Статья из журнала «Техника — молодёжи» №10 за 1948 год.

Есть легенда о всемирном потопе. Все живое и все, что создавалось, строилось, возводилось руками людей, оказалось затопленным, уничтоженным, поглощенным стихией воды. Легенда эта возникла давно, когда человек еще не умел бороться с силами природы, управлять ими.

Теперь настали другие времена. Человек стал хозяином природы. По своей воле он меняет русла рек, прорывает каналы, соединяет моря, орошает пустыню. Но хватит ли человеческих сил на то, чтобы вычерпать море, море подземной воды. Об этом лучше спросить восстановителей Донбасса, изгнавших море ш своих затопленных шахт.

Изгнание подземного моряИзгнание подземного моря

Освобождение от воды и восстановление шахт Донбасса, нашей «всесоюзной кочегарки», дающей стране прекрасные, высококалорийные коксующиеся угли, будет вписано в историю послевоенных лет нашей родины как один из ярчайших примеров трудовой доблести и технического ‘мастерства. По масштабам проведенных работ в мире не знали подобного победоносного единоборства человека со стихией.

Всенародным признанием победы советских инженеров — восстановителей Донбасса — явилось присуждение им в нынешнем году Сталинской премии первой степени. Список лауреатов открывают руководитель работ Н. Н. Игнатов, А. Т. Картозия, В. А. Хорунжий, Н. М. Чернавкин, В. Г. Гейер — коллектив молодых советских людей, пришедших в Донбасс еще в дни войны, чтобы возглавить грандиозные восстановительные работы.

Распределение количества воды по горизонтам шахт ДонбассаРаспределение количества воды по горизонтам шахт Донбасса

Отступающий враг нанес Донбассу громадный урон. Он уничтожал, уродовал, сметал в дикой злобе все, что было создано умелыми руками советских людей. Враг взрывал копры, затапливал шахты, превращал могучий промышленный край, в пустыню.

«На столетие омертвел Донбасс», писали в свое время, захлебываясь, «объективные наблюдатели» в американских газетах.

Никогда родина не ощущала так остро правдивость и глубочайший смысл ленинского определения: уголь — настоящий хлеб промышленности.

Комсомол направил на восстановление Донбасса 50 тыс. человекКомсомол направил на восстановление Донбасса 50 тыс. человек

Да, уголь был настоящим хлебом промышленности, питавшим, в свою очередь, всем необходимым Советскую Армию. Каждая лишняя тонна угля, выданная на-гора, приближала час победы над врагами. В группе восстановителей Николая Игнатова, молодого инженера, окончившего незадолго перед войной институт, были и старые шахтеры, и опытные хозяйственники, и ровесники Николая, товарищи его по студенческой аудитории.

Доцент Сталинского угольного института, кандидат технически наук В. Г. Гейер помог смело решить многие задачи по конструированию новых, неведомых раньше водоотливных средств. Он первым ввел в битву с водой воздухоподъемные насосы — эрлифты.

Начальник Главшахтовосстановления А. Т. Картозия руководил оперативной группой по откачке воды из шахт Горловско-Енакиевского бассейна. Это были особенно сильно разрушенные и затопленные шахты. Их возрождение американские специалисты считали мифом.

Инженер Н. М. Чернавкин активно разрабатывал основные направления по технике и организации восстановительных работ. Ему принадлежат многие оригинальные схемы скоростных способов откачки воды.

Откачка воды припомощи скипов и гидроэлеваторовОткачка воды при помощи
скипов и гидроэлеваторов

Главный механик комбината «Сталинуголь» В. А. Хорунжий первым предложил и помог превратить скиповые подъемники на шахтах в своеобразные водовозы.

Инженер В. А. Мартынов ввел в арсенал водоотливных средств телескопические сальники и многое другое.

Грузин Картозия, украинец Хорунжий, русские Игнатов, Мартынов и Чернавкин росли и мужали в одной комсомольской семье и оказались в решающие дни в одном строю бойцов за возрождение Донбасса.

В истории известен лишь один подобный случай — борьба французских горняков, освобождавших от воды рудники угольных бассейнов Па-де-Кале и Северного после первой империалистической войны.

Но на французских рудников пришлось выкачать 110 миллионов кубометров воды, а из шахт Донбасса было изгнано целое море, содержащее 600 миллионов кубических метров воды. К началу восстановительных работ подземное море содержало в себе 250 миллионов кубометров воды. Но оно росло. В каждый час добавлялось по 25 тысяч кубометров.

Вот почему фашисты и многие зарубежные «доброжелатели» считали Донбасс навсегда загубленным, потерянным для России. Как, в самом деле, вести выкачку воды, если к ней и подступиться невозможно? В одних шахтах «надо работать в водолазном скафандре, иначе туда не проникнуть. К другим не пройти без противогаза, потому. что в них выделяется ядовитый газ — метан. Наконец немало шахт оставалось еще заминированными.

Качать воду нельзя без моторов. Но большая влажность воздуха угрожала вывести из строя электродвигатели. Качать воду нельзя без насосов. Но обилие кислот в шахтной воде сулило большие беды — механизмы насосов подвергались постоянной опасности разъедания и порчи.

«Не вычерпать подземное море из шахт Донбасса», утверждали заокеанские специалисты и эксперты.

Но донецкие шахтеры, наперекор трудностям, принялись восстанавливать былую славу «всесоюзной кочегарки», хранилища самого высокосортного угля.

Они не ждали окончания войны. На каждом клочке отбитой у врага земли немедленно закипала работа.

И раньше всего начиналась борьба с водой. Не было мощных двигателей, отсутствовали специальные подвесные насосы для вертикального подъема воды. Все равно — шахтеры не могли ждать, пока выполнят их заказы на оборудование. Они сами монтировали механизмы, сооружали свои оригинальные установки, приспосабливали обычные горизонтальные насосы к действию на больших глубинах. Они атаковали подземное море всем арсеналом наличных средств, проявляя на каждом шагу то хитрость, то смекалку, то упорство и изобретательность.

Уже через год после начала работ донбассовцы откачали свыше 110 миллионов кубометров воды, то есть столько, сколько французы смогли выкачать за 10 лет. Из первых освобожденных от воды шахт был выдан донецкий уголь. Еще через три года, шахтерам удалось завершить героический штурм подземного моря. Оно отступило, ушло из шахт Донбасса. На поверхность выгнали 600 миллионов кубометров воды.

Почему донбассовцы победили? Прежде всего потому, что хорошо знали дело, не боялись новых технических решений, дерзали в труде.

Шахту можно себе представить в виде огромного дома, врезанного вглубь земли. На поверхности это был бы дом высотою в 200 этажей, так как стволы уходят в глубину на 700–1 000 метров, и чтобы достать воду, заставить ее бить фонтаном километровой высоты, нужны агрегаты сказочного могущества. Советские инженеры решили перегонять воду постепенно, по ступеням-этажам. Вот как они это осуществили.

Обычный горизонтальный центробежный насос стал совершать путешествие по стволу шахты в специальной клети. Он мог опуститься на большую глубину. В наклонных стволах насос передвигался на особой тележке. И хотя сил у насоса не прибавилось, и он нагнетал воду на 40–50 м вверх, на этой высоте его ждала помощь-второй насос. Он, в свою очередь, перебрасывал воду еще на полсотни метров вверх, передавая ее во власть третьего насоса. Так, поднимаясь от насоса к насосу, словно по ступенчатой лестнице все вверх и вверх, вода освобождала «черное золото», которым, казалось, навсегда завладела.

Но одними насосами невозможно было бы вычерпать подземное море. Поэтому в отряде водоотливах машин появились специально сконструированные скипы — большие металлические ящики с простейшим клапаном в дне. Скипы спускались в стволы на тросах, зачерпывая сразу по 5–7 кубометров воды, и таскали ее на поверхность. Машинист, управлявший лебедкой скипа, успевал сделать за час до 60 подъемов. А на шахте 17-бис треста «Рутченковуголь» скипы за один час вывозили до 1 200 тонн воды. Но и скипы требовали помощи. Были шахты, загроможденные обломками, со стволами, изуродованными при взрывах надшахтных сооружений. В таких стволах нередко оставались только очень узкие проходы: ни скип, ни насос не опустить.

Откачка воды при помощи воздухоподъемника — эрлифтаОткачка воды при помощи
воздухоподъемника — эрлифта

Донбассовцы применили эрлифт — воздухоподъемник, конструкцию, изобретенную когда-то русским инженером Шуховым. Раньше воздухоподъемными насосами пользовались для перегонки нефти, тяжелых масел и т. д. Но в Донбассе их научили поднимать воду. Эрлифтный насос действует с помощью сжатого воздуха. В нем нет ни поршней, ни штоков, ни клапанов, ни одной движущейся части. Он состоит из длинной трубы переменного сечения, на нижнем конце которой, погруженном в воду, насажен «башмак» — смеситель. В «башмак» нагнетается воздух. Он смешивается с водой, и полученная воздухо-водяная смесь, подобная пене, имея меньший удельный вес, чем у воды, вытесняется гидростатическим давлением воды.

Тысячу кубометров воды поднимал эрлифт в час, расходуя при этом всего лишь 6–7 кубометров воздуха на каждый кубический метр воды.

Кое-где и эрлифты оказались слабы. Тогда их соединяли с насосами, Эрлифт перегонял воду из нижнего горизонта в бассейн, а оттуда ее забирали насосы. Таким путем возродили в 1945 году шахту имени Ворошилова. Два эрлифта подавали воду с глубины 700 м примерно до середины шахты. Отсюда воду подхватывали насосы. Эрлифт в паре с насосом поднимал в час 1200 кубометров. За 8 месяцев из шахты имени Ворошилова выкачали 2 миллиона кубометров воды.

Последовательная работа насосов при откачке воды из стволовПоследовательная работа насосов
при откачке воды из стволов

Однако нашлись шахты, где от эрлифтов пришлось отказаться. Их заменили гидроэлеваторы — пришельцы с золотых рудников. Там они транспортировали пульпу — жидкий маслянистый состав, увлекавший с собой частицы золота. Но в Донбассе гидроэлеватор был вынужден качать воду. Он мал по размерам, не имеет движущихся частей, конструктивно несложен. Он работает подобно пульверизатору, в котором вода втягивается в трубу не быстрой струей воздуха, а струей воды, нагнетаемой небольшим насосом по специальной трубе. Гидроэлеваторы научились делать в шахтерских мастерских. Они с успехом добирались к воде сквозь самые узкие щели. А удивительная неприхотливость гидроэлеваторов, способных вымачивать воду, загрязненную леском и камешками, заставила шахтеров с еще большим уважением относиться к этим замечательным машинам.

Часто в шахтных выработках кровля состоит из неустойчивых глинистых сланцев, которые являются причиной завалов.

Как же тут быть? Надо и воду качать и завал убирать, А насос устанавливается только на ровной горизонтальной площадке. Так уж рассчитана его работа — он лишен упорных подшипников. Но разве нельзя сконструировать насос иначе? «Помочь ему хорошо сопротивляться осевой нагрузке и заставить действовать и помещаться на склоне? Можно, Это доказали инженеры Донбасса.

Мы толковали о машинах. Их было много, больших и малых. Но самый легкий водоотливный механизм весил все-таки несколько тонн. Попробуйте его быстро перенести, переставить или перебросить с одного горизонта на другой вслед за отступающей водой. А это было нужно. И донбассовцы сконструировали двухэтажные клети, на которых размещалось несколько действующих насосов одновременно.

Копры были взорваны врагом, и в Донбассе широко распространилась бескопровая подвеска машин. Не было металлических канатов больших диаметров — с оветские инженеры, впервые применили счалку канатов равных диаметров. Опыт блестяще удался.

В ходе работ автоматизировали управление шахтными водоотливными установками. Добились большой экономии электроэнергии, уменьшения числа людей, занятых на выкачке воды.

Но все технические новинки сами по себе могли бы не привести к успеху, если бы наши инженеры не предусмотрели четкой организации работ.

Они заставили механизмы, работать в строгом взаимодействии. На разных шахтах производительность механизмов подчинялась одному строгому общему режиму.

Зачем же нужно было приноравливать разные машины на равных шахтах к одному темпу? К чему нужно было поддерживать определенный уровень водяного зеркала на различных рудниках?

Это легко понять, если представить себе подземное море не суммой разобщенных, изолированных друг от друга затопленных шахт, а действительно настоящим сплошным морем. Наличие «сбоек» «между шахтами послужило образованию огромных подземных бассейнов. Только один из них, на Горловско-Енакиевской группе шахт, имел объем, равный 20 миллионам кубометров. Лишь одинаковый скоростной режим, освоенный на пяти шахтах этой группы, только единый стахановский темп выкачки воды, когда на учете была буквально каждая секунда, привели к победе.

Выясняя биографии лауреатов этой группы инженеров-горняков, мы найдем удивительное сходство в судьбах товарищей. Почти все они воспитанники комсомола и партии, питомцы советских вузов, молодой упорный народ, смело штурмующий высоты знания, прокладывающий новые пути в технике. Но не только это их роднит и объединяет. Главное в том, что шли они наперекор трудностям, во имя единственной цели — ради счастья любимой отчизны. Эта цель вдохновляет, она приводит к великим открытиям и изобретениям. Во имя этой цели славный коллектив молодых и старых донбассовцев стал могучим, исполином, которому по плечу было достать море из глубоких недр и выплеснуть его наружу, чтобы оно не мешало добыче «черного золота». Донбасс живет, и новые шахты строятся. Его славу умножают сыны шахтерской семьи, среди которых много таких, как Н. Игнатов и его друзья, увенчанные лаврами Сталинской премии, много представителей славного комсомольского племени.

Комсомольцы вправе сказать о себе: «Мы всюду, где надо одолеть врага, побороть стихию, всюду, где нужна сыновняя верность долгу и несгибаемая большевистская воля к победе. Мы сталинское племя победителей, выращенное и взлелеянное партией Ленина-Сталина».

Через 6 месяцев в журнале №4 за 1949 год редакция публикует дополнения к статье «Изгнание подземного моря».

В №10 «Техника — молодежи» за 1948 год была помещена статья И. Давыдова «Изгнание подземного моря». Редакция получила письмо горных инженеров-электромехаников П. Я. Фролова, В. А. Шавшукова, И. Ф. Ефремова, Ю. М. Велякина (г. Свердловск), в котором дополняются и уточняются данные о советской горной технике.

Восстановление Донбасса, изгнание подземного моря из затопленных шахт «всесоюзной кочегарки» — выдающаяся победа советской горной техники. Донбассовцами были применены различные способы откачки воды. Применялись эрлифты — воздухоподъемники, в которых для подъема воды использовался сжатый воздух. Авторы письма отмечают, что откачка рудников сжатым воздухом на Урале известна уже с 1921 года, когда инженером А. И. Веселовым было осушено несколько рудников Соймановской долины. Веселовым была разработана и теория этого вопроса. Теория и практика применения эрлифтов были изложены Веселовым в 1926- 1928 годах (журнал «Уральский техник», 1927-1928 гг., «Труды 1-го Горного научно-технического совещания», 1928 г.).

При откачке шахт применяются также скипы — водоотливные машины, представляющие собой большие металлические ящики, зачерпывающие воду и вытаскивающие ее на поверхность. Авторы письма уточняют, что этот способ является вспомогательным и применяется в сочетании с другими, более экономичными методами. В Донбассе этот способ имел незначительное применение в сочетании с другими средствами откачки.

 

  • «Техника — молодёжи» №10 за 1948 год.
  • «Техника — молодёжи» №4 за 1949 год.

 

Войдите, чтобы оставить комментарий