14-04-06_Drama-Marr_95_900x200x2

Завидный жених, крупный чиновник Иван Кузьмич Подколесин – главный герой гоголевской «Женитьбы», даже спустя почти двести лет после появления пьесы, все так же сбегает в окно от избранницы. Сознательно отказывается от иллюзорного, на его взгляд, счастья, к которому все же искренне тяготеет.

Казалось бы, столько перемен за эти два столетия произошло. А все повторяется в той же последовательности. Сваха буквально силком заманивает Подколесина в дом к барышне для знакомства и сватовства, а предприимчивый Кочкарев искусно пускает в ход все свое обаяние, открывая молодым путь навстречу друг к другу. И когда до венчания остаются считанные минуты, жених снова спасается бегством, демонстрируя при этом зрителю целую гамму внутренних переживаний и душераздирающих сомнений. А ведь хотел под венец, хотел!

Так что же, времена и нравы меняются… а люди? По крайней мере, киевский режиссер Ольга Гаврилюк не посчитала нужным  трактовать финал известного классического произведения на новый лад и позволила сомневающемуся мученику совершить злополучный побег. Не изменились и судьбы остальных персонажей. Все так же остаются ни с чем и женихи Яичница, Анучкин и Жевакин, претендующие на роль счастливых обладателей руки, сердца и состояния Агафьи Тихоновны. Все так же верховенствуют над положением Кочкарев и Фекла Ивановна. И все с тем же смирением принимает поворот фортуны опозоренная невеста.

И чем явственнее все это, тем глубже ощущение безысходности и обреченности. Лишь Подколесин в этой постановке подает маленькие проблески надежды на возможные перемены. В отличие от всех других персонажей, уподобленных марионеткам, не способным что-либо изменить, Подколесин оказывается единственным, кто имеет возможность самостоятельно распорядиться своей судьбой. Для этого режиссер вверила ему небольшое символичное приспособление – спицы и клубок ниток. В течение всего действия, пользуясь любой свободной минуткой, он вяжет, думается, что свою судьбу. Сам и своими руками. И вполне закономерно именно от него ожидать новых решений и смелых поступков.

Жизнь Подколесина изначально решена неуютно и громоздко. Его мир – это один огромный диван, другие предметы его интерьера не комфортны и преувеличенно велики как для обычного человека. Одежды на Иване Кузьмиче сидят так же громоздко и не с плеча. И вся его жизнь в конечном итоге ему не по размеру. Пожалуй, в пору приходится лишь занимаемая им должность. Да и та, в момент раздумий о женитьбе, становится слишком просторной для одного. И вот уже, на первый взгляд, состоявшийся статусный мужчина, оказывается незначительным, невостребованным и абсолютно одиноким человеком со множеством страхов и комплексов. Скудные его попытки обрести счастье погасли как вспышка.

Но процесс вязания не прекращается, и появление спиц снова дает нам надежду на перемены. Вот-вот, кажется, и жизнь обретет новые краски. Но связанный только что шарфик Подколесин небрежно сворачивает в карман, намекая на возврат в скомканное домашнее пространство, на отстранение от реальности. Бегство от себя становится очевидным, а финал теперь уже полностью прогнозируемым. Подколесин снова демонстрирует бессилие и неспособность переступить установленные рамки.

Так что же получается, сколь бы искренними и светлыми не были наши мечты, желание выйти за рамки обыденности, мы остаемся рабами стереотипов, страхов и отступаем, как только судьба дает нам шанс и способность действительно что-либо переменить? Почему при удобном случае мы куда быстрее находим окно для бегства, чем силы «связать» свою судьбу с желанным счастьем. Люди не научились быть счастливыми или бояться быть таковыми? Право же, куда проще – хоть двести лет назад, хоть теперь – вернуться на свой залежанный диван, где в левом углу непременно найдется старый ношеный носок. Это легко. Просто. И… бесперспективно.

Господа, а вы умеете вязать?


Текст – Ирина Германюк.

Фото – Сергей Цололо.




  • (will not be published)

Подписаться на комментарии