111

В 2014 году Украина отмечает 200-летие со дня рождения Кобзаря Тараса Шевченко, а в России и в музыкальном мире отметят еще и 210-летие со дня рождения классика музыки — композитора Михаила Глинки. На первый взгляд, казалось бы, между двумя этими датами абсолютно нет никакой связи. Однако… Оба этих выдающихся корифея культуры могли видеть одну вещь, которая некоторое время находилась на территории современной Донецкой области.

Революционный поэт Тарас Шевченко

В советской Украине к Тарасу Шевченко на официальном уровне относились положительно. Его называли «демократом», «борцом с царским режимом» и «революционным» поэтом. Даже больше! Имя Кобзаря пропагандировалось на самом высоком государственном и региональном уровнях. Его старались увековечить с помощью самых различных способов. Не была исключением и Донецкая (Сталинская) область.

В 20-е годы забытый сегодня (не известны ни его имя, ни фамилия) скульптор-самоучка из Енакиево вылепил, как умел, бюст Тараса Григорьевича. Также у нас в регионе проходили различные выставки в честь украинского поэта и художника. Доходило даже до курьезов. Так, была конфета под названием «Шевченко» с изображением Кобзаря на обертке. К сожалению, история не сохранила сведения, каким был вкус этой конфеты. И, конечно, самым распространенным способом восхваления революционного поэта Тараса Шевченко было присвоение его имени различным организациям и социально-культурным объектам.

Одно из первых упоминаний о таком мероприятии в нашем областном центре удалось обнаружить в фондах Госархива Донецкой области в документах Юзовского уездного исполкома за 27 марта 1921 года (ГАДО, Ф-522, оп.1, д.16, л.24). Тогда на совещании представителей уездных учреждений по организации Селянских будинків было внесено и поддержано предложение о «переименовании театра «Наш уголок» в театр Уездного Селянского будинка». «Вменить в обязанность Наробразу этот театр переименовать в театр Уездного Селянского будинку имени Тараса Григорьевича Шевченко и т. Калинина, вывесить в театре их портреты…» — так записано в официальном протоколе того собрания. Через несколько лет он стал носить одно имя — имя чекиста Феликса Дзержинского.

Также известно, что один из лучших во всей стране Дворец пионеров в городе Сталино в 1936 году расположился в помещении клуба строителей им. Шевченко на улице Артема (сегодня здание бывшего ЦБНТИ).

Конечно же, нельзя не упомянуть о, наверное, самом известном здании в городе Сталино, носившем и носящего до сих пор имя Кобзаря. Речь идет о театре кино им. Шевченко. Автором проекта кинотеатра является архитектор Леонид Теплицкий, который в то время был достаточно хорошо известен в Москве. Правда, создание нового культурного объекта в городе Сталино оказалось делом нелегким.

Задумали кинотеатр в 1936 году. Но строительство растянулось на несколько лет. Так, в начале мая 1937 года в городской газете «Сталинский рабочий» сообщалось о том, что на заседании президиума облисполкома признали факт, что строительство театра (нынешнего оперы и балета) и кинотеатра в городе Сталино идет неудовлетворительно. Тогда было принято решение «об обязательном окончании строительства кинотеатра к 20-летию Октября», т. е. к 7 ноября 1937 года. Но и в этот сроку не уложились.

На декабрь 1938 года не были закончены штукатурные работы, не установлено сантехническое оборудование и не проведено электроосвещение, а также здание кинотеатра не было архитектурно-художественно оформлено. Открылся новый звуковой театр в городе Сталино 5 сентября 1939 года. Он на то время являлся первым двухзальным кинотеатром в Украине и был рассчитан на 600 зрителей. В день открытия демонстрировался художественный фильм «Высокая награда». Колонны фойе были облицованы розовым искусственным мрамором, а на потолках висели хрустальные люстры. В центральной части фойе была установлена скульптура Тараса Шевченко, а также там еще были и четыре барельефа скульптора Иванова на тему статей Сталинской Конституции.

Самым же главным объектом в столице Донбасса, относящегося к теме «шевченконианы», безусловно, является памятник Тарасу Шевченко на одноименном бульваре возле библиотеки им. Крупской. О нем мы уже писали , но в наступившем 2014 году удалось узнать еще некоторые новые подробности.

Почему в установленный срок в Сталино не появился памятник Кобзарю?

Напомним, что исходной точкой возникновения этого памятника считается Постановление Совета министров УССР №2726 от 25 декабря 1953 года. «Учитывая ходатайства советских, партийных и общественных организаций Сталинской области о сооружении в городе Сталино памятника Т.Г. Шевченко Совет Министров УССР постановляет: разрешить исполкому Сталинской областного совета депутатов трудящихся соорудить в 1954 году в городе Сталино памятник великому украинскому народному революционному поэту Т.Г. Шевченко», — так начинается этот документ (ГАДО,Ф-Р2794, оп.1, д.770, л.246). Авторами его являются известные украинские скульпторы Алексей Прокофьевич Олейник и Макар Кондратьевич Вронский, а пьедестал и архитектурное оформление памятника сделал тогдашний начальник отдела по делам архитектуры Сталинского облсовета трудящихся Виктор Алексеевич Шарапенко (1916-1989 гг.).

Тогда весь Советский Союз готовился широко отметить в 1954 году круглую историческую дату — 300-летие Переяславской Рады как юбилея Воссоединения Украины с Россией. И памятник Кобзарю достаточно нормально вписывался в эту канву. Областные и городские власти достаточно быстро провели все подготовительные организационные мероприятия для его установки в нашем городе: выбрали место и утвердили вид пьедестала. Однако в 1954 году памятник Тарасу Шевченко так и не был установлен. Его торжественно открыли только 8 сентября 1955 года. Почему так произошло?

Об этом рассказывает протокол №17 заседания облисполкома от 16 июля 1954 года (ГАДО, Ф-Р2794, оп.1, д.878, лл.264-267). Как ранее и предполагали «ДН», причина банальна — отсутствие денег на строительство памятника. Тогда просили для этих целей более 547 тыс. рублей. Но эта просьба «затормозилась» в вихре бюрократической переписки — из каких же источников и фондов эти средства должны выделять? Областной коммунальный банк заявлял, что «не может завизировать проект решения исполкома облсовета… о сооружении в г. Сталино памятника Т.Г. Шевченко».

Проблема состояла в том, что планировали его построить и установить за счет отчислений из прибылей местной промышленности области, но так можно было только выделить 50 тыс. рублей, а на памятник требовалось в 10 раз больше денег. Поэтому, учитывая, что тогда экономика была только плановой, эту сумму, а точнее 560 тыс. рублей на строительство памятника Шевченко, было отпущено Горкомхозу города Сталино лишь в 1955 году.

Райский уголок Украины

Наверное, все хоть мало-мальски знающие туристические достопримечательности Украины, знают о таком чудном месте, как заповедник «Качановка» в Черниговской области. Там находится, пожалуй, единственная сохранившаяся в нашей стране дворянская усадьба с полным ансамблем жилищных, культовых, хозяйственных сооружений и крупнейшим в Европе ландшафтным парком, известная целым созвездием славных имен ее посетителей и своей красотой, восхищавшей современников.

С 1824 по 1897 годы усадьбой в Качановке владели три поколения помещиков Тарновских. Помещик Григорий Степанович Тарновский дружил с В. Жуковским, М. Глинкой, К. Брюловым, С. Гулак-Артемовским, многими другими литераторами и художниками, славился как покровитель молодых талантов. Тарновские собрали у себя большую библиотеку и коллекцию картин, среди которых были произведения известнейших русских, украинских и западных мастеров. Вместе с женой Анной Дмитриевной он принимал в Качановке многих именитых гостей.

Лето 1838 года провел в Качановке русский музыкальный классик Михаил Глинка. Некоторые его произведения впервые здесь исполнялись в сопровождении крепостного оркестра, которым дирижировал сам композитор. Позднее в честь Глинки хозяева установили в парке белоснежную альтанку, которая до сих пор носит его имя. В Качановке Глинка работал над оперой «Руслан и Людмила».

В 1843 году в Качановке впервые побывал Тарас Шевченко. Там он влюбился в Надежду Васильевну Тарновскую. Этой женщине он даже предлагал дважды жениться и дважды получил отказ. Он посвятил ей два стихотворения — «Великомученица Кума» и «Кума моя и я». И хотя они не стали супругами, они оставались хорошими друзьями. Так, когда Шевченко собирались арестовать, он был заранее об этом предупрежден, поэтому все свои документы и бумаги он передал Кумасе, которая не побоялась оставить их у себя до его возвращения из ссылки. Владельцу усадьбы Григорию Тарновскому одному из первых прислал Шевченко свою поэму «Гайдамаки», а также подарил одну из лучших своих картин — «Катерину».

По следам рояля Михаила Глинки

Сейчас в статье мы подошли к моменту, анонсированному во врезке, — речь пойдет о предмете, который видели русский композитор Михаил Глинка и украинский поэт Тарас Шевченко. А именно — это был рояль. На этом музыкальном инструменте и писал «Руслана и Людмилу» композитор Михаил Глинка, а вечерами собравшимся у хозяев гостям наверняка декламировал свои стихи еще молодой поэт Тарас Шевченко. И вот с этим черного цвета роялем приключилась целая детективная история. В 20-е годы ХХ века он каким-то непостижимым образом оказался на территории современной Донецкой области. Эту историю уже в начале 50-х годов раскопал знаменитый директор Сталинского краеведческого музея Виктор Михайлович Евсеев.

В переписке музея с гражданами и организациями за 1956 год по истории области есть один очень интересный документ (ГАДО, Ф-Р6790, оп.1, д.29, л.69). Там имеется письмо на имя Евсеева от 18.11.1955 года из Центрального музея музыкальной культуры им. Михаила Глинки. В нем московские специалисты обращаются к Виктору Михайловичу со следующей просьбой: «…нами получено письмо от гражданина Нестеренко К.А. из города Жданова. В этом письме он ссылается на вас в том отношении, что вы в 1939 году вместе с другими сотрудниками Мариупольского музея обследовали у него рояль, принадлежавший в 1830-х годах Тарновскому Г.С., у которого в конце 1830-х годов жил Глинка. Гражданин Нестеренко указывает также, что вы получили от бывшего владельца этого рояля гражданина Парасича (у которого рояль был куплен гражданином Нестеренко в 1929 году) сведения о том, что за этим инструментом Глинка сочинял оперу «Руслан и Людмила», а также и то, что на этом рояле аккомпонировал Тарас Шевченко своему пению украинских песен». Получается совсем невероятная история!

Хотя бы даже из-за того, что где находится Черниговская губерния и где расположен город Мариуполь. Директор музея Глинки тогда запрашивал у Евсеева сведения на основе какой информации он поверил или даже проверил слова Парасича. Все! Дальше информации об этом рояле у нас в архиве не сохранилось. Не знают о нем ничего и сегодняшние сотрудники Донецкого областного краеведческого музея. Так, был ли «мальчик» на самом деле, то бишь этот рояль? А может быть это только мираж? Автор статьи попытался провести на этот счет свое мини-журналистское расследование.

Сначала обратился к сотрудникам Государственного историко-культурного заповедника «Качановка». Там сообщили, что у них сейчас имеется рояль, но не тот именно, на котором играл композитор Глинка, а аналогичной марки. О судьбе же того, оригинального инструмента, они ничего не знают. Зато стало известно, что художник Илья Репин в 1880 году изобразил тот рояль, написав портрет С.В. Тарновской, сидящей возле музыкального инструмента. Картина так и называется — «У рояля».

Был также послан запрос и во Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М.И. Глинки в Москву. Оттуда пришел отрицательный ответ. «Инструмента с такой легендой в фондах Музея нет, и в период с 1955 по 1960 годы поступлений в фонды Музея роялей не было», — сообщала корреспонденту «ДН» зав. отделом музыкальных инструментов, изобразительных материалов и фондовых записей Екатерина Александрова.

Казалось, что поиски новой дополнительной информации полностью зашли в тупик. И «ДН» попытались пойти немного иным путем, выяснив кто же был последний владелец рояля. И в этом направлении немного удалось продвинуться вперед.

Инженер-авиастроитель и фотохудожник Георгий Нестеренко

Копаясь в безмерных просторах Интернета, корреспондент «ДН» на сайте http://www.stihi.ru натолкнулся на… стих о Качановском рояле!!! (текст его приведен в конце статьи). Автором его оказался Георгий Георгиевич Нестеренко. «Он был талантлив в любой работе, за которую брался. Инженер-авиастроитель, он одинаково ярко проявил себя и как журналист, и как фотохудожник, и как поэт и музыкант. А ведь специально учился лишь точным наукам — в авиационном техникуме в Харькове и Киевском Политехническом Институте.

По рождению — южанин, с большой долей греческих кровей и симферопольской отметкой в метрике, рос в Мариуполе и Харькове в обычной семье служащих, как принято было считать в то время», — такие моменты его биографии написали на том интернет-сайте. А дальше есть еще более интересные строчки: «…именно в этой семье волею каких-то невероятных обстоятельств в наследство юноше достался рояль, на котором играл сам Глинка. Эти звуки, наверное, и соединили сердце Георгия со старинной усадьбой в Качановке, почитаемой не только его родными, но всеми образованными людьми, украинской поэтической Меккой…»

Дальше поиск продолжился и выяснилось, что Георгий Георгиевич Нестеренко был достаточно известным человеком. «Фотохудожник, фотограф, поэт, музыкант, инженер-авиастроитель Георгий Георгиевич Нестеренко умер 10 июля 2003 года в результате продолжительной болезни в Киеве. Персональные фотовыставки Нестеренко проходили в Италии, Испании, России Украине. Одна из наиболее известных его фотографий, связанная с авиацией, это полет «Мрии» с «Бураном», обошедшая весь мир. Коллекции минералов геолога-любителя Нестеренко хранятся в музеях минералогии России и Украины.

Нестеренко родился 4 октября 1935 года, он проработал в области авиастроения на АНТК им. Антонова чуть менее 50 лет, начиная с 1954 года. В последние годы жизни Нестеренко сотрудничал с фотосервисом УНИАН», — такой некролог на его кончину написало украинское информационное агентство.

Через АНТК им. Антонова удалось выйти на товарищей Георгия Нестеренко, лично его знавшего. Так, его друг Юрий Малов подтвердил в разговоре с корреспондентом «ДН», что сам видел этот рояль черного цвета и немного знал его историю. «В 60-е годы Георгий хотел, чтобы Министерство культуры взяло инструмент в один из музеев, т. к. он занимал достаточно много места в их небольшой квартире на Бессарабке. Но что-то там не получилось», — сообщил Юрий Николаевич.

После кончины Георгия Нестеренко в квартире осталась жить его супруга Жанна Евгеньевна, которая после болезни скончалась в 2011 году. Детей у них не было, и квартира со всем имуществом перешла к женщине, в последние годы досматривавшей жену Георгия Нестеренко. Так получилось, что ее контактов на АНТК им. Антонова никто сегодня не знает.

Поэтому загадочная судьба рояля Глинки и Шевченко до конца не раскрылась. А может, еще не пришло для этого время?

Качанiвський рояль
Відкрита кришка — грай рояль, роялю грай,
Чи травень за вікном, чи листопад, чи сніг,
Хай музика луна, ти тільки не займай,
І розповість рояль про те, що він зберіг.

Що в пам’яті своїй зберіг з давніх давен
Та в теплих клавішах навік зафіксував,
Як висікав із струн, мов з каменю Роден,
Ті ноти музикант, — його він нагадав.

І стежки, що в туман спливають, мов міраж,
Де велетні-дуби стоять, як вартові,
Де з струн його злітали Чорномора марш
Та вальс-фантазія Керн Катеринові.

Де фарби запашні лягли на полотно,
Щоб долю України втілити навік,
Качанівські стави світліли за вікном
І чули вдень і вніч мелодії нові.

То ж грай, роялю, грай — відлунюй ті роки,
Вібрації хвилин тих нагадай мені,
хвилини і роки, мов та вода, стрімкі,
Як та суха трава згорять у пламені.

І лише музика живе з щирим словом,
Хоч музики вже не ті, не ті й поети,
Електронні скрижалі, — та тільки знову
Бачу я рояль, колишні ті портрети.

Відкрита кришка – грай рояль, роялю грай,
Чи травень за вікном, чи листопад, чи сніг,
Хай музика луна, ти тільки не займай,
Втомився і рояль, себе не уберіг…

Георгий Нестеренко, 4.11.1992 г.

 



2 Комментарии

  • lyapees
    lyapees

    Извиняюсь что не в тему,но я все жду обещанную экскурсию на точмаш…Есть какая инфа?

    Ответить
    • Алексей Федько
      Алексей Федько

      Не сообщали вам о походе, т.к. пока не урегулировали все вопросы. Инициатов экскурсии сообщил о том, что на территориипоявилась охрана с собаками — спокойне не погуляешь. Немного нужно подождать пока утресется ситуация в стране. Возможно, охранные меры связаны именно с этим. Как только что-то прояснится — сообщу вам на почту. И в ветку обсуждения похода напишу

      Ответить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии