РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА КУКОЛ ДОНЕЦКА

В 30-х годах открылись Херсонский, Днепропетровский, Сталинский (ныне Донецкий) театры кукол. Актёры, режиссёры драматического театра в городе
Сталине В.Добровольский, Л.Гаккебуш, Б.Оселедчик организовали «группу выходного дня» — с кукольными спектаклями в свободное время ездили по школам и клубам. К группе присоединились Ф.Винников, Ю.Заховай (он написал пьесу «Юные патриоты»).

В.Добровольский вспоминал: «Ширму сделали из фиолетового бархата. Она была лёгкой, прочной и портативной. Куклы были петрушечные. Один из первых спектаклей — «Ивасик-Телесик». У нас была лошадь и подвода, на которой мы выезжали со спектаклями на шахты и другие предприятия. В выходные дни ширму ставили на большой сцене нашего театра. Театр кукол, как и драматический театр, при котором он состоял, работал на украинском языке».

Донецкий академический областной театр куколДонецкий академический областной театр кукол

Так они работали несколько месяцев, пока «группа» постановлением Сталинского городского совета не была преобразована в самостоятельный театр кукол. В постановлении говорилось: «Учитывая большую потребность в обслуживании широкого круга учащихся и детей дошкольного возраста и отсутствие в г.Сталино театра для детей, большую доступность и портативность форм кукольного театра в деле обслуживания заводов и шахт, организовать в г.Сталино с 1 декабря 1933 г. при городском отделе народного образования кукольный театр. Художественное руководство театром поручить режиссёру-педагогу Сталинского государственного драматического театра Гаккебуш Любови Михайловне. Организационно-административную работу поручить артисту Сталинского государственного драматического театра Добровольскому Виктору Николаевичу». Так выдающиеся деятели украинского драматического театра стали основателями и руководителями театра кукол.

ТЮЗу обязан своим появлением в мае 1939 года и Днепропетровский кукольный театр. Он создавался для постановки спектаклей, адресованных самым маленьким зрителям. Первым главным режиссёром театра стал Б.Оселедчик, приехавший из Сталино. Главным художником — Э.Гоздь, опытный сценограф, работавшая ранее в театрах Ленинграда, Донбасса.

ДОНЕЦКИЙ ТЕАТР КУКОЛ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

Лето театры кукол обычно проводят далеко от дома, в гастрольных поездках по пионерским лагерям, колхозным клубам, полевым станам… Так было и накануне 22 июня 1941 года. Получив от местных военкоматов задание помочь в организации уборки урожая, артисты со своим театральным скарбом на телегах и грузовиках разъехались по сёлам.

…Утром вражеские самолёты уже беспрепятственно кружились над полями. «…Скирды стоят на полях, а колхозники боятся выходить из домов. Паника. Мы достали три подводы, — вспоминала З.Пигулович, — и поехали агитировать людей собирать урожай. Наши старания не пропали даром, началась энергичная работа. Колхозники молотили, машины возили зерно на элеватор. На обратном пути мы попали под обстрел, соскочив с подвод, плашмя легли на землю среди куч разбросанной соломы, а над нами на бреющем полёте летали пять истребителей… Видны были лётчики, рассматривающие поле. Слышим пулемётную очередь. Это «доблестные асы» расстреляли дежурного колхозника, стоявшего на наблюдательной вышке. Сделав своё чёрное дело, истребители исчезли. Мы быстро погнали лошадей и въехали в пригород. А там фашисты бросили бомбу в мирных людей, стоявших в очереди за сахаром. В каждом доме — покойник. Это зрелище не поддаётся описанию…».

В 1943 году режиссёр А.Попов в одной из своих статей заметил: «У сегодняшнего театрального зрителя возникла своеобразная анестезия: он уже не восприимчив к гиперболе искусства, потому что ему знакома более разительная гипербола действительности».

Эта «более разительная гипербола» была учтена и кукольниками. Экстремальные условия побудили их обратиться к испытанному жанру агитки, хлёсткого политического памфлета. Вместе с тем, продолжали создаваться и спектакли для детей. Забота о сохранении и воспитании будущего поколения во время самой бесчеловечной войны была не менее важной, чем работа в воинских частях, госпиталях.

Эти направления стали главными в деятельности театра кукол Украины тех лет. В первые же месяцы ими было создано более 40 спектаклей, агитпрограмм. Но оккупация уже стала трагической реальностью: одни театры эвакуировались, другие — расформировывались.

Донецкий театр кукол был закрыт в первые же месяцы войны. Но был создан другой — боевой, агитационный театр кукол. В Донбассе его организаторами, актёрами и драматургами были два Известных деятеля искусств — поэт И.Френкель и писатель-сатирик В.Поляков. Осенью 1941 года в составе редакции газеты Южного фронта «Во славу Родины» они приехали в Сталино и создали маленький театр кукол. По существу, это был театр политических миниатюр.

…Сделали ширму. На ней написали название своего театра «Калёным штыком» (так назывался сатирический раздел их газеты). С текстом будущих сценок и музыкой проблем не было. Но не было и кукол. Тогда-то журналисты вспомнили, как однажды в Москве на концерте С.Образцов
показывал эстрадный номер, используя вместо кукол деревянные шарики. А что, если на сей раз вместо них взять картофелины. Так и поступили. Проделав в клубнях, похожих на уродливые головы, отверстия, В.Поляков и И.Френкель оказались обладателями оригинальных кукол.

Спектакль театра «Калёным штыком» состоял из нескольких номеров. Первым был дуэт Геббельса и Риббентропа «Хайль со смыком — это буду я…». Потом картошка-Геббельс исполняла сатирический романс о ^Муссолини «Бенита». В.Поляков сочинил скетч, который назывался «Разговор Геббельса с геббельсовой уткой». Спектакли «картофельного театра» проходили в воинских частях, госпиталях «на ура». С ними приехали в Запорожье, исколесили весь Донбасс. Но вот беда — картошки были неудобны при длительной работе. Понадобились настоящие, сделанные профессиональным скульптором петрушечные куклы.

Сотрудники редакции пришли за помощью в помещение Сталинского театра кукол. К счастью, они застали здесь мастера по куклам — пожилую симпатичную женщину, рассказали ей о своей затее, и она сделала им четыре куклы — Гитлера, Геббельса, Риббентропа и Антонеску.

И.Френкель вспоминал, что донецкая мастерица сделала также Петрушку в красноармейском шлеме и венгерского офицера.

«Имя художницы так и неизвестно, « писал он, — а известно, что она погибла при бомбёжке, когда фашистская — авиация совершила налёт на сталинский вокзал. Прямое попадание в вагон, где она должна была ехать в эвакуацию… Премьеру нашего редакционного театра мы с Поляковым дали в канун 1942 года в артиллерийской части майора Дедова. Куклы очень полюбились бойцам. От их имени выступал Поляков, а я пытался сопровождать представление звуками двухрядки. Между прочим, это кукольное представление мы завершили первым публичным исполнением моей песенки «Давай закурим»… А летом 1942 года наши куколки веселили стрелков, только что занявших остров Хортица. Бойцы вставанием почтили память погибшей художницы».

Безвестная художница из Сталинского театра кукол и после смерти продолжала бой с фашизмом. Прав. наверное, И.Френкель, сказавший, что в истории кукольного театра нет пустого промежутка во время войны. Театр «Калёным железом» ещё несколько лет продолжал свою деятельность под названием «Весёлый десант».

«Куклы, очевидно, могут быть не менее человечны, чем люди», — к такому выводу пришли В.Поляков и И.Френкель, подводя через десятилетия итоги своей работы с кукольными спектаклями на Украине.

ДОНЕЦКИЙ ТЕАТР КУКОЛ с 1958 по 1971 годы

Лишь в 1958 году в Донецке был открыт театр кукол, предшественник которого окончил своё существование в год начала войны. Создавать театр пришлось практически на голом месте. В городе не было ни своих режиссёров, ни актёров, ни художников. В качестве организатора пригласили В.Трипольскую — руководителя самодеятельного кукольного театра из Ужгорода. Она приехала со своим коллективом. По существу, это был семейный театр. 11 сентября 1958 года новый Донецкий театр кукол открылся спектаклем «Весёлый утёнок Тим» В.Трипольской. Базой его стал отдалённый от центра Дом пионеров, чуть позже — Дом медиков. Вакантные места актёров заняли участники художественной самодеятельности.

Спектакль «Весёлый утёнок Тим» в постановке и музыкальном оформлении В.Трипольской (художник И.Шкодина) был с нынешней точки зрения довольно примитивной, самодеятельной работой. В конце 1959 года театр сыграл премьеру спектакля «Ивашечка и ведьмин кот» (пьеса В.Трипольской по украинской народной сказке «Ивасик-Телесик»). Этот спектакль концептуально мало чем отличался от предыдущего. На постановку «Приключений Тома Сойера» Марка Твена (инсценировка, постановка и музыка В.Трипольской) пригласили художника Донецкого драматического театра им. Артёма А.Лазаренко. В качестве сценографического решения он предложил макет драматического спектакля, в котором играли маленькие братья драматических актёров — куклы.Началом подлинно профессиональной работы в коллективе стало приглашение из Львова художника, скульптора Любови Васильевны Ванифатьевой. Первый же её спектакль — «Сумка, чалма и свирель» А.Черняк и Е.Гелоди (режиссёр В.Трипольская, композитор А.Боровский) — дал коллективу как бы новую точку отсчёта.

Творческий уровень любого театра в первую очередь зависит от личности, профессиональных качеств, позиции его художественного руководителя. В.Трипольская, вероятно, была неплохим для своего времени руководителем самодеятельных кукольных театров, но профессиональная работа требовала от неё совершенно иных навыков, качеств, знаний.

В конце 1959 года в театр приехал заведующий музеем ГЦТК А.Федотов. Просмотрев репертуар Донецкого театра, он подверг спектакли критике, справедливо назвав их самодеятельными.

В мае 1960 года на встрече в Харькове четырёх театров кукол Украины (Харьковского, Донецкого, Луганского и Полтавского) Донецкий театр кукол выглядел самым слабым, творчески ущербным. С.Дрейден обратил внимание на то, что театр работает, в сущности, как вульгарная филармоническая группа, распределение ролей делается по раз и навсегда обозначенным амплуа, и потом появляются затёртые годами штампы, кукол актёры водят небрежно, без стройной системы, школы.

Донецкий академический областной театр куколДонецкий академический областной театр кукол

В 1961 году в театр пришёл новый главный режиссёр — Александр Давыдович Юдович. После института он работал актёром, режиссёром в Виннице, Харькове. Ровно. В 1941 году получил тяжёлые ранения, два года провёл в госпиталях, а когда поправился, работать в драматическом театре уже не мог.

В 1950 году А.Юдович стал режиссёром и актёром Харьковского театра кукол. Ставил спектакли «Запорожец за Дунаем», «Сорочинская ярмарка», «Наталка-Полтавка», в них же и играл. Затем несколько лет работал на Дальнем Востоке, снова вернулся в Харьков, где принимал участие в постановке «Чёртовой мельницы».

А.Юдович был искренним и страстным противником вульгарного, лобового решения спектаклей на «современную тему». На конференции кукольников Украины в Симферополе (1963 год) он публично отстаивал право театра кукол на собственное видение проблем современности. «Как же могут нам свыше диктовать и предлагать ставить пьесы о современности, не представляя себе средств воздействия театра кукол на детей? Разве обязательно ставить пьесу на современную тему, где главный герой непременно герой труда со звёздочкой?» -вопрошал он (209). Нужно было обладать гражданским мужеством, чтобы открыто выступить против схематичной агитдраматургии того времени.

Лучшим его спектаклем в Донецке стала постановка «Чёртовой мельницы» Я.Дрды и И.Штока. Спектакль создавался совместно с только что окончившим Харьковский театральный институт режиссёром С.Ефремовым (художник Л.Ванифатьева, композитор Н.Богословский).

Рецензии в прессе, воспоминания актёров, зрителей — всё свидетельствует о том, что эта постановка, собственно, и создала (не формально, а фактически) Донецкий областной театр кукол как профессиональный коллектив.

…Перед зрителями оживал Отшельник — тощий старик с поблекшими глазами, в выцветшей ветхой рясе. Эту роль играл Р.Трайлинг. Чёрт Люциус появлялся в образе щеголеватого юноши с тросточкой, в красном цилиндре, элегантный, в меру развязный и самоуверенный… Мастерски вёл эту роль сам А.Юдович. А сколько игривости, народного юмора, сочности было в бойкой служанке Каче (Т.Косовцева)! Сколько убийственного, томного отчаяния -в студенте-разбойнике Исидоре (С.Ефремов)! Какой капризно-печальной выглядела принцесса Дишперанда (О.Свидло)! (210). Конечно, А.Юдович во многом повторил постановку Харьковского театра кукол. Но в этой работе было немало и новых, придуманных режиссёрами сцен. Одна из них — «Сон Отшельника», в которой старик представлял себя вознесшимся на небо и прыгал по облакам. Складывалось впечатление, что у Отшельника менялось даже выражение лица. Смиренно опущенные глаза становились сладострастными, когда перед ним появлялись женщины-искусительницы. А какой взрыв хохота вызывали тощие длинные ноги отшельника, лихо отплясывавшие канкан с красоткой!

В активе главного режиссёра Донецкого театра кукол были спектакли: «Телевизор доктора Айболита» А.Юдовича и С.Ефремова, «Клянёмся тебе, Кибальчиш!» А.Горина и А.Юдовича, «Вредный витамин» Ю.Елисеева.

Именно в этот период взошли звёзды актёрских судеб Э.Смирновой и Ш.Фоерберга, началась успешная профессиональная деятельность С.Ефремова. С.Ефремов приехал в Донецк в 1962 году ставить дипломный спектакль «Сказка о потерянном времени» Е.Шварца.

…Он с малых лет знал, кем будет. В школе играл в кукольных спектаклях, сам их ставил, писал письма своему кумиру С.Образцову. В 1953 году из ГЦТК ему пришёл ответ:

«Дорогой Серёжа! Когда подберёшь себе какую-нибудь пьесу, напиши, как ты собираешься её поставить и в чём у тебя, возможно, будут затруднения. Мы постараемся тебе помочь советом. Заведующий музеем ГЦТК А.Федотов» (211). «Дорогому Серёже» было в то время пятнадцать лет. А через три года, когда он не поступил в театральный институт, к нему домой в Черновцы пришло другое письмо: «Уважаемый Серёжа! Конечно, жаль, что Вам не удалось поступить в институт, т.к. это было бы неплохо в смысле общего развития. Но огорчаться не стоит. Я тоже не кончал никаких специальных институтов. Если у Вас есть возможность, надо поступить в театр. Сначала не режиссёром, а актёром. Конечно, я не знаю, в какой театр Вы поступите и с какими людьми Вам придётся работать. Но во всяком случае, желаю удачи. Ваш С.Образцов».

Восемнадцатилетний С.Ефремов последовал совету Мастера, и удача сопутствовала ему. Он поработал актёром во Львовском театре кукол и поступил на режиссёрский факультет Харьковского театрального института. Во время собеседования абитуриент заявил, что если ему не разрешат после окончания института работать в театре кукол, он поступать не будет. И он был принят. Преддипломную практику С.Ефремов проходил в Ленинградском Большом театре кукол под руководством М.Королёва. Затем, недолго поработав в Харькове, оказался в Донецке.

А.Юдович увидел в С.Ефремове перспективного режиссёра и дал ему полную свободу действий. «В Донецке я применил в репетициях метод действенного анализа, -вспоминал заслуженный артист Украины С.Ефремов. — Я хотел, чтобы каждый актёр в моём спектакле был режиссёром собственной роли. Мне было важно, чтобы артисты не просто выполняли мои указания, а самостоятельно думали, работали над ролью. Уже в то время я был уверен, что диктаторский метод управления актёром неверен, так как не учитывает основного — личности артиста. Спектакль, поставленный методом «диктатуры», очень быстро разваливается. Артисты какое-то время просто терпят режиссёра, выполняют на репетициях его приказы. Когда же спектакль, наконец, сдан, — они отторгают его, потому что не считают себя соучастниками творчества».

Донецкий театр кукол 60-х годов был одним из самых молодых в республике. Отсюда и творческая атмосфера студийности, и экспериментальный характер спектаклей. и множество перспективных начинаний. Одно из них -рукописный журнал «Донецкий кукольник», первый номер которого вышел в 1962 году под редакцией С.Ефремова.

В журнале есть статья М.Королёва «Фантастическая позиция в театре кукол», где автор ориентирует деятелей театра на метод фантастического реализма:

«Фантастический реализм — термин, избранный Е.Вахтанговым для своего времени. Театр кукол имеет все основания забрать его себе [...]. В театре кукол другого быть не может. Ведь он умеет отразить действительность только своими фантастическими средствами…». Идею создания такого журнала С.Ефремов позаимствовал у IU. Королёва, который редактировал в Ленинграде аналогичное рукописное издание под названием «Ширмотростевский».

А.Юдович приложил все усилия к тому, чтобы его молодой коллега постиг азбуку практической режиссуры, научился самостоятельно работать с актёрами. Он поддерживал и литературные увлечения С.Ефремова, который со временем стал автором пьес «Восставшие джунгли», «Ещё раз о Красной Шапочке» (в соавторстве с С.Коганом), «Сердце храбреца» и «Телевизор доктора Айболита» (совместно с А.Юдовичем), а также переводчиком с чешского («Украденный мяч» Б.Сватоня, «День Кутясика и Кутилки», «Приключения Вихрастика» И.Пегра), с польского («Гиньоль в Париже» и «Медвежонок Римтимти» Я.Вильковского, «Новая земля» Ю.Вольского) и т.д.

Лучшими работами С.Ефремова в Донецком театре были «Сказка о жадном Серёжке» С.Прокофьевой и «Голубой щенок» Д.Урбана (художник Н.Ясницкий). В «Сказке о жадном Серёжке» обратили на себя внимание молодые актёры Э.Смирнова и Ш.фоерберг. 

Ш.Фоерберг пришёл в коллектив из Черновицкого самодеятельного театра кукол. В Донецке от раскрылся как актёр удивительного обаяния, мастер импровизации, |пленивший публику творческой фантазией и остроумием. |Если Ш.Фоерберг — актёр школы представления, то ‘Э.Смирновой была ближе школа переживания, к тому же она отличалась высоким мастерством кукловождения.

В спектакле «Сказка о жадном Серёжке» Ш.Фоерберг играл Жадность, а Э.Смирнова — Серёжку. Дуэт молодых актёров, умноженный на талант режиссёра, в конечном счёте решил успех спектакля. В будущем Э.Смирнова и Ш.Фоерберг составят ядро театра С.Ефремова.

А.Юдович видел, что его коллега творчески сформировался, профессионально вырос до создания своего театра. Поэтому, когда в 1970 году С.Ефремова пригласили возглавить Хмельницкий театр кукол, он возражать не стал.

Донецкие мастера по изготовлению кукол славились в 60-е годы по всей республике. Их было мало, они получали гроши, но какие куклы они делали, с каким уважением относились к актёру! Имена А.Юшкевича, Е.Панжар хорошо знакомы кукольникам Украины.

Впрочем, наивно думать, что всё в театре было идеально. Ежедневно играли по два-три спектакля. Помещения не было, было лишь место для репетиций в отдалённом районе города. Энтузиазм 60-х годов у актёров иссякал… В начале 70-х у А.Юдовича обострились взаимоотношения с руководством Управления культуры, и он вернулся в Харьков. В 1971 году главным режиссёром Донецкого театра стал заслуженный артист Украины Б.Смирнов.

ДОНЕЦКТЕАТР КУКОЛ с 1971 по 1977

В 1971 году главным режиссёром Донецкого областного театра кукол стал Б.Смирнов. Театр всё ещё не имел стационара, из него ушла группа актёров. Но за плечами Б.Смирнова уже была большая актёрская и режиссёрская жизнь. Профессией он владел в совершенстве и первыми же спектаклями завоевал авторитет в труппе. Это были:»3олотая чайка» В.Орлова, «Как стать великаном» С.Когана и В.Орлова, «Али-Баба и сорок разбойников» В.Маслова, «Друзья маленькой Китти» С.Когана, «Зелёная лисица» Ю.Страхова. В 1973 году театр возобновил спектакль для взрослых «Чёртова мельница».

В первые годы работы Б.Смирнов много экспериментировал. В спектакле «Иван — честной работник» по пьесе Е.Шварца режиссёр попытался совместить множество известных систем кукол: верховые, марионетки, планшетные, тантаморески. Эта тенденция была свойственна творчеству Б.Смирнова 70-80-х годов.

Семидесятые годы — время, когда театр Б.Смирнова лишь формировался, складывалось его новое творческое ядро: сюда пришла работать поэтесса С.Куралех, совпали позиции режиссёра и с поисками художника Н.Ясницкого. Труппа, которую принял режиссёр в начале семидесятых, состояла, в основном, из пожилых актёров. В 1977 году при театре открылась актёрская студия.

ДОНЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ТЕАТР КУКОЛ

80-е годы стали для Донецкого театра кукол временем зрелости. Отчасти потому, что режиссёром Б.Смирновым было завершено формирование труппы, отчасти и потому, что театр, наконец, получил стационарное помещение.

В 1980 году состоялась премьера спектакля «Земля дана тебе навеки» С.Куралех и Б.Смирнова по мотивам произведений Кришана Чандры. Это театрализованный политический плакат, адресованный молодёжи.

Эффектным было начало спектакля. Из космоса сцены выплывал вращающийся земной шар, переливаясь голубыми светящимися красками.

В «человеческом зоопарке» спектакля мир был как бы вывернут наизнанку. После ядерной катастрофы не звери, а оставшиеся в живых люди сидели в клетках. Это -Бизнесмен, Дипломат, Поэт, Учёные — все те, на кого театр возложил ответственность за постигшую Землю трагедию. Посетителями же зоопарка были Осел, Ослик и Обезьянка.

Этот спектакль заметно отстал от своего времени. Он не обладал достаточной гибкостью, не обогащался новыми . персонажами, идеями и во второй половине 80-х годов стал явных анахронизмом, напоминавшим, может быть, уже не столько об опасности ядерной войны, сколько об однобокости наших социальных и политических взглядов. Донецкий театр кукол этого периода тяготел к «социальному заказу», плакатной форме, что сказалось и в «Трёх толстяках» М.Азова и В.Тихвинского по повести Ю.Олещи. Режиссёры Б.Смирнов и И.Тютюнник определили жанр спектакля как «героико-романтическая сказка». В манере агитплаката оформил спектакль и художник Н.Ясницкмй. Он ввёл в изобразительную ткань постановки слайд-фильм с целой серией плакатных изображений.

Среди удавшихся спектаклей театра — «Золотой цыплёнок» и «Цветное молоко» В.Орлова, «Про добро и зло и про длинный язык» Н.Осиповой, «Проделки Мыцика» Е.Чеповецкого.

«Золотой цыплёнок» — одна из самых репертуарных пьес для детей. Её охотно ставят и в театрах кукол, и в ТЮЗах, и в драматических коллективах. Спектакль Донецкого областного театра кукол — возможно, одна из лучших постановок этой пьесы. Режиссёр А.Сердюк, художник А.Павлик создали законченное, художественно убедительное, цельное произведение с великолепным актёрским ансамблем, ясной и глубокой мыслью. Каждый персонаж здесь — характер, точный, «в яблочко» типаж. Лучшая актёрская работа — Волк (М.Загнои). Артист раскрыл сложный, трогательный характер своего героя. Ни световые эффекты, ни живой план, ни голос от автора здесь не понадобились. Всё самое главное, значительное, не суетное высказывалось через куклу.

Аналогичным путём шёл театр и в работе над спектаклем по мотивам армянских народных сказок «Про добро и зло и про длинный язык». В ткань постановки режиссёр Б.Смирнов ввёл двух ведущих-ашугов, игравших в живом плане (М.Загнои и В.Мигин). Персонажи в первые же минуты действия устанавливали тесный контакт со зрителями, который в конечном итоге и рождал то удивительное, не поддающееся рациональному осмыслению единство актёров и зрителей, которое и называется театр. Если в живом плане в спектакле лидировал М.Загнои, то лучшие кукольные роли были сыграны В.Малеванным (Хачатур), Г.Гайдашем (Арэг).

В конце 80-х годов коллектив донецких кукольников оказался как бы на перекрёстке, где встретились два поколения. Начались естественные процессы омоложения.

Молодой режиссёр и художник Ю.Тесля и художник-постановщик А.Павлик стремились наметить новые, перспективные пути работы театра. Поиски были не всегда бесспорны и успешны.

В «Прыгающей принцессе», например, Ю.Тесля попытался реконструировать старинный спектакль чешских марионеточников конца XIX — начала XX века. Он воссоздал мир традиционного марионеточного театра, не заботясь о том, чтобы представление имело какие-то общие точки соприкосновения с современностью. Зрелищная, этнографическая сторона спектакля возобладала над содержательной. А потому «Прыгающая принцесса» вышла красивой, этнографически убедительной, но холодной. Действенная, игровая стихия представления была заменена живописной. Для театра — замена неадекватная. Наиболее ценное в этом «театре художника» — трюковые куклы, сделанные в традициях западноевропейских кунстмейстеров.

Однако даже в неудачах, если они талантливы, искусство выигрывает. В этом спектакле выигрышем была высокая культура постановки. Одна из лучших работ Ю.Тесли — постановка «Проделки Мыцика» Е.Чеповецкого. Существуют десятки сценических версий этой пьесы. Спектакль донецких кукольников был одним из самых интересных. Здесь удалось передать ту квинтэссенцию юмора, грусти и неуловимого «чеповецкого» лукавства, которая вот уже многие годы привлекает к этой пьесе театры.

Художник А.Павлик создал среду, где действуют смешные и грустные герои сказки. Перед зрителями — закулисная часть цирка. Шкаф, зеркало, разбросанные вещи, выход на арену. На первый взгляд — павильон драматического спектакля в натуральную величину. Но в этом закулисье нет быта. Здесь живёт поэзия, любовь к славной профессии артиста.

На сцене ещё никого нет, а события уже развиваются. Вдруг сама по себе с таинственным скрипом открывается и закрывается створка шкафа. Затем по сцене начинает ползти клоунский башмак… И страшно, и смешно…

Есть прекрасное слово — «буффонада». В её ключе созданы «Проделки Мыцика». Постановка направлена на воспитание чувств маленького человека.

В спектакле был замечательный актёрский состав. Это в первую очередь актрисы Р.Тарадай (Кыцик) и В. Овсянникова (Мыцик). Эксцентричная, но и трогательная лирическая пара сумела извлечь из ситуаций, положений пьесы столько нового, свежего, неожиданного, что остаётся только восхищаться неординарными актёрскими работами. К тому же, обе актрисы демонстрируют высочайший уровень кукловождения: Р.Тарадай -марионетки, В.Овсянникова — верховой куклы.

Есть в спектакле и интересно сделанная «живоплановая» роль клоуна (Б.Шайдер). Его монологи выстроены и пережиты артистом так, что маленькие зрители всегда, затаив дыхание, слушают, сопереживают и восторгаются этим нескладным, одиноким, смешным человеком.

Ярким элементом постановки была и музыка композитора А.Шуха, оказавшаяся полноправным действующим лицом сказки.

Донецкий областной театр кукол не имел собственного, ярко выраженного режиссёрского почерка. Особенность его творчества заключалась прежде всего в студийной атмосфере, в условиях, где растут актёрские таланты, появляются новые режиссёрские имена, открываются неизвестные пьесы. Это, скорее, мир театрального педагога, кукольного просветителя, чем собственно режиссёра.

  • Авторы: Борис Голдовский, Светлана Смолянская


3 Комментарии

  • (will not be published)

Подписаться на комментарии