34_gavrilov_mihail_ivanovich_thmb

Родился в 1924 году в Краматорске.

Едва шлюпки с десантной группой достигли середины залива, тьму апрельской ночи разорвали осветительные ракеты; с косы Фрише-Нерунг, последней цитадели фашистов на Пил- лаусском плацдарме, скользнул в свинцовые волны мощный луч прожектора. И тотчас громыхнули выстрелы: береговые батареи немцев обрушили на смельчаков огненный шквал.

Гаврилов Михаил Иванович

— Гады, — зло сплюнул за борт Гаврилов. — Ну да ничего. Навались, разведчики, на весла! Первыми идем к финишу.

Полковник Банкулов, возглавлявший десантную группу, легонько ткнул своего любимца в бок.

— Кончай, Миша, балагурить. Не до этого…

Обстрел продолжался до тех пор, пока под килем не заскрежетал песок.

— Пошел, — негромко скомандовал Банкулов.

И вот она, суша. Ровная, как биллиардный стол. Ни кустика, ни бугорка, укрыться негде.

Гаврилов знал об этом. Когда готовилась операция, командир полка Банкулов и генерал Петерс предупреждали разведчиков, что Фрише-Нерунг в этом месте для десантов — гибель. Но иного выбора не было. Высаживаться на пирс, напротив Пиллаусского маяка, невозможно. Там сосредоточены основные силы фашистов, сильные укрепления.

Немцы не предполагали, что русские отважатся на подручных средствах форсировать неспокойный залив Фришес-Хафф.

Когда же они обнаружили лодки десантников, было уже поздно.

Под ураганным огнем 25 храбрецов прорвались к вражескому берегу. Теперь нужно любой ценой удержать этот клочок земли до высадки основного десанта.

Сейчас Гаврилов прикрывает правый фланг десанта. За спиной в двадцати метрах рокочет море. Чуть влево лежит Ваня Володин — сержант, весельчак и жизнелюб, друг Михаила, далее — старшина роты Федор Степанович Баранов, бывший шахтер. После ранения вернулся. В десант не брали. Упросил.

Опять заискрились в небе ракеты. Завыли мины. Заклокотал крупнокалиберный пулемет. Михаил надвинул поплотнее каску. Проверил автомат — порядок. Диски запасные под рукой. Гранаты тоже. Нож за голенищем.

…Первая атака отбита. Вторая, третья, четвертая, пятая. Сполохи огня вздымаются к небу, удушливый дым ест глаза. Сырой рассвет брезжит над косой. Не замечает холода Гаврилов. Пот струится по разгоряченному лицу. Сколько перебил немцев — счету нет, а они прут и прут.

Валятся на землю вражеские солдаты, сраженные метким огнем Гаврилова.

По заливу движется армада судов. Начал переправу полк. Меньше стало разведчиков.

— Держитесь, ребята! — пересиливая стрекот автоматов, кричит Банкулов. — Подмога идет…

Фашисты наседают, рвутся к берегу. Наступают ротами.

На исходе патроны, гранат осталось мало. А десант еще далеко.

Надо немного продержаться. Час? Полчаса?

Михаил выскакивает из окопа навстречу врагу. Рукопашная. Поднимаются и остальные разведчики.

— У-р-а-а-а!

Дрогнули немцы. Побежали.

За храбрость и мужество, проявленные в этом бою, Отчизна удостоила верного своего сына Михаила Ивановича Гаврилова звания Героя Советского Союза.

Через год после Победы распрощался бывший разведчик с однополчанами.

Много лет проработал М. И. Гаврилов сталеваром на Краматорском металлургическом заводе. За доблесть в труде награжден орденами и медалями.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии