театра не обнаружено», свои подписи поставили ответственный по разминированию гвардии старший лейтенант Заблоцкий и старший команды-минеров — сержант Штуев.

К примеру, дед известной сейчас российской фотохудожницы Галины Лукьяненко — Георгий Дмитриевич Лукьяненко, 1924 г.р., по окончании краткосрочных курсов подготовки инструкторов по разминированию проводил такую работу в Дебальцево. Затем он в 1944 году был призван в ряды Красной Армии. В этой семье сохранилась справка об окончании им курсов, подписанная председателем областного совета ОСОАВИАХИМА майором Цаценкиным и командиром восстановительной роты 376 батальона МПВО (местной противовоздушной обороны) старшим лейтенантом Василием Григорьевичем Дуденцом. О последнем попытаемся рассказать чуть подробнее, ведь именно его рота и он лично занимались разминированием нашего города Донецка и его окрестностей.

Батальон, в котором он служил был сформирован 10 октября 1943 года. О ст. лейтенанте Дуденце известно, что он был 1915 г.р., украинец по национальности, гражданская специальность — плотник, родом из Одесской области Грушевского района с. Берестянки. В одном из архивных дел обкома партии сохранилось ходатайство секретаря Центрально-Городского райкома КП(б)У города Сталино о представлении этого офицера к правительственной награде (ГАДО, Ф-П326, оп.2, д.480, лл.78). «Тов. Дуденец, руководя командой подрывников-минеров и участвуя в этой работе, непосредственно сам разминировал 16 кв. км площади в районах 1,2, и 3 ставков, на поселке Калиновка, на территории Зеленстроя, район посадки над железнодорожной ветке завод им. Сталина-Гладковка, район Макеевского шоссе и др. С командой минеров и лично т. Дуденец извлечено и подорвано 7794 противотанковых и противопехотных тмин разного образца; авиабомб 142 штуки; собрано и подорвано 18 145 штук минометных мин различных колибров; собрано и подорвано 48 832 штуки артснарядов разного калибра; подобрано и обезврежено гранат разных 10 275 штук…Товарищ Дуденец командир командир аварийно-восстановительной роты 376 батальона МПВО, активный участник боев на фронтах Отечественной войны, дважды был ранен и за боевые заслуги награжден правительством орденом Красной Звезды», — говорится в документе. Мы точно сейчас не знаем получил он тогда еще одну правительственную награду или нет, но удалось узнать узнать некоторые фамилии бойцов его роты.

Эти сержанты и красноармейцы без сомнений участвовали в восстановлении разрушенного войной города Сталино. Вот их имена: командиры отделений — сержанты Иван Степанович Епик, 1925 г.р., призванный из села Седово-Васильевка ныне Новоазовского района, и Дмитрий Евдокимович Шелест; бойцы — Филипп Герасимович Егоров, 1892 г.р., из Краснодарского края; Петр Григорьевич Кириленко, 1894 г.р., из Мангушского района; Иван Иванович Овод, 1897 г.р., из того же района; Григорий Кондратьевич Серобаба, 1895 г.р., из Новоазовского района; Петр Афанасьевич Тямало, 1893 г.р., из Добропольского района; Федор Семенович Трофимов, 1894 г.р., из хутора Кузнецовка Ново-Горловки.

А работы по разминированию Донецкой области продолжаются до сих пор. Даже более через 70 лет с той войны наша земля окончательно не избавилась от смертоносного железа.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии