20 января 2012 года исполняется 65 лет нашему земляку Натану (Анатолию) Щаранскому.  Мы поздравляем нашего земляка, желаем здоровья и успехов в его деятельности.

Ад меа вэ эсрим! До ста двадцати!

1961 год, город Донецк. Еврейскому мальчику Толику Щаранскому, живущему в доме номер 3 по бульвару Шевченко исполняется тринадцать лет. В добрые, старые времена это прекрасная возможность отпраздновать бар — мицву, совершеннолетие по еврейской традиции. Но суровая советская антиеврейская действительность не позволяет это сделать. Да где там было! Синагоги, как таковой, со свитками Торы в городе не существовало уже несколько десятилетий. Пожилые люди с большими трудностями почти в подпольных условиях по праздникам, и далеко не по всем, под зорким присмотром милиции собирались в частных домиках на линиях для молитв. Был суровый запрет на все еврейские традиции. Преследовался и высмеивался родной язык — идиш, существовал строжайший запрет на иврит. Свирепствовал государственный и бытовой антисемитизм. И, хотя благодаря старшему поколению в семьях ещё как-то теплились еврейские искорки, духовная жизнь донецких евреев за годы Советской власти была уничтожена. Поэтому в огромной степени среднее и молодое поколение были оторваны от еврейских обычаев. Об их передачи детям не было и речи.

Таким образом, юный Анатолий Щаранский, впоследствии ставший одним из видных активистов сионистского движения в мире, был лишён этого радостного и торжественного события — восхождения к Торе. И вот сейчас, с «лёгким» опозданием в 52 года Натан Щаранский, ныне председатель Еврейского Агентства, а в прошлом министр и депутат парламента Государства Израиль, собирается отпраздновать свою бар-мицву в ближайшую субботу 19 января в Иерусалиме. 20 января Анатолию (Натану) Борисовичу Щаранскому исполняется 65 лет. И он решил, что это подходящий момент исполнить такую важную заповедь. Восхождение к Торе будет в синагоге «Иегуда А-Леви» в иерусалимском районе Катамон. Здесь он почти каждый Шабат молится, здесь же он прочитает недельную главу из Торы. Его друзья по синагоге уже знают и ждут этого по-особенному волнительного и необычного события.

Для Натана Щаранского, в прошлом узника Сиона, ставшему символом борьбы евреев Советского Союза за возвращение в Эрец — Исраэль, идёт речь о восполнении утраченного. Как известно, он был арестован и брошен за решётку за призыв к евреям репатриироваться в Израиль и за занятие ивритом в подполье. В тюрьме он пробыл более года, затем отправлен на каторжные работы в сибирский Гулаг. Н.Щаранский рассказывал, что в эти трудные годы ему удалось выжить благодаря тяге к еврейской самоиндефикации и страстному желанию вернуться в Израиль. Ко всему этому, все эти долгие девять лет он часами играл в шахматы. Хотя не всегда была в его распоряжении шахматная доска. Таким образом, он стал сильным шахматистом.

В 1986 году Н.Щаранский вместе с двумя другими узниками был освобождён в обмен на освобождение пяти советских шпионов, пойманных на Западе. После этого его мечта о возвращении в Эрец-Исраэль осуществилась, и он репатриировался в Израиль.

Мы поздравляем Натана Щаранского с 65-летием и праздником бар-мицва!

 

 

 



5 Комментарии

  • Александр

    Как много помоев в этой статье. «Был суровый запрет на все еврейские традиции. Преследовался и высмеивался родной язык — идиш…» — со стороны обывателей (общества), властей или в официальных документах? Всё это не одно и тоже. А русским, украинским и др. инакомыслящим КГБ не докучало? На идише же выходили даже официальные газеты или газетёнки. Понятие «суровый запрет» предполагает правительственные постановления со статьями в УК. И при царизме были погромы, но одни русские убивали, а другие — укрывали евреев.

    Изменить
  • sirFredd
    sirFredd

    У нас в стране сейчас много министров из Донецка. Про них будете писать? :)

    Изменить
  • Максим

    Насчёт «свирепствующего антисемитизма» не согласен. «Антисемитизм» придумали бездарные люди для «отмазки». Если бы так было, то Лев Кассиль не стал бы главредом «Мурзилки», Юрий Норштейн не получил бы «Оскар» за Ёжика в тумане, а Самуил Маршак не стал бы сталинским фаворитом. Вот так вот.

    Изменить
    • Александр

      свирепствующего — не было, а сам по себе был. Упомянутые единицы ИМЕНИТЫХ + Каганович, Утёсов и др. оставались как символы равенства. Но у каждого родня сидела, и каждый был под прессом. Какие были демонстрации в поддержку суда над врачами… И после Сталина была негласная квота на занимаемые должности. Увы, это так!

      Изменить
  • Дмитрий

    Читайте Щаранского, его «iD»

    Изменить

Войдите, чтобы оставить комментарий