bani

В 2006-2007 гг. в журнале «Вопросы истории» опубликованы воспоминания выдающегося учёного в области социальной гигиены, одного из основоположников социальной геронтологии, действительного члена Академии медицинских наук СССР, заслуженного деятеля науки, профессора Захария Григорьевича Френкеля. Жизненный путь этого человека длился целый век. Воспоминания охватывают события, происходившие в стране на протяжении 90 лет на рубеже двух исторических эпох. А это и поездки по стране, и встречи с коллегами. Не обделил выдающийся учёный своим вниманием и наш город.

Портрет санитарного врача

В мае 1927 года З.Г. Френкель участвовал в ХIV, или, считая с возобновления съездов после революции, втором санитарно-техническом съезде в г. Харькове. Председателем организационного комитета этого съезда был Д.С. Черкес, выдающийся инженер, по проекту и под руководством которого в Харькове были построены канализация  и станция очистки сточных вод.

Frenkel252

Захарий Григорьевич Френкель

В этот период З.Г. Френкелю очень хотелось познакомиться с условиями труда и быта шахтёров и рабочих на заводах Донбасса. Учёный считал недопустимым, что на своих лекциях он опирается только на собственные впечатления и литературные данные и не оживляет свои высказывания новыми практическими материалами. Д.С. Черкес дал З.Г. Френкелю письмо к председателю облисполкома в г. Сталине, которого он знал лично, и познакомил с участником съезда – санитарным врачом из Сталина (в то время наш город назывался именно так).

В своих воспоминаниях Захарий Григорьевич не указывает имя санитарного врача, у которого он прожил несколько дней, но даёт подробный портрет этого человека. «Это был очень знающий санитарный врач, хорошо знакомый с системой водоснабжения Донбасса, с жилищными условиями горняцких посёлков, как прежних, так и новых. Ещё до революции он изучал жизнь шахтёров и знал безысходно тяжёлые условия их труда и жизни в таких посёлках, как прежняя Юзовка. На его глазах она становилась крупным благоустроенным городом. Весь свой опыт и знания бывшего земского врача он использовал для оздоровления условий работы в шахтах и жизни в посёлках, опираясь на новые органы местного управления и профессиональных объединений». В этом портрете угадывается Илья Иванович Лященко.

Об этом человеке известно пока очень мало. В некрологе, напечатанном в журнале «Гигиена и санитария» в 1944 г., говорится, что ещё до революции, работая земским врачом, он специализировался на вопросах гигиены труда шахтёров и являлся одним из крупнейших специалистов  в Союзе в этой области. Ему принадлежит множество печатных работ по санитарным условиям рабочих в Донбассе. Приведём самые известные из них:

  • Лященко И.И. К вопросу о жилищах рабочих на горнопромышленных предприятиях Донецкого бассейна // Труды Южно-русского областного съезда по борьбе с холерой в Екатеринославе. 26.III — 4.IV. 1911 г., т. II (Доклады). — Екатеринослав, 1911.
  • Лященко И. И. Жилищный вопрос в горнопромышленных предприятиях Донецкого бассейна и данные исследования жилищ рабочих Общества Южнорусской каменноугольной промышленности // Труды Второго Всероссийского съезда фабричных врачей, вып. 2. М., 1911. — С. 125 — 126.
  • Лященко И.И. Углекоп Донецкого бассейна. – Екатеринослав, 1913.
  • Лященко И.И. Санитарные условия труда в каменноугольной промышленности: резюме и положения доклада  // Двенадцатый Пироговский съезд (29 мая – 5 июня). — СПб., 1913.
  • Лященко И. Условия труда на рудниках Криворожского района // Общественный врач. – 1914. — №№ 2-3.
  • Лященко И.И. Очерки по гигиене труда горнорабочих каменноугольной промышленности. — М., 1926.
  • Лященко И.И. К вопросу о состоянии здоровья и заболеваемости горнорабочих каменноугольной промышленности // Профилактическая медицина. — Харьков, 1926. Т. 1.

Умер Илья Иванович 10 февраля 1944 года. Как видим, совсем скоро исполнится 70 лет со дня его смерти. И этот человек заслуживает того, чтобы мы о нём вспомнили. А помогли нам в этом мемуары З.Г. Френкеля.

Знакомство с заводом

В первое же утро своего пребывания в городе Сталине, Захарий Григорьевич обошёл прежние юзовские кварталы, изучил характерные черты их планировки со скученностью жилья и неблагоустроенностью, осмотрел новый механизированный завод по изготовлению огнеупорного кирпича. А затем вместе с гостеприимным хозяином провёл целый день на сталелитейном заводе, наблюдая выпуск чугуна из доменной печи. Учёного предупредили о необходимости надеть предохранительные очки. Но зрелище раскалённой добела металлической лавы захватило его так, что он совершенно забыл о предосторожности.

На Сталинском заводе работали санитарными врачами выпускники З.Г. Френкеля – бывшие слушатели II Ленинградского государственного медицинского института. С ними учёный обошёл всю территорию завода. «Бросилось в глаза, что можно было бы упорядочить использование дворового пространства, более рационально расположив склады сырья, угля, шлака и других отбросов. Устранив хаотическое загромождение территории хламом и отходами, можно было бы устроить озеленённое место для кратковременного отдыха рабочих на открытом воздухе», — замечает мемуарист.

Спуск в шахту

На следующий день З.Г. Френкель вместе с И.И. Лященко отправились по степной дороге на шахту Лидиевка. Вот как описывает Захарий Григорьевич их пребывание в шахте: «Мы выполнили все требования при спуске в шахту, переоделись в брезентовые горняцкие костюмы, взяли лампы с сетками. Сколько помню, спустились мы на глубину 180 метров. Потом долго шли по главным ходам, прижимаясь к стенке, когда мимо нас проносились вагонеты с углём. В этой шахте вагонеты передвигались уже тягою электровозов, а не обречёнными на вечную каторгу и гибель лошадьми. В других копях ещё работали раз и навсегда спущенные  под землю лошади. Они там и жили в подземных загонах. «Выдаваемый на-гора» конский навоз составлял в то время на каждой шахте такую же непременную особенность местного пейзажа, как и огромные, в десятки метров высотой конусообразные «сопки» из породы, выламываемой и удаляемой при проходе стволов, штреков и забоев».

Несколько часов пробыли Захарий Григорьевич и Илья Иванович в шахте, присматриваясь к работе шахтёров и врубовой машины и выслушивая рассказы рабочих в минуты их отдыха. Учёный начал испытывать чувство томления от пребывания под землёй, ему хотелось быстрее выбраться «на-гора». Но пришлось долго ждать, пока заканчивались работы по подъёму угля. «Невзирая на работу системы мощных насосов, сверху всё время струилась вода, от которой не спасал и брезентовый костюм. Крупным техническим достижением было наличие мощной нагнетательной вентиляционной системы, создававшей ощутимое движение воздуха в подземных ходах и целые вихри и бурю при открывании для пропуска вагонетов ворот, перегораживавших в разных местах проходы», — вспоминает З.Г. Френкель.

Путешественники в подземелье испытали чувство невероятного облегчения, когда, наконец, поднялись «на-гора». Пока они обмылись в шахтной бане и переоделись, стало уже вечереть. «Возвращение в тарантасе по открытой степи при склонявшемся к закату солнце доставляло никогда ранее не испытанное чувство радости от широкого раздолья, от бесконечного небосклона и всегда остающегося недосягаемым далёкого горизонта. Очевидно, нужно попасть в глубокое подземелье, чтобы, выбравшись из него, испытать физиологическое удовольствие от дневного света и простора», — делает вывод З.Г. Френкель.

Вода Кипучей Криницы

Если первая поездка в наш город была желанной, то вторая стала полной неожиданностью для учёного. В 1933 году он посетил Сталино для участия в специальной выездной сессии расширенного бюро всесоюзных водопроводно-санитарно-технических съездов 24-26 сентября. «Накануне открытия сессии, прогуливаясь по городу, я не узнавал его, — пишет Захарий Григорьевич. – В 1927 г. ещё видны были во многих кварталах узкие прогоны с выходами из задворков, характерные для прежнего рабочего посёлка Юзовки. Теперь я шёл по улицам большого современного города с пятиэтажными домами, с выдающимися зданиями Горного института».

Сессия проходила в зале заседаний облисполкома. Незадолго перед этим в посёлке Кипучая Криница с его уникальным подземным хранилищем питьевой воды, в пятидесяти километрах от города Сталино, были построены каптажные сооружения, и вода проведена оттуда стальными (цельнотянутыми маннесманновскими) трубами в шахтёрскую столицу. Это было сделано с целью положить конец постоянной угрозе инфекций в связи с ненадёжным водоснабжением из реки Кальмиус.

Поездка в Кипучую Криницу оставила у автора мемуаров неприятные впечатления: «Мы выехали на место осмотреть это грандиозное сооружение и сделать заключения о желательных мерах обеспечения зоны водоохраны. При этой поездке к Кипучей Кринице в одной машине с нами ехал председатель облисполкома. Мы проезжали через степные селения. Во многих домах окна были заколочены. Многие поля оставались незасеянными. Год был тяжёлым, урожая не сняли. Обессилевшие от голода люди умирали или разбрелись. Но, к удивлению, уныния у облисполкомовцев не было и следа».

Отрывки из воспоминания З.Г. Френкеля, без сомнения, приоткрывают маленькую страничку из жизни нашего города конца 20-х – начала 30-х гг. ХХ века. Но из множества таких вот коротких рассказов и свидетельств очевидцев событий и складывается красочная мозаика истории шахтёрской столицы.

  • Автор: Елена Згинник


6 Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий