С сегодняшнего дня мы начинаем публиковать небольшие рассказы замечательного донецкого автора Алексея Ионова. Мастер слова, собиратель донецкого фольклора, Алексей Ионов передавал атмосферу Донбасса в разные годы прошлого века. Сегодняшний рассказ о войне. И пусть речь о Мариуполе, но много таких девушек работало и на Сталинском металлургическом заводе, отдавая силы на борьбу с оккупантами. Мы помним и об их подвиге. И 9 мая для сотрудников проекта «Донецк: история, события, факты» — великий праздник. День победы!

В Донбассе теперь многие девушки и женщины овладели профессиями, какие до войны считались профессиями мужскими. Девушка-забойщик, каменщик, штукатур – теперь не редкость. И все-таки я удивился, когда увидел девушку у мартеновской печи.

Это было на металлургическом заводу имени Ильича в городе Мариуполе. Печь дышала жаром. Рабочие в брезентовых костюмах короткими, сильными бросками кидали в нее доломит. Среди рабочих, как мне показалось вначале, находился мальчик-подросток. Он выполнял ту же работу, что и взрослые. Я подождал, пока он набрал в лопату доломита, бросил его в печь и повернулся в нашу сторону (я стоял с начальником цеха). И тогда я увидел классическое лицо русской девушки: полные раскрасневшиеся щеки, белые зубы, пряди каштановых волос, выбившиеся из-под широкополой войлочной шляпы. Такие шляпы носят все горновые и сталевары.

 — Тамара Толмачева, — негромко сказал начальник цеха, заметив мое любопытство. – Отец ее тут работал, а теперь она хочет заменить его.

- А где же отец? – спросил я.

 — Немцы расстреляли, — коротко ответил инженер, и я тотчас понял, почему эта девушка избрала себе именно профессию сталевара.

Позже я беседовал с Тамарой Толмачевой. Моя догадка полностью подтвердилась.

 — Я родилась в Мариуполе, — сказала девушка-сталевар. – Здесь жила вся наша семья. Мой папа, Наум Михайлович Толмачев, работал в этом же цеху сталеваром. Потом учился без отрыва от производства в вечернем металлургическом институте, окончил его и стал работать начальником цеха. Моя сестра Янина была на этом же заводе лаборанткой, сестра Мария работала в одном из городских учреждений. Третья сестра, Ольга, училась в институте. Я тоже училась, но успела окончить только семь классов средней школы. В октябре 1941 года немцы ворвались в Мариуполь, и мне больше учиться не пришлось.

Она бросила в мою сторону короткий пристальный взгляд и продолжила тем же спокойным ровным голосом:

 — В наш дом пришли два немецких солдата и приказали собираться папе, трем моим сестрам и мне. Нас повели из рабочего поселка в город и посадили в тюрьму гестапо, в разные камеры. На другой день меня вызвали на допрос. Следователь через переводчика старался выяснить только одно: комсомолка ли я. После допроса меня отпустили. Я пришла домой и застала там лишь мою мать-старушку да двенадцатилетнюю сестренку. Мама ютилась в кухне, так как всю остальную часть квартиры заняли немецкие солдаты. Они же отобрали у нас всю мебель.

Переночевав дома, я понесла на другой день продукты в тюрьму, но передать их родным не разрешили. Я пыталась узнать, в чем обвиняют моих сестер и отца, просила свидания с ними, разрешения передать им хотя бы немного денег, но… ничего не добилась. Из тюрьмы заключенных вывозили или уводили за город, на Агрономическую базу, и там расстреливали. Эта ужасная участь постигла и моих родных.

Девушка рассказала далее, что, как только Мариуполь был освобожден, она пошла в завод, и тут ее приняли ученицей счетовода котельного цеха. Эта работа ей не понравилась. Вскоре началось восстановление заводской теплоэлектроцентрали. Тамару в те дни можно было видеть работающей в бригаде восстановителей. Однако и это дело ее не удовлетворяло. Ей хотелось овладеть такой профессией, которая позволяла бы ей непосредственно участвовать в помощи фронту. Девушка хотела мстить убийцам ее отца. Это стремление и привело ее в мартеновский цех.

Она работает наравне с мужчинами, старательно выполняет все обязанности подручного сталевара. Труд тяжелый, изнурительный, но чувство ненависти к убийцам умножает силы девушки.

Бойцы присылают ей с фронта письма и горячо одобряют ее решение унаследовать профессию отца, варить сталь, которая, превращаясь в снаряды и бомбы, обрушивается на головы фашистских разбойников.

Одно из писем почтальон принес при мне прямо в цех. Девушка обрадовано взяла письмо, бегло прочла обратный адрес и сунула письмо в карман куртки. К Тамаре подошел ее учитель – сталевар, и, лукаво подмигнув, спросил:

 — Ну, что там пишет полевая почта?

Девушку не тронул лукавый тон сталевара. Она сказала серьезно:

 — Всему свое время. Сейчас читать некогда – надо работать, — и пошла к мартену.

1944 г.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии