Журнал «Прожектор» в 1926 году опубликовал стихотворение «Девять» сталинского шахтера П.Гонтеревского, находившегося под влиянием декаданса. Несмотря на патетическое окончание произведения – все оно проникнуто какой-то безисходностью и беспросветностью.

Девять ударов сигнала –
Вниз опустилася клеть,
В шахте кого-то не стало
Кто-то пришел умереть.

В душном и тесном забое
Кровля обрушилась вдруг.
Кончено… Умерли двое,
Третьему — только испуг.

Вывезли трупы, свалили
Тут же вблизи у ствола.
Жены пришли, голосили,
Каждая бога звала.

После два гроба досчатых,
Алые брызги знамен,
Вздохи друзей бородатых,
Музыки траурный звон.

Яма. Пришли. Опустили.
Так же как всех, как всегда…
Воинов двух схоронили
Рати железной труда.

Трагические происшествия на шахтах Донбасса происходили с периодичностью. Возле Дворца культуры имени И.Франко стоит памятник погибшим от взрыва динамита на шахте № 17 в феврале 1928 года (сегодня это шахта 17–17-бис). В то время недалеко от этого места находилась контора Рутченковского рудоуправления. И по примеру захоронения героев революции (взять к примеру сквер Павших коммунаров в центре города) решили организовать захоронение героям труда. Дело в том, что рядом с памятником погибшим в 1928 г. находятся еще два памятника погибшим шахтерам и горноспасателям 1930-х годов. Журнал «Красная панорама» рассказал историю взрыва. Приводим ее:

«На Рутченковском руднике, в помещении конторы шахты № 17, произошел взрыв. Убито 12 человек, 4 тяжело ранено и 4 – легко. В Сталино прибыла специальная комиссия для расследования. Взрыв произошел вследствие халатного и преступно-небрежного обращения немецкой администрации с взрывчатыми веществами. В день взрыва, штейгер-немец, получив ключи, направился на склад динамита и взял оттуда три ящика с динамитом, весом около 4,5 пудов. Так как динамит оказался примерзшим, штейгер принес один ящик в контору для оттаивания, а два остальных отнес в ванную комнату, находящуюся рядом с конторой. Когда штейгер снимал крышку со второго ящика, в ванную вошел заведующий, который увидел, что штейгер производит вскрытие динамита железным молотком. – «Что вы делаете, так ведь нельзя!» — воскликнул заведующий. Штейгер обругал заведующего и продолжал свое дело. Через десять минут после этого разговора раздался оглушительный взрыв, от которого в воздух взлетели контора, баня и раздевальня, находящиеся в одном помещении».

«ПослеПосле взрыва динамита на шахте №17 в феврале 1928 года (сегодня это шахта 17–17-бис). Сталино

Газета Труд, 28 июня 1928 г.:

«Дело о взрыве на Рутченковском руднике
ХАРЬКОВ, 27/4. (ТАСС). Выездная сессия Верхсуда Украины под председательством т. Волкова приступили сегодня к слушанию дела о взрыве на шахте N 17 Рутченковокого рудоуправления. Дело слушается в Рутченкове. Зал суда переполнен рабочими. В суд вызвано 13 свидетелей. На скамье подсудимых 5 человек: бывший заведующий проходкой шахты № 17 инженер Мигай, зав. отделом техники безопасности Рутченковсного рудоуправления штейгер Цвинев, старший технический инспектор инженер Гольденберг, технический инспектор горных проходок Кончич и завбюро предварительного надзора сталинского отдела труда инженер Перли.

На вопрос председателя суда все обвиняемые, кроме инженера Мигая, заявляют, что считают, предъявленное им обвинение неправильным и виновными себя не признают.

Суд приступает к допросу свидетелей. Первым допрашивается свидетель Шот (рабочий, раненый при взрыве), показавший, что динамит хранился не в специальном помещении, а в помещении конторы (ванной), где обычно собиралось большое число рабочих.

Свидетель далее показывавает, что зав. проходкой шахты инженер Мигай курил в конторе возле ящика с динамитом. Свидетель Миргородский, тоже раненый при взрыве, подтверждает показания Шота и одновременно указывает, что на шахте N 17 не было специальной группы рабочих, обученных обращению с динамитом. К зарядке динамита допускались все, даже неопытные рабочие. Администрация экономила на этом, ибо специалистам-запальщикам динамита нужно было платить больше, чем неспециалистам. То же подтверждает свидетель Михайлов.»

«ПамятникПамятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Донецк, 2009 год

«ПамятникПамятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Донецк, 2009 год

 И все-таки автор считает, что озвученная выше официальная версия не совсем правдива, а спихнуть все на иностранца было выгодно всем. Государство в этом случае могло требовать компенсацию за причиненный ущерб. Причем, если в официальном сообщении рассказано о 12 погибших, — на памятнике фамилии только 9-ти. Думается остальные трое были «не достойны» быть высеченными в камне.

Радует тот факт, что в 2010 году памятник отреставрировали и теперь он не выглядит так удручающе, как это было совсем недавно.

Памятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Донецк, 2010 годПамятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Донецк, 2010 год

Памятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Вид сзади. Донецк, 2010 годПамятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Вид сзади. Донецк, 2010 год

Памятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Вид сбоку. Донецк, 2010 годПамятник погибшим при взрыве на шахте №17 в феврале 1928 года. Вид сбоку. Донецк, 2010 год

 

  • Автор: Стёпкин В.П.
  • Фото автора и из архива автора

 



6 Комментарии

  • Kron

    Cогласен с уважаемым Валерием Петровичем в вопросе немецкой составляющей данной трагедии. При общеизвестной немецкой педантичности на шахту №17 попал немец-разгильдяй, который принёс много горя дисциплинированным русским рабочим. Скорее всего, было всё с точностью до наоборот.Кстати, почему не называют фамилии штейгера?

    Ответить Изменить
  • Алексей Федько
    Алексей Федько

    to Kron: в статье журнала «Красная панорама» вообще не называются какие-либо фамилии, в том числе и штейгера.

    Ответить Изменить
  • алик

    подскажите на какой улице находится памятник ?

    Ответить Изменить
  • Алексей Федько
    Алексей Федько

    to алик: памятник находится

    Ответить Изменить
  • Александр

    Уважаемый Валерий Павлович!
    А какие еще трагедии были на шахтах Донбаса в царские и советские времена (кроме упомянутых и подробно рассмотренных на этом сайте)? Спасибо

    Ответить Изменить
  • Алексей Федько
    Алексей Федько

    Фото с похорон и из больницы были опубликованы в еженедельном издании Александр, Валерий Петрович сказал следующее: «Горно-заводской листок (Харьков) за 1908 год. Потом это издание Съезда горнопромышленников юга России называлось Горно-заводское дело. Была еще серия фото в журнале «Нива». Там кстати с гробами.»

    Ответить Изменить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии