Четверым отважным покорителям неба поставлен памятник на проспекте 25-летия РККА в центре Донецка. Двухметровая скульптура воздухоплавателя, смотрящего в бесконечный простор воздушного океана, расположена на мемориальном постаменте с надписью «Слава героям-стратонавтам (18.VII.1938 г.)». Там же выполнены четыре барельефа погибших покорителей стратосферы. В честь членов экипажа названы улицы в Донецке. О причинах их гибели и необходимости так рисковать жизнью споры идут до сегодняшнего времени. Однако несомненен тот факт, что их подвиг стал важной страницей в истории столицы Донбасса.

Трагедия воздухоплавателей в небе над городом Сталино

В 30-е годы прошлого столетия Советскому Союзу принадлежало 17 из 23 зарегистрированных в мире воздухоплавательных рекордов. Больших высот (20 км и выше) советские триумфаторы достигали на стратостатах — специальных воздушных шарах с герметически закрытой кабиной для экипажа, изобретенных бельгийским ученым Огюстом Пикаром. СССР стремился полностью завоевать стратосферу. Однако эти рекорды были далеко не безопасным делом. За четыре года до трагедии в городе Сталино потерпел катастрофу стратостат «Осоавиахим-1». Тогда погибли три члена его экипажа. Урны с прахом этих стратонавтов были захоронены на Красной площади в Москве 2 февраля 1934 года. Все члены экипажа «ОАХ-1» были награждены орденом Ленина (впервые в СССР — посмертно).

Памятник стратонавтам. Сталино. 1957

Памятник стратонавтам. Сталино, 1957

У наших погибших воздухоплавателей немного другая история. Об этой трагедии до сих пор имеется очень мало достоверной информации. Наверняка она хранится где-то в архивах (например, материалы о катастрофе стратостата «Осоавиахим-1» — в Архиве президента России). А пока остается очень много вопросов. Итак…

Утром 18 июля 1938 года с летного поля под Звенигородом (Подмосковье) на субстратостате (физиологической обсерватории ВВА-1 для изучения влияния высотного давления на организм человека и постановки физиологических опытов в условиях подъема в открытой гондоле на высоту до 10 тыс. м) стартовали воздухоплаватели: пилот — военинженер 3-го ранга Яков Григорьевич Украинский, второй пилот — старший лейтенант Серафим Константинович Кучумов, магнитолог — военврач 2-го ранга Петр Михайлович Батенко, нейрофизиолог (врач экипажа) — к.м.н., военврач 2-го ранга Давид Евсеевич Столбун.

Сначала полет проходил вполне нормально. По последней радиограмме, которую Кучумов передал в Москву, они находились на высоте 12 тыс. м. После этого экипаж субстратостата больше не выходил на связь. А к вечеру выяснилось, что произошла трагедия: все четыре воздухоплавателя погибли в городе Сталино. После проведенного следствия было дано заключение, что стратонавты погибли еще в небе от удушья из-за отказа кислородного оборудования.

Свидетельства очевидцев

В Донецке еще есть живые очевидцы той трагедии. По воспоминаниям жителя поселка Путиловка Георгия Радионова (1925 г.р.), в тот летний день они с друзьями играли в детские игры. «Случайно в небе со стороны поселка Спартак мы заметили спускающийся стратостат. Только он уже сдувался и, по нашим детским впечатлениям, был больше похож на мешок с корзиной», — рассказал «ДН» старожил Донецка.

Его слова дополняют воспоминания второго очевидца — Владимира Ефремова: «В тот день вместе с мамой и старшей сестрой мы провожали на железнодорожный вокзал нашего родственника, который служил на Дальнем Востоке. Стоим мы на трамвайной остановке возле завода. Я, как обычно все мальчишки, вертелся и, стоя спиной к улице Артема, заметил в небе большой шар, с которого свисала веревка. В это же время спускавшийся к земле стратостат облетел двухмоторный небольшой самолет. Гондолу, которая пролетела низко-низко, почти над Центральным универмагом, относило к Центральному парку им. Щербакова. Там стратостат и упал, зацепившись за провода. Я видел, как в воздух поднялись клубы дыма. Мы с сестрой сразу же побежали к месту падения. Когда достигли этого места, то увидели, что на стратостате еще тлеют небольшие очаги пламени. Других подробностей не знаем, т. к. вся территория, где произошла трагедия, была уже оцеплена плотными рядами милиции».

Как рассказывал донецкому краеведу Валерию Степкину еще один старожил города — Виктор Хайлов, тела погибших стратонавтов отвезли в 1-ю Совбольницу (она находилась на территории нынешней площади им. Ленина). Затем гробы с трагически погибшими воздухоплавателями для прощания выставили в ДК им. Ленина. А дальше произошло их захоронение, с которым связано несколько легенд.

Легенды о месте захоронения

Была версия, что первоначально погибших стратонавтов захоронили в сквере возле кинотеатра «Комсомолец». А через несколько дней якобы могилы вскрыли и перезахоронили в другом месте. По другой легенде, погибших воздухоплавателей уже после оккупации города Сталино в 1941 году немцы похоронили в парке им. Щербакова. Но это все только версии.

На самом же деле Центральный парк культуры и отдыха и стал местом, где обрели первоначальное упокоение Яков Украинский, Серафим Кучумов, Петр Батенко и Давид Столбун. Этот факт подтверждается воспоминаниями того же Владимира Ефремова.

«Их захоронили именно там. На похоронах присутствовало очень много людей, а мы, мальчишки, наблюдали за церемонией, сидя на деревьях», — рассказал корреспонденту «ДН» старожил Донецка.

Его слова подтверждаются и документальными источниками. На заседании исполкома Сталинского горсовета 29 сентября 1948 года (Государственный архив Донецкой области, Ф-Р279, оп. 3, д. 254, л. 29–30) среди прочих вопросов рассматривался и вопрос «о сооружении надгробного памятника на могиле экипажа субстратостата, погибшего 18.07.1938 года, похороненного на территории ЦПКиО в городе Сталино».

По рассказам еще одного старожила Донецка — Олега Крицына, первоначально могила стратонавтов находилась немного дальше — за известной жителям города танцплощадкой «Клетка» (ныне «Вечерние ритмы»).

История памятника

Увековечить память покорителей стратосферы было решено на самом высоком правительственном уровне практически через месяц после трагедии. В архивном документе есть ссылка на «указание Совнаркома Союза ССР от 22.08.1938 г. за №УД 520–20». Однако реально заниматься постройкой памятника погибшим стратонавтам начали уже в 1948 году. Совет министров УССР по этому поводу даже принял постановление 13 мая 1938 года, а исполком облсовета принял свое решение 18 июля 1948 года. А в сентябре дошла очередь и до горисполкома. Тогда было решено «ассигновать на сооружение памятника 100 тыс. руб.».

Было поручено зав. Горкомхоза Субботину немедленно развернуть работы по сооружению памятника в Центральном парке культуры и отдыха. Даже указывался конкретный срок завершения работ — к 1.11.1948 г. При этом в решении Сталинского горисполкома имеется очень интересное дополнение: «Использовать при сооружении памятника на братской могиле экипажа субстратостата заготовленные до Отечественной войны детали памятника».

О каких деталях идет речь? Загадка раскрылась в материалах, которые готовились к заседанию исполкома горсовета 29.09.1948 г. (ГАДО, Ф-Р279, оп. 3, д. 255, л. 80). Там есть письмо от председателя Комитета по делам искусств УССР Пашина от 6.06.1948 г. В нем он интересуется у начальника областного управления культуры и председателя облисполкома, «требуется ли помощь при изготовлении этого памятника».

А дальше идет самое интересное! «Со своей стороны уведомляем, что авторы проекта — скульпторы Фридман Э.М. (Элиус (Эля) Моисеевич Фридман, 1904-? — Прим. автора) и Белостоцкий Е.И. (Ефим Исаевич Белостоцкий, 1893–1961 гг. — Прим. автора) проживают в Киеве и с ними можно связаться через Комитет по делам искусств УССР, если потребуется их участие.

До войны готовая модель центральной фигуры для памятника была отослана в Ленинград для перевода в бронзу. Нас проинформировали в 1946 году, что заводом «Монументскульптура» фигура переведена в бронзу и сохранилась в Ленинграде», — говорится в документе.

Клеймо завода Монументскульптура (Ленинград) на постаменте сзади центральной фигуры памятника

Клеймо завода Монументскульптура (Ленинград) на постаменте сзади центральной фигуры памятника

Таким образом, мы узнаем, что двухметровая бронзовая фигура для памятника была сделана на одном из самых известных предприятий художественного литья Советского Союза и уцелела в войну в Ленинграде. Клеймо данного предприятия — «З-д Монумент Скульптура Ленинград 1948» можно прочитать (правда, с трудом) сзади основания скульптуры воздухоплавателя, стоящей на постаменте. В областном архиве сохранился документ, в котором указана стоимость бронзового воздухоплавателя — 179,3 тыс. руб. (ГАДО, Ф-Р2889, оп. 1, д. 38, л. 50).

Клеймо завода Монументскульптура (Ленинград) на постаменте сзади центральной фигуры памятника_1

Клеймо завода Монументскульптура (Ленинград) на постаменте сзади центральной фигуры памятника

Однако, как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В 1948 году памятник стратонавтам так и не был построен. К этому вопросу исполком горсовета вернулся 12 декабря 1950 года (ГАДО, Ф-Р279, оп. 3, д. 482, л. 12–13). Тогда опять поручили зав. Горкомхоза провести подготовительные работы по сооружению надгробного памятника, а директору треста похоронных предприятий — «немедленно заключить договор с трестом «Строймонумент» в Киеве на изготовление и сооружение памятника». Это значит, что постамент изготовлен уже в украинской столице. Материалом для его создания послужил гранит из Головинского карьера Житомирской области.

И опять соорудить памятник не удалось. По всей видимости, причина была одна — отсутствие денег. Работа по его созданию была проведена в 1952 году. И снова для этого потребовалось решение исполкома Сталинского горсовета на заседании 18 июня 1952 года (ГАДО, Ф-Р279, оп. 3, д. 671, л. 25–26). В нем говорится, что на территории Центрального парка культуры и отдыха в 1938 году было произведено временное захоронение останков погибших при катастрофе стратонавтов.

«В связи с военным периодом сооружение памятника было приостановлено. Учитывая, что постановлением Совмина СССР от 22.05.1952 г. разрешено израсходовать 248 тыс. руб. из областного бюджета на окончание строительства памятника… и придавая особое значение увековечению памяти погибших, исполком решил:

1. Установить памятник погибшим стратонавтам в центре города, у входа в Центральный парк культуры и отдыха имени А.С. Щербакова, по проспекту 26-й годовщины Красной Армии (да-да, именно так тогда назывался нынешний проспект 25-летия РККА. — Прим. автора) на видном месте, куда и перенести из глубины парка для захоронения останки погибших стратонавтов.

2. Обязать главного архитектора города Сталино т. Берберова представить до 25.06.1952 г. проект размещения памятника на видном месте».

Для организации переноса останков была создана специальная комиссия. Их перезахоронение должно было произойти до 1.12.1952 г., а изготовление памятника должны были завершить к 7.10.1952 г. То, что монументальный постамент был сооружен именно в этом году, подтверждается надписью на специальной табличке, находящейся сзади памятника: «Сооружен в 1952 г. Республиканские научно-реставрационные производственные мастерские. Авторы: Архитектор — Иванченко Н.К. Скульпторы: Белостоцкий Е.И., Пивоваров Е.А, Фридман Ю.М.».

В конце концов, по официальным данным, 24 апреля 1953 года памятник погибшим стратонавтам на их могиле в городе Сталино был установлен. Однако работы над ним еще не были окончательно завершены.

На заседании исполкома горсовета 8 июля 1953 года (ГАДО, Ф-Р279, оп. 3, д. 870, л. 66–67) были приняты мероприятия «для обеспечения соответствующего окружения и благоустройства площади вокруг установленного памятника погибшим стратонавтам». Инициатором такого предложения был один из авторов — архитектор Иванченко Н.К., который, видимо, был в нашем городе во время открытия памятника.

В частности, он посоветовал произвести срезку площади за счет выноса бортового камня тротуара. Для устранения затененности прямые углы усадеб больницы и спортпавильона комбината «Сталинуголь» закруглить внутри. Высокую ограду больницы озеленить вьющимися растениями, а вокруг нее произвести густую посадку деревьев. Со стороны заднего фасада памятника посадить розы (белые или красные). Перед главным фасадом непосредственно у цоколя венка, обрамляющего братскую могилу, посадить ковровые цветы. Газон на братской могиле озеленить ковровыми цветами одного цвета (красными или голубыми). Также архитектор потребовал обеспечить освещение памятника в вечернее время.

Вот таким образом в современном Донецке и появился памятник четырем героям-стратонавтам.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии