shahsar_thmb

Мы продолжаем публиковать главы книги Михаэля Шашара «Израильтянин в Донецке» в переводе Петра Варията. Автор книги, всю жизнь проживший в Иерусалиме, пробыл в Донецке всего 1 месяц с 14 сентября по 14 октября 1990 года и написал книгу, которая на наш взгляд является очень интересным источником еврейской истории Донецка, документом того времени. Сегодня вашему вниманию шестая часть книги.

Падение стены

Воскресенье, 23.09.1990 года

Ровно в девять утра я завершаю преподавание иврита своим ученикам на физическом факультете университета. Буквально за минуту до звонка обращаюсь к ученикам с просьбой: «Накануне Йом Кипур, очень возможно, мне потребуется ваша помощь в обновлении синагоги города.»

И в этот самый момент входит в класс глава общины с радостной вестью: ему передали ключи от синагоги, и мы немедленно едем туда, на улицу Октябрьская, 36. Сейчас в этом районе проживают, в основном, малоимущие люди, но в прошлом, в 40-е годы здесь проживали более состоятельные*, и среди них десятки тысяч евреев.

Здание синагоги очень запущенное. Напоминаю, что в нём размещается склад реквизита театра кукол. С содроганием входим в огромный зал. Вокруг разбросаны остатки декораций, которые, по- видимому, не используются много-много лет. Потолок протекает, окна разбиты, все стены грязные и в трещинах. Не осталось никаких напоминаний о синагоге. И всё же я предлагаю, собственно решаю, т.к. всё, что я скажу, местные евреи примут без возражения: » Мы проведём молитву в Йом Кипур здесь, а не в зале Театра кукол! Итак, мы, невзирая на то, что синагога сильно повреждена, вернём былую славу этому месту!». Выдержав паузу, я добавляю: «Вычистим его по возможности, украсим, принесём лавки, и таким образом обновится официально и практически жизнь еврейской общины в Донецке!»

Некоторые из присутствовавших выглядели удручёнными, но я был решителен и высказал то, что было у меня на сердце. Мы возвращаемся в Дом партии в центре города на еженедельное собрание общества «Алэф». В одиннадцать часов зал полностью забит людьми, не менее пятисот человек пришло сюда сегодня. Рассказываю о происходящем в Стране. В завершении обращаюсь к местным евреям: — «Пришёл по настоящему исторический момент с возвращением синагоги общине, и поэтому я прошу всех присутствующих прийти и оказать помощь в восстановлении этого места! Возьмите вёдра и тряпки, мётлы и рабочую одежду и приходите сегодня после обеда убрать и очистить это место», — сказал я.

Один из габаев (старост), человек явно не оптимистичный, просит слова. Он говорит, что хорошо знаком с местными людьми, и поэтому знает, что никто не придёт. По его мнению, необходимо нанять уборщиц для наведения порядка. Но я не отступаю и говорю сотням присутствующим, что будет большим «мицвэ», если каждый хоть немного примет участие в уборке синагоги. Старейшина евреев города, рэбе Шмуэль Семёнович, ему 97 лет, но у него ясная голова, поднялся со своего места и поддержал моё обращение. И публика в один голос ответила «амэн»! И вот сейчас ничего не остаётся, как увидеть, сколько людей придёт сегодня после обеда. Пользуясь создавшейся возможностью и настроением, я пою в полный голос «На следующий год в Иерушалаиме!». И весь зал рукоплещет, кое-кто даже подпевает. Собрание подходит к концу, времени час дня. В два мы должны быть в синагоге. Ведь для того, чтобы требовать от других, необходимо вначале самому прилежно выполнять. Вместе с Аркадием, фотографом-любителем, который часто нас подвозит, и не для того, чтобы получить вознаграждение, мы спешим домой немного перекусить. После этого сразу же едем в синагогу. Пятидесятилетний Аркадий рассказывает, что родился в доме в районе синагоги. И по мере приближения к старой новой синагоге, в которой он не бывал ни разу, по его лицу можно понять, что Аркадий волнуется.

Многие, и среди них незрячий и прихрамывающий, беременная и роженица, старик и юноша встречают нас сияющими лицами. У всех было всё необходимое для уборки, и работа закипела. Одни моют окна, другие вытаскивают доски, скопившиеся за все эти годы в зале. Вот кто-то взбирается на высокую лестницу и смывает грязь со стен зала. И ещё кто-то моет деревянные полы. Один человек рассказывает, что здесь младенцем прошёл обряд брит-мила. По еврейской традиции кто-то принёс патефон, и неожиданно еврейская музыка зазвучала в зале, наполненном людскими голосами. Действительно, радость бедняков**, и ты не знаешь, плакать о тяжёлом прошлом, которое отвергло всё еврейское, или о будущем, в котором имеется немного надежды на еврейскую жизнь, которая уже не будет такой, как прежде.

Истинно великое мгновение и даже историческое! И когда я вижу среди выполняющих это прекрасное дело также детей и подростков, моё сердце подсказывает, что может быть есть надежда на лучшее, Донецк!

Все работают: бьют молотком, соскабливают грязь со стен, драят полы, красят оконные рамы. И когда разрушают деревянную стену, построенную прежними владельцами – работниками театра кукол, чтобы разделить большой зал надвое, слышны победные возгласы присутствующих, словно в этот момент пала берлинская стена! Каждый и каждая считают для себя обязательным ударить молотком или топором по деревянным балкам, падающим одна за другой. Этим самым отомстить гоям в порицание другим. И обида, и боль, и горечь, и мучения с помощью этих ударов передаются немому дереву. Танцуют и поют, волокут и веселятся. Будто бы подлинные образы еврейского местечка, вышедшие из рассказов Шолом Алейхема и Менделя Мохер Сфарим и вернувшиеся к жизни.

Старейшина евреев города рэбе Шмуэль, который ещё помнит, как здесь молился до закрытия синагоги властями, произносит » Шехияну», и все вместе поём «Ам Исраэль Хай» и «Од Авийну хай» в напеве, которому мы обучали. Глава общины обещает пригласить электрика, который позаботится о надлежащем освещении, и маляра для покраски и ремонта. А также завезёт лавки для молящихся евреев. А я обещаю украсить зал плакатами из Израиля. Моё сердце переполняет надежда, что много людей придёт к порогу этого дома в Йом Кипур, и в особенности в ночь «Коль недер». Многие уже спрашивают, когда произносят «изкор» и когда благословляют детей. Словом, евреи города готовы и расположены к этому событию.

Но учение Торы отодвигает всё остальное, и я вновь спешу в университет радостный и с добрым сердцем на наши уроки иврита. Число учеников растёт, в каждом классе примерно по тридцать человек. Пользуясь возможностью, рассказываю им о происходящем в синагоге, обучаю еврейскому календарю и праздникам и приглашаю всех: мужей и жён, сыновей и дочерей в синагогу в Йом Кипур. Уже вечером, дома, уставшие, но довольные, мы вдвоём пытаемся разобраться в себе и в прожитом дне. Если скажу, что это был один из потрясающих дней моей жизни, похоже, что не покривлю душой. Также, если скажу, что только единицам посчастливилось в их жизни возродить синагогу, которая была закрыта на замки более чем полвека, то не преувеличу.

Малка Будиловская рассказывает, что центр еврейской жизни в Донецке «Алеф» решает выпускать газету. Один раз в две недели на 16 страницах, и это действительно так, реально и основательно. Ещё один признак возрождения еврейской культуры! Одна из моих учениц, журналистка-еврейка рассказывает, что подготовила статью обо мне и о моей жене по случаю нашего визита в городе под заголовком «Миссионеры из Израиля» и подала её к публикации. Моё ухо восприняло этот заголовок непросто, и я попросил изменить его. Но журналистка объяснила мне, что на русском языке у этого слова нет отрицательной нагрузки, и оно означает «носители культуры». И я снял своё возражение и согласился оставить этот заголовок.

Интерес к Израилю возрастает, так Малка рассказывает, что профессор литературы университета по имени Гиршман ( еврей, разумеется ) просил её, чтобы я прочитал лекцию студентам в университете о жизни в Стране, и я с радостью согласился.

Свитки Торы

Вторник, 25.09.1990 года

Зал синагоги уже вычищен, но он по-прежнему пуст. Одна из пожилых женщин, которая пришла позавчера мыть стены, поднялась на лестницу и упала, сломав тазовую кость. Сейчас она в больнице, такова плата за мицвэ. Я говорю председателю общины, что необходимо соорудить арон кодеш для Свитков Торы. Но даже, если он будет построен, то, вероятно, он останется пуст. В городе остались три Свитка Торы, которые были спасены в момент закрытия синагоги властями. Люди, у которых они хранятся, отказываются их вернуть. Из-за опасения, что хулиганы-антисемиты повредят Свитки, ворвавшись в синагогу. Также из-за недоверия к габаям и главе общины. Но всё же я смог получить один Свиток Торы от рэбе Шмуэль А-Коэн, и он находится у меня дома. Второй Свиток Торы находится у рэбе Юдл, который страстно утверждает, что тщательно оберегал и хранил его в своём доме и опасается вернуть. Третий Свиток находится в доме одной женщины, муж которой умер, и она и её сыновья отказываются вернуть его. Типичные еврейские проблемы пожилых евреев. Такие понятия антисемитизма, как убийство руками гоев, страх перед помещиком, постоянная опасность погромов по-прежнему напоминают о себе в их сердцах. И они не смогут освободиться от всего этого до последних дней.

* — явное преувеличение. На 4-й линии до войны жили обычные ремесленники. Самый известный из жителей 4-й линии- Евгений Халдей.
**- название сборника поэзии Натана Альтермана. Одна из идей сборника: «Глубокая вера в будущее и нетленная любовь способны сломать барьеры, отделяющие жизнь от смерти»



12 Комментарии

  • Юзовский
    Юзовский

    Прочитал. Много думал.
    Про восстановление синагоги — интересно. Но статью не стоило полностью опубликовывать в таком виде.
    Такое впечатление, что автор ненавидит всех, кто есть не еврей. А кто есть еврей — тот хороший, достойный человек. При этом, автор считает себя каким-то мессией. Это отражается в его словах : «Я скажу — и все донецкие евреи так сделают…»
    Публикуя для общественности этот текст вы делаете только хуже евреям. Потому что нормальный человек, прочитав этот текст подсознательно будет чувствовать себя ущемлённым, потому -что он не еврей. И будет необоснованно ненавидеть эту национальность. ИМХО.

    Ответить
    • Сергей Цололо
      Сергей Цололо

      «Потому что нормальный человек, прочитав этот текст подсознательно будет чувствовать себя ущемлённым, потому -что он не еврей»
      Мне кажется (ИМХО-ИМХО) — как минимум полмира и так чувствуют себя ущемленными, вне зависимости от того, читали они эту статью или нет.

      Ответить
  • Алюрка

    «Такое впечатление, что автор ненавидит всех, кто есть не еврей.» Если для Вас это еще новость, то должен успокоить — вся еврейская религия построена на постулате, что евреи — избранный народ.

    Ответить
  • Юзовский
    Юзовский

    Так зачем было печатать статью? Ну, я понимаю, если бы большинство читателей были бы евреи. А так?

    Ответить
    • Алюрка

      Ну так сайт же надо наполнять? Да и вообще, это же история Донецка. Почему нет?
      Хотя, скажу по секрету, Вам бы газета «Алеф» понравилась . В то время это была самая эзотерическая газета в Донецке.

      Ответить
      • Сергей Цололо
        Сергей Цололо

        Ну так если начали серию статей выкладывать — надо и закончить. Для полноты картины, так сказать.

        Ответить
    • Сергей Цололо
      Сергей Цололо

      Да кто их знает, этих читателей? А вдруг маскируются!.. :)

      Ответить
    • Алексей Федько
      Алексей Федько

      Это не совсем статья. Это перевод всей книги, которая показалась нам интересной. Мы можем не разделять взгляды автора или переводчика, но сам текст является неплохим источником информации по истории донецких евреев в начале 1990-х

      Ответить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии