Сейчас спустя 17 лет после распада СССР социалистические государство представляется нашим гражданам старшего и среднего возраста чуть ли не как пример государственного устройства. Однако наравне с бесплатным образованием и лечением были в истории страны и такие позорные явления как политические репрессии 30-40-х годов или Голодомор. 
В Донецкой области советская власть репрессировала больше 50 тысяч жителей. 2 июля 1937 года Политбюро выдало решение от об антисоветских элементах, в связи с которым были созданы так называемые “тройки”. А 30 июля 1937 года – оперативный приказ по СССР № 00447 (первые два ноля означали “совершенно секретно”): 268 950 человек внесены в план репрессий. Подлежащих репрессиям разделили на две категории: активных антисоветчиков и умеренных. В качестве первых по всей территории СССР следовало расстрелять 75 тысяч 950 человек, а по Украине — 8 тысяч. Конкретно по Донецкой области надлежало истребить 1 тысячу граждан и еще 3 тысячи “менее отъявленных врагов” сослать на 10 лет каторги. И это план зачистки ВСЕГО НА ТРИ МЕСЯЦА и всего по одному из секретных приказов того периода. А были же еще греческая операция, немецкая, на которые издавались отдельные приказы. Не обошли репрессии и наш небольшой поселок Каракубстрой, который к тому времени существовал всего четыре года. До настоящего времени вопрос о масштабах репрессий в рамках одного населенного пункта никем и никогда не исследовался и не освещался и эта заметка является «первой ласточкой», за которой я надеюсь последуют и другие материалы по этой теме. 

К сожалению, архивы бывшего КГБ и поныне являются самыми закрытыми и доступ к ним крайне ограниченный, поэтому сведения о репрессиях отрывочные и грешат многими неточностями. Больше всего материала было собрано исследователями так называемой греческой операции, поэтому в основном я оперировал данными профессора Донецкого национального университета В.Н.Никольского, приведенным им в Книге Памяти Греков Украины. 

Мемориальная табличка на здании НКВД. Донецк, 2007 годМемориальная табличка на здании НКВД. Донецк, 2007 год


Что касается горожан, то на сегодняшний день мне известны по крайней мере две фамилии, тех кто незаконно был репрессирован в 30-40-е годы. Один из них пекарь хлебозавода Александр Владимирович Харабадот. Причем по рассказам очевидцев его арест прошел крайне драматично. Александра взяли прямо во время замеса теста. Его брат, Юрий, работавший маркшейдером, вышел покурить на крыльцо конторы (которая в тот момент располагалась в районе складов ОРСа недалеко от милиции) и увидел, как ведут Александра. Тот — в халате, запачканном мукой, шагал между двумя молодыми парнями с непроницаемыми лицами. Юрий отпросился у начальника и побежал домой. Он помог Александру переодеться, собрать ему котомку, после чего брат в сопровождении все тех же двоих отправился в милицию. Как свидетельствуют документы Александр Владимирович Харабадот (1899 г.р.) был расстрелян 5 февраля 1938 года. 

Трагична и судьба учителя немецкого языка единственной тогда школы имени ХХ-летия Октября Альфонса Яковлевича Рековского (1921 г.р), проживавшего по адресу ул.Пушкина, д.18. В августе 1941 года с приближением гитлеровских войск он был арестован и отправлен в Москву. А 3 октября 1942 года по законам военного времени был приговорен к расстрелу за «контрреволюционную агитацию». Приговор приведен в исполнение 20 ноября 1942 года. О том, что человек пострадал незаконно свидетельствует и факт его реабилитации 9 августа 1989 года. 
Несколько проще было найти фамилии репрессированных работников Каракубского рудоуправления, так как в расстрельных делах чаще всего фигурировало место работы. Причем репрессии коснулись буквально всех – независимо от должности. Так, под каток сталинских репрессий попал и один из директоров Каракубского рудоуправления (1935 – 37 гг.) — Грузинский В.Э. (к сожалению, не сохранилось ни имени, ни отчества этого наверняка достойного человека). Не удалось найти на сегодняшний день никаких сведений о его дальнейшей судьбе, но будем надеяться, что доступ к архивам прояснит ситуацию.

Что касается других рабочих предприятия, то мне удалось найти всего несколько фамилий (хотя наверняка их было гораздо больше): 
- грабарь треста «Каракубстрой» Николай Савич Гудинов (1891 г.р.) – расстрелян 29.09.38 г.;
- запальщик «Каракубстроя» Самуил Константинович Баенко (1912 г.р.) – получил 10 лет лагерей;
- чернорабочий «Каракубстроя» Степан Ильич Гургач (1902 г.р.) – расстрелян 27.09.38 г.;
- каменолом «Каракубстроя» Федор Николаевич Мавроди (1909 г.р.) – расстрелян 03.10.38 г.;
- слесарь каменных карьеров треста «Каракубстрой» Константин Иванович Мангуш (1895 г.р.) – расстрелян 23.09.38 г.;
- грузчик треста «Каракубстрой» Константин Моисеевич Хиризяев (1905 г.р.) – расстрелян 29.09.38 г.

Все расстрелы проводились в Сталино в областном отделе НКВД, причем сегодня известны и фамилии исполнителей: заместитель начальника УНКВД по Сталинской области капитан госбезопасности Шашков, начальник первого спецотдела Зуйков, начальник внутренней тюрьмы УГБ УНКВД Дерновой.

Реабилитация жертв сталинских репрессий началась после смещения с поста главы НКВД Н.И. Ежова и его замены Л.П. Берией. Наибольшее количество людей было освобождено в 1953—1957 гг., продолжалась реабилитация также в начале 60-х гг. Вновь процесс был возобновлен в конце 80-х гг. по инициативе Михаила Горбачева. 

Сейчас с открытием многочисленных архивов есть надежда воссоздать полную картину политических репрессий и восстановить историческую справедливость.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии