gorbachev_thumb

Кто же не знает, сколько дел и забот было в ту пору, которую позже почему-то назвали порой застоя, у лиц первого калибра секретаря обкома, секретаря крайкома. Про то ни в сказке сказать, ни пером описать.

Владимир Иванович Дегтярев в упомянутое время командовал в Донецкой области. Михаил Сергеевич Горбачев занимал не менее важный пост в Ставропольском крае. Ранг одинаковый у них был, посты — равные., в добавок, оба оказались земляками-ставропольцами. Точек соприкосновения, как видим оказалось немало.

На съездах, пленумах встречались,. беседовали за чашкой чая, запивая им армянский коньяк., кушали, понятно, икорку карбон, лосося, ветчину, колбаски твердого копчения. Тогда всего этого, сами понимаете, несмотря на застой, навалом было, Может, не всем хватало. Иной разговор. Не то, что сейчас…

В один из таких сеансов обмена мнениями, прогнозами на ближайшее будущее и, понятно, на перспективу Владимиру Ивановичу и пришла светлая мысль в голову и он чистосердечно предложил дорогому другу и коллеге наведаться к нему в гости, посетить всесоюзную кочегарку и самолично увидеть, что это такое.

Как явствует из последующего развития событий, Михаил Сергеевич горячо и сердечно поблагодарил Владимира Ивановича за такое дружеское и великодушное, скажем прямо, историческое приглашение и дал слово, что приедет, посетит, воочию убедится, что труженики Донбасса дружно несут стахановскую вахту в честь предстоящего съезде родной (роднее и быть не может) партии.

Предыдущий визит М.С. Горбачева (первый слева) в Донецк в составе делегации Ставрополья, на тот момент второй секретарь  Ставропольского крайкома КПСС. Донецк, 1969 год

Предыдущий визит М.С. Горбачева (первый слева) в Донецк в составе делегации Ставрополья, на тот момент второй секретарь Ставропольского крайкома КПСС. Донецк, 1969 год

Ударили по рукам. Крепко обнялись и поцеловались, Тогда это не то что считалось модным, а вменялось в обязанность каждому должностному лицу, встречаясь с другим должностным лицом, тоже «крупнокалиберным», обняться и облобызаться. Вспомните дорогого Леониде Ильича. Это с его легких губ пошло и поехало всеобщее устосмыкание одного вождя с другим. Вроде почести гуляло по всей нашей стране и по странам соцлагеря. Как встреча глав, так и целования перед, телекамерами на глазах у миллиона людей — зрите, наши соотечественники, дружба-то у нас какая, водой не разольешь. Было, чего с них возьмешь, иного Леониду- Ильичу за всю свою почти двадцатилетнюю плодотворную деятельность, на посту генсека так и не удалось ничего толкового придумать, кроме вот братских поцелуев мужика с мужиком…

Словом, Михаил Сергеевич пообещал Владимиру Ивановичу нанести визит. И нанес.

Летней порой Михаил Сергеевич Горбачев, как и условлено было предварительно, а потом уточнено посредством современных средств связи, приехал в Донбасс и стал гостем Владимира Ивановича Дегтярева. Хозяин области; как принято говорить в таких случаях, лицом в грязь не ударил, показал и мощь, и силу, и богатства области. Повез его и на заводы, и на шахты, и в сельские местности. Кое-где Михаил Сергеевич держал речи, выступал, как и полагается гостю, высказывал свой неподдельный восторг от увиденного и услышанного. Местные газеты буквально каждый шаг гостя освещала на своих страницах.

Из песни слова не выкинешь. Было…

Дорогого ставропольского гостя (не без того) хлебосольно потчевали, угощали, благодарили за приезд, приглашали еще побывать у них. Как водится, диктуют правила приличного поведения…

На закуску для Михаила Сергеевича был приготовлен сюрприз, Не стану интриговать читателя. Как и загодя предусмотрели хозяева, гостевание. намечалось завершить царственным приемом на берегу Азовского моря. Ясно же, что с вкуснейшей тройной ухой, с соответствующей, ясно же, не рядовой выпивкой и закуской. Предусматривалась стерлядь, кета, и прочие, и прочие дары местного моря.

Пили отборные крепкие напитки. Не чета тем, что шли в маспродажу. Чтобы не набраться позора.

Это основная часть приема на берегу моря, под шепоток и плеск голубых волн. (В скобках замечу, что в районе Азовья есть участки берега, омываемые чистыми, прозрачными водами, не те, где пахнет фекалиями, где нередко и плавают они на виду, у купающихся тружеников донецкого края).

Заключительная часть приема на берегу, как и задумано было и согласовано, заранее, — но об этом Михаил Сергеевич не знал ни сном, ни духом, — состояла в том самом сюрпризе, который и подготовили хлебосольные, радушные хозяева гостю. А сюрприз назывался .так: морская прогулка на катере. Главный конек, для гостей, удостоенных приема на берегу. Прогулка, и впрямь, восхитительная. Гостя усаживают на скамеечку в катере, рядом с ним садятся хозяева, моторист включает двигатель, и катар стремительно уносится в. сторону моря (тогда это тоже была модным выражением).

Не миновала морская прогулка и Михаила Сергеевича, Ои прикинул совершенно здраво: побыть у моря и не принять приглашения для прогулки по нему — это все равно что в противогазе нюхать цветы. Тем более прогулка, хотя и сюрпризная, предусмотрена хозяевами.

Он согласился. И, ничего не предчувствуя худого или опасного, сдался на милость таких милых и таких хлебосольных хозяев, согласился помчаться стрелой на катерке, навстречу легкоу ветерку, навстречу мелким брызгам, так приятно охлаждающим душу и. тело…

А что было дальше, я не имею рассказывать по той оправдывающей меня причине, что, там не присутствовал,. не пил, не ел, дивных кушаний, особенно ароматной и вкуснейшей, на юге эти вещи умеют готовить — тройной ухи. Все дальнейшее передам изустным рассказом, услышанным от бывшего председателя облисполкома Д. М. Гридасова, по сути второго после В. И. Дегтярева человека в области.

Он, уже не занимая высокого поста, имея в кармане свидетельство пенсионера всесоюзного значения, так что не особенно-то и опасался, что его неправильно поймут, поведал о прогулке. Он не видел никакого разглашения тайны в том, что происходило в последний день пребывания Горбачева на берегу, точнее, уже на волнах моря.

Д. М. Гридасов повествовал об этом словами простыми;

— Рванул катер. Понесся в море. Как всегда, быстро, ходко, Взял по-морскому мористее. Всем весело, кто на катере. Всем приятно, Михаилу Сергеевичу, нашему будущему генсеку, тоже. Правда, мы не подозревали, что катаем такую в будущем важную птицу. А моторист знай дает газ. Брызги обдают сидящих в катере, от чего им делается приятно. Отбежали на порядочное, расстояние от берега. Не видно его стало, так, маячит что-то вдали. Все идет ладом. Все получили максимум приятного удовольствия, Можно и назад возвращаться. Дали мотористу команду: крути штурвал на норд. Тот мотнул в знак согласия руль. Да, видать, сам был под изрядным газом, набрался на берегу, очевидно. Заложил талой лихой вираж, что неожиданно для всех опрокидывается И переворачивается. катер. Все оказываются выброшенными из него на волны. Тут угже надо на себя надеяться. Плавай держись на воде, чтобы не пойти ко дну. Вдруг мы все почувствовали что-то на подобие остолбенения. Да и было от чего. У каждого глаза округлились от увиденного, Михаил, наш дорогой Сергеевич, беспорядочно машет руками, барахтается в воде и по всему заметно, пловец он неважный, если вообще когда-либо плавал. Обомлели мы и подумали, как велел Суворов своим солдатам: сам погибай а товарища выручай. Тем более нынешнего секретаря Ставропольского крайкома. Никто же не знал, что он станет генсеком, затеет перестройку… Все предприняли чтобы доставить нашего дорогого гостя на берег в целости и сохранности, и в полном здравии. Слава Богу благополучно, добрались до берега. Мы кинулись утешал его, говорить СО всех сторон разные примирительные слова. Он их не особенно и слушал, Наспех попрощался, сел в машину и укатил в свой Ставрополь. Если бы знали кто чуть-чуть у нас не утонул в Азовском море…

Такой рассказ от самого бывшего в ту пору председателя Донецкого облисполкома Д. М. Гридасова, услышан мной и передан дословно здесь. Я постарался ничего не менять, ничего не присочинять. В этом никакой, собственно, и нужды не видел.

Но вот что любопытно. Когда Михаил Сергеевич стал генсеком, потом президентом, мне попалось на глаза в какой-то, уже не. помню газете интервью с ним. Там его спросили: увлекаетесь ли вы спортом? Он твердо сказал: да-да, конной ездой, плаванием. Я удивился. Какой там из него пловец, ведь морская прогулка, что так бесславно закончилась тогда… Впрочем, все могло быть. Научился, учится.

Плавание — вещь замечательная очевидно-таки. Михаил Сергеевич сделал для себя выводы впоследствии и начал брать уроки плавания. И, судя по его деятельности в пору его пребывания у кормила власти, научился-таки плавать, теперь уже в волнах политики, более или менее уверенно. Жаль, что это плавание для него уже кончив лось. Не знаю, хорошо ли кончилось или плохо. Но на всякий случай в бассейн все же ходит.

Стало быть, Донбасс с нашим Азовским морем не был проходящем явлением в его биографии, а что-то внес в нее…

И на том спасибо Донбассу…

  • Автор: Леонид Санин
  • 1994 год
  • Фото из архива Стёпкина В.П.


5 Комментарии

  • Лена

    Что то сомневаюсь я что при таком значительном удалении от берега смогли бы взрослого нетонкого человека неплавающего дотащить, и с детьми тонули ,а то взрослый. Тут либо от берега было 2 метра, либо сказки все это. и плавать генсек таки умел

    Ответить
    • sirFred
      sirFred

      Вполне может быть, что и не умел. В лодке просто обязаны были быть спасительные жилеты. Другое дело, что пока в создавшейся неразберихе их выловили из моря, пока надели… Всё это время Горбачеву и помогали держаться на плаву

      Ответить
      • Алексей Федько
        Алексей Федько

        Возможно, товарищ Градисов и приврал историю с перевернувшейся лодкой. Правду установить будет практически невозможно

        Ответить
  • Froid
    Froid

    «Рая, Рая, где ты, где ты?» (с).

    Ответить
  • sirFred
    sirFred

    Михаил Сергеевич в 1969 году был мордастенький. Видимо, бурная политическая карьера и заставила его похудеть. Дела политические — нервная штука, тем более политические дела самой могущественной державы Мира!

    Ответить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии