uz_2_thmb

Весь 1873 год на заводе усиленно готовились к изготовлению рельсов. 1 января были пущены пудлинговые печи и получили железо, годное для рельсов. В сентябре прокатные станы изготовили первую партию рельсов. Зная, что из пудлингового железа получаются плохие рельсы – стойкость их в два-три раза ниже, чем из мартеновской стали, – Джон Юз 22 октября потребовал от строителей дорог немедленно принять 3000 тонн, не разбирая степени доброкачественности рельсов, и оплатить продукцию по весу (рельсы были на 3 миллиметра выше принятого стандарта). Юз, войдя в раж, даже поставил условие, что принимать рельсы необходимо без тщательных испытаний на разрыв, изгиб и изнашиваемость.

Строители обратились с протестом в Техническо-инспекторский комитет железных дорог. Тот поручил своему инженеру детально ознакомиться с требованиями Юза. Технический инспектор пришел к выводу, что не следует «рассчитывать на завод Юза как на серьезный источник снабжения рельсами наших железных дорог», что необходимо испытывать рельсы и ни в коем случае не платить за лишний вес. Комитет утвердил доклад инженера и рекомендовал отказаться от «юзовских рельсов». Заводу угрожал крах, и Юз разослал во все инстанции многочисленные жалобы. 17 декабря Комитет, прозаседав четыре часа, не внял жалобам Юза. Узнав об этом, Юз срочно отказался от требований уплаты за лишний вес, согласился соблюдать все нормы.

Постепенно отрабатывается технология и производимый металл стал полностью удовлетворять требованиям заказчиков.

Чиновник Министерства государственных имуществ В. Иславин летом 1874 года посетил завод. Он сравнил договорные обязательства Юза с производственными реалиями. Чугуна выплавлялось больше, чем было оговорено договором, а «если принять даже самую меньшую цифру еженедельной прокатки рельсов, то годовое производство рельсов составит 466 856 пудов, во всяком случае на 166 856 пудов более того количества 300 000 пудов, которое Юз обязался ставить Правительству». [16]

Доменная печь, 1874г.

Доменная печь, 1874 год

У Джона Юза были критики, доказывавшие, что процесс производства чугуна происходит с нарушениями, «вследствие дурно понятой экономии в употреблении материала, железная руда при засыпке в домну не сортируется, что имеет влияние на качество чугуна», происходит большой процент отбраковки рельс. Иславин отвечал критикам, что Юз выполнил принятые перед Российским правительством обязательства, первым решил задачу промышленного производства рельсов в Донбассе. А кроме этого, «для степи драгоценно еще и то, что там, где 4 года тому назад рос один только бурьян, возникло 2-х тысячное поселение, принявшее уже вид городка, с базаром каждое воскресенье, с суровскими, бакалейными и другими лавками, где товары продаются по таксе не выше харьковских цен, с английской гостиницей, французской Buvette, немецким Bierhaus и неизбежным русским питейным домом, с больницей на 12 кроватей (и 24 в случае надобности), аптекой, доктором, фельдшером и всеми необходимыми инструментами и припасами. Если прибавить к этому, что для поддержания порядка, постоянно пребывает в Юзовке полицейский офицер с командою из трех рядовых и что из служащих при заводе устроен санитарный комитет, коего каждый член обязан осматривать по своему околодку хлеб и прочие съестные припасы, то нельзя не признать, что в Юзовке жизнь и дело идут рука об руку и что там собраны элементы для дальнейшего развития и успеха». [16]

30 июня 1877 года «Новороссийское Общество» подписало с Министерством путей сообщения договор на поставку казне 2,7 миллионов пудов стальных рельсов. Дело в том, что министерские чиновники побывали за границей и привезли новшества. Немецкие и французские железные дороги стали отказываться от железных (нелегированных) рельсов и стали переходить на стальные (легированные). Сталь стоила на 30% больше, но срок службы стальных рельсов был на 5 лет больше. Казна обязалась покупать стальные рельсы по цене 2,3 рубля за пуд, причем эту цену установили на петербургском заводе Путилова, работавшего на привозном сырье. Юзовский завод, работая на местном сырье, получал еще большую прибыль. И сделаны были юзовские стальные рельсы из железной руды, добытой в Стыле под Старобешево(!), ведь о более богатых криворожских рудах тогда можно было только мечтать.

Горный инженер А.Мевиус, описывая историю металлургии, отмечал, что правительство предприняло несколько попыток основания металлургической базы на юге России, все безуспешно. И после этих неудач «в правительственных сферах и, кажется, даже между специалистами, сложилось грустное убеждение, что хотя юг России богат и углями, и рудами, но что железное производство все-таки не может быть основано на них, а потому наш юг не имеет будущности в смысле железоделательном. К нашему счастью, мы можем теперь сказать другое, и Юзу принадлежит эта заслуга».[17]

В 1913 году публицист П.Сурожский посетил Юзовку. Из разговоров со старожилами он составил портрет основателя: «Жизнь на заводе вначале, при старике Юзе, была простая, патриархальная. Сам Юз, человек простой, рабочий, любил простоту, жил в маленьком домике, нисколько не похожем на то великолепное палаццо, в котором живет в настоящее время директор завода (прим. Свицын). И отношения к рабочим были простые, добросердечные. Среди рабочих было много англичан. Жили дружно, общей колонией. Среди развлечений, какие устраивал Юз для своих служащих, были, между прочим, скачки, собиравшие в Юзовку множество любителей скакового спорта. Потом, после смерти старика Юза, при сыновьях, начались другие порядки, стало строже, хуже».[18]

семья Юзов 1880-e

Семья Юзов, 1880-e

Сыновья Джона юзап - Айвор и Джон z

Сыновья Джона Юза — Айвор (справа) и Джон

В 1881 году умер арендодатель – светлейший князь П.И. Ливен. Были проведены переговоры с наследниками (опекуном малолетнего наследника князя Павла Павловича была его мать Наталья Федоровна). И в 1889 году Новороссийское общество становится хозяином всех бывших ливенских земель, всего 14 900 десятин. Теперь владения Общества простирались на север дальше хутора Песчаного (сегодняшнее с. Пески) – собственного подсобного хозяйства завода.[10]

Кроме земель князя Ливена «Юз арендовал богатые каменноугольными залежами недра имений землевладелец Смольяниновой и Лариной, подходящих вплотную к заводу, и приобрел в собственность два участка такой же земли – один в Александровской волости (750 десятин), а другой напротив завода, на другом берегу реки Кальмиуса, в Миусском округе Донской области».[12] Через несколько лет «Новороссийское Общество» купило и эти земли.

подъемник смол.шахты

Подъемник Смоляниновсокй шахты

Очень ценное историческое свидетельство оставили губернские чиновники. Описание поселка относится к 1884 году, то есть, когда его основатель был еще жив: «Местечко Юзово или Юзовка расположено по р. Кальмиусу и впадающей в нее балке Скоморошке, уходящей далеко в степь. По составу населения оно разделяется на две части: северную – Новый Свет, как назвали ее заводские жители, или Ливенский поселок, как называет ее контора князя Ливена; тут живут почти исключительно ремесленники и другие промышленники, находятся базар с лавками, гостиницами и кабаками, почтовая контора, управление полицейского надзирателя, базарная контора князя Ливена, молитвенный дом и церковь (в 1884г. строилась) и южную – собственно заводскую, в которой находится завод со всевозможными отделениями, мастерскими, депо; заводская и шахтная конторы, телеграфная станция, квартира инженера путей сообщения, больница с аптечкой, училища; здесь же живут заводские и рудничные служащие, мастеровые и рабочие. В этой же части отстраивался богатый дом для г. Юза. Линия выше упомянутой заводской железной дороги начинается у самого завода и проходит по склону балки Скоморошки до станции Юзово Донецкой каменноугольной железной дороги. Кроме этой линии от шахт проведены конножелезные дороги, протяжением в общей сложности на 45 верст. Стоимость всех этих путей по определению заводского управления равняется приблизительно 500 000 рублей. С южной стороны постройки и сооружения заводской части подошли вплотную и полуокружили небольшую крестьянскую дер. Екатериновку [Масловку – прим.], Александровской волости; с западной стороны к этой части примыкает базар с жилыми домами и торговыми заведениями, устроенный на земле госпожи Лариной. Базар этот отделяется от Нового света балкой и линиею железной дороги, а потому не может считаться непосредственным продолжением северной части. … Центр местечка Юзово занимают заводские сооружения; здесь подходит к Кальмиусу балка Скоморошка, по которой сочится нечистая вода. Лог балки, в некоторых местах совсем пересохшей, засоряется нечистотами и издает зловоние».[12]

Многие ученые, посещая горнопромышленные предприятия Донбасса и Приднепровья, не могли никак обойти стороной завод «Новороссийского Общества». Профессор Е.И. Рагозин побывал здесь летом 1894 года. Он подробно описал результаты поездки. Доменных печей было 5, четыре выплавляли чугун, пятая – ферромарганец. Шло строительство еще одной домны на 400 тонн. Профессор с гордостью заметил, что подобная домна всего одна, в США, а «план увеличения производства чугуна будет приводиться в исполнение постепенно, так что можно надеяться, что он будет окончен лишь к концу 1897 года».[19]

Горный инженер Александр Андреевич Ауэрбах, лично знавший директора завода «Новороссийского общества» писал позднее: « Юз – личность безусловно выдающаяся. Будучи человеком совершенно необразованным, даже безграмотным, работая в Англии мастером на рельсопрокатном заводе, он, благодаря своему природному уму и энергии, создал первый на юге России рельсопрокатный завод. … Первоначально строительство завода предполагалось около Еленовки, поэтому и дорога была спроектирована до этого пункта. … а так как линия Константиновка – Еленовка была уже Высочайше утверждена, да кроме того около Еленовки имеются залежи бурых железняков, то дорога все-таки строилась по утвержденному направлению от Константиновки на Еленовку, где она оканчивалась в пустопорожней степи, и Юзу пришлось кроме того построить на средства завода подъездной путь от ст. Александровка до Константиновской дороги, нынешняя Юзовка, до завода. … и вообще все металлические части были привезены из-за границы, а самую постройку дороги производили с подряда те самые Зубов и Гурьев, с которыми я имел дело в Подмосковном бассейне.

рельсопрокатка юз.зав

Вальцовка рельсопрокатного завода Новороссийского общества

промыслов. св-во, выдан.НРО. музей ДМЗ

Промысловое свидетельство, выданное НРО. Из фондов музея ДМЗ

Хотя Юз был человек без всякого образования, тем не менее он очень заботился о том, чтобы скрасить, насколько это возможно, жизнь на строившемся им заводе; он заботился не только об удобствах жизни своих служащих и рабочих, но и о доставлении им возможных развлечений, и так как для англичан одно из главных развлечений составляет всякого рода спорт, то ежегодно устраивались скачки, к участию в каковых приглашались и соседи. Старик Юз, несмотря на многолетнее пребывание в России, русскому языку так и не научился, сыновья же его, бывшие, несмотря на их молодой возраст, его ближайшими сотрудниками по постройке и управлению заводом, через несколько лет стали говорить по-русски довольно свободно».[3]

Анализируя ситуацию, почему получилось так, что, не будучи основным акционером, Юз имел колоссальное влияние на правление, наш современник, профессор Фридгут констатировал: «В Лондоне существовал совет директоров, которому Джон Юз, будучи сам директором, должен был объяснять свою позицию. В то же время его независимость была подкреплена специальным параграфом в уставе компании, утверждавшим, что только общее собрание всех держателей акций могло освободить Юза от занимаемого поста генерального директора. Что важнее всего, так это то, что он был на месте, контролируя и принимая самые «маленькие» решения, которые давали большой политике ее материальную базу. Технология была сердцем производства, и именно Юз оказался тем человеком, который вырос на металлургическом заводе.

Позиция как инициатора проекта и генерального управляющего на месте и одновременно держателя акций и директора давала ему возможность претворять в жизнь свои технические планы. Финансовая политика Юза в управлении «Новороссийской компанией» является дополнительным подтверждением того, что только получением прибылей нельзя объяснить его огромный интерес к развитию Донбасса. В течение первых десяти лет существования завода он не позволял никаких дивидендов, всё вкладывая только в развитие компании. Эта дальновидная финансовая политика практиковалась во всех аспектах фабричной деятельности. Во время экономического подъема 1890-х годов завод принес большие дивиденды, а также возвратил все займы и накопил резерв наличности, который позволил поддерживать платежи по дивидендам и в годы спада в начале столетия. Даже когда большой процент производительных мощностей был направлен в Кривой Рог для разработки и развития железных рудников, «Новороссийское общество» исследовало возможности разработки и освоения богатейших залежей железной руды в Магнитогорске, ставшем позднее центром сталинской индустриализации.

С основания Юзовка была отмечена чертами городского поселка, что отмечалось всеми путешественниками, которые побывали здесь. По мере развития новые кварталы возводились четкими блоками, а за домами шли узкие улочки для облегчения опорожнения выгребных ям и для сбора других отходов. Мусоросжигательные печи были еще одной характерной чертой поселка. Дома были нескольких типов, от однокомнатных бараков с летними кухнями до больших квартир, известных как «четырехрублевые» дома, по той ренте, которую платили жильцы. Все эти дома были окружены маленькими двориками, где хватало места лишь для небольшого огорода. Содержание домашнего скота во дворе, принимая во внимание, что основную рабочую силу составляли крестьяне, было запрещено Юзом. Путешественник, посетивший тогда Юзовку, комментировал: «Женатому человеку не позволяют основать усадьбу, включая свинью, нескольких цыплят и овощной огород. Он должен все покупать на базаре, а в степи это не всегда возможно, а когда возможно, очень дорого». Юз возражал, что британские рабочие живут только на зарплату, не прибегая к сопутствующему хозяйству».[2]

Умер, как его на русский манер называли, Иван Иванович Юз, в 1889 году (17 июня) в петербургской гостинице «Англетер». В завещании, составленном Санкт-Петербургского порта Биржевым нотариусом Конрадом Гетцем, старый Юз завещал старшему сыну Джону бриллиантовое кольцо, подаренное Государем-Императором, серебряный чайный и кофейный сервизы, с тем, чтобы эти предметы передавались самому старшему в роду мужчине. Джону и Артуру также досталось по 40 обыкновенных акций Новороссийского Общества в знак признательности за их помощь в руководстве Обществом. Остальное имущество распределили следующим образом: 16 частей отдали дочери Саре Анне, в замужестве Лемон. Оставшиеся 84 части наследства распределились в равных долях между четырьмя сыновьями.

Газета «Новое время» опубликовала некролог, который перепечатал «Горный журнал»: «17-го июня, около полудня, скоропостижно скончался в С.-Петербурге, на 75-м году своей жизни, основатель и директор завода Новороссийского Общества (более известный под именем Юзовского завода), великобританский подданный Джон Юз. … Заслуга Юза не ограничивается одною только постройкою завода. Ему по праву принадлежит честь водворения железного производства на юге России, и то, что сделал в свое время Кокериль для Бельгии, то сделал, только с большими трудностями, Джон Юз для южной России» .[4]

Из большой семьи Джона Юза участие в работе завода и угольных рудников принимали четыре сына: Джон, Артур, Айвор и Альберт. Всего в семье Джона Юза и его жены, урожденной Элизабет Левис, родилось 8 детей. Двое из них умерли в раннем возрасте. Четыре сына и дочь жили в России, вторая дочь с матерью – в Англии.

Еще при жизни отца Артур (1852-1917) занял пост директора завода, Джон (1848-1917) – коммерческий директор Новороссийского Общества с постоянным проживанием в Санкт-Петербурге. На нем лежала связь с крупными заказчиками и поиск государственных заказов. Айвор (р.1855) заведовал на заводе сталеплавильным отделом около тридцати лет. Умер он в своем доме в Лондоне 13 января 1916 года.

Младший сын Альберт был инженером-доменщиком. Его страстью были цветы. На территории завода, рядом с домом, им был разбит большой цветник, обхаживаемый Альбертом летними вечерами. Умер он после продолжительной болезни в Лондоне 20 января 1907 года. Джон Юз его жена, сыновья и внучка покоятся на лондонском кладбище Западный Норвуд. Могильное захоронение № 18072 в квадрате 91.[5]

В Юзовке умерла и была похоронена младшая дочь Юза Маргарет. Ее могила была вскрыта и разграблена в 1948 году. Вторая дочь Сара (р.1846), в замужестве Лемон, умерла в 1929 году в Лондоне. У Юза был еще внебрачный сын Иван (1870-1910), родившийся в Юзовке. У Ивана было 9 детей. Известно о его 9 внуках, 15 правнуках и 12 праправнуках.

Вели себя Юзы, как настоящие хозяева. Когда член Совета Министерства финансов Грацианский находился в Юзовке в служебной командировке о Альберте Юзе «был сообщен следующий случай. В прошлом, 1892 году, в мясную лавку еврея Баскина в Юзовке пришла жена Юза и спросила филей, за которую Баскин потребовал обыкновенную в Юзовке цену 25 коп за фунт. Госпожа Юз спросила, знает ли Баскин, кто она и предложила 10 коп. Баскин ответил, что знает, но тем не менее не согласился сделать уступку. В тот же день администрацией Новороссийского Общества в лице Альберта Юза было приказано Баскину снести лавку в 24 часа и как это требование исполнено не было, то на другой день присланные конторою Общества рабочие разломали лавку». А во время печально известного «холерного бунта» Айвор Юз рассказывал прокурору о бунте 5 мая 1887 года и о брате Артуре, который «получив известие о намерении рабочих Французского горнопромышленного Общества разгромить местечко Юзовку, успел собрать заводских рабочих и с помощью их отразил нападение бунтовщиков и даже успел арестовать до 70 человек, которых и передал властям». Через некоторое время ему объявили распоряжение губернатора запрещающее оказывать содействие властям при волнениях.[8]

Последний из Юзов покинул Юзовку в 1907 году из-за конфликтов с новым руководством. К 1914 году в семье Юзов было сосредоточено 136 450 акций, у Гучей – 40 000 акций.

В последние два десятилетия XIX века шло бурное развитие завода и рудников. Идет техническое перевооружение: построен мартеновский цех, изменена система дутья доменных печей. «Новороссийским обществом» сделано новое серьезное приобретение в районе Кривого Рога – земельные угодья с богатейшими запасами железной руды.

Рос завод. В эксплуатацию вводились новые мощности. Кроме рельсов завод начал выпускать листовое железо, огнеупорный кирпич, гайки и болты, проволоку. Еще завод становится участником выставок. Для павильона «Новороссийского Общества» на шестнадцатой Всероссийской промышленной и художественной выставке промышленных и кустарных промыслов, проходившей в мае-октябре 1896 года в Нижнем Новгороде, была выкована стальная пальма. Ее изготовили кузнец Алексей Иванович Мерцалов и молотобоец Филипп Федорович Шкарин. Уникальность этой пальмы в том, что выкована она из одного куска рельса, без соединений и сварки. Ствол пальмы окружают десять листьев, а верхушку – венчик. Высота пальмы 3 метра 53 см, вес 325 кг, в том числе кадки – 200 кг. Устройство кадки тоже имеет определенный смысл: между четырьмя рельсовыми стойками уложено 23 металлических кольца различного сечения. Пальма создана в 1895 году, когда заводу было 23 года – ведь сами англичане считали датой основания 1871год. В 1900 году на Всемирной выставке в Париже пальма была удостоена Гран-при.[9] Сегодня пальму Мерцалова можно увидеть на гербе Донецкой области.

НРО на Нижегородской выставке, 1896г.

НРО на Нижегородской выставке, 1896 года

макет пос.Юзовка, выполн. для Нижегород. выставки

Макет поселка Юзовка, выполнен для Нижегородской выставки. Сейчас хранится в Донецком областном краеведческом музее

Предприятия «Новороссийского Общества» были лакомым куском для промышленников всех стран. В мае 1911 года российские газеты сообщили новость: «Компания французских капиталистов, владельцев громадных горнозаводских предприятий в Донецком бассейне, закупила все акции главных распорядителей Новороссийского общества (братьев Юз) на сумму до 30 млн. руб. Хотя некоторая часть еще остается в руках г. Бальфура и других лиц, но, конечно, настоящими владельцами огромного большинства их являются французы. Таким образом, старейшее предприятие Донецкого бассейна перешло в чужие руки, а имя Юзов переходит в историю русской горной промышленности. Эта сделка произведет на русской и иностранной бирже огромное впечатление. Оглашение сделки состоится через несколько дней. Сделку с Юзами заключил известный «маклер» Тальман, совершивший уже не одну крупную операцию в Донецком бассейне и наживший на этих делах большие миллионы». [20] Тогда посредником сделки, действительно, выступал банкирский дом «Thaimann Co», но покупка НРО не состоялась.

Строительство новомартеновского цеха

Строительство новомартеновского цеха. 20 апреля 1912 года

В 1913 году снова заговорили о продаже предприятий НРО. «Биржевые новости» сообщали, что оборудование и технологии завода устарели, что это, чуть ли не единственное предприятие, где ни считаются с техническим прогрессом. Но, тем не менее, завод представляет интерес для покупателей и в качестве посредника, на этот раз, выступает банкирский дом Луи Дрейфуса (Louis Dreyfus & Co) и уже начался осмотр завода и рудников. И на этот раз газеты несколько поспешили с новостью о продаже предприятия.

В начале 1914 года Русско-Азиатский банк собирался приобрести контрольный пакет акций. Его партнером выступал Петербургский международный банк. И опять сделка была отложена. Завод и рудники были проданы в 1916 году, при посредничестве Русско-Азиатского банка, «Русскому Обществу изготовления снарядов и военных припасов», входившим в «империю» Алексея Ивановича Путилова. Чрезвычайное Общее собрание господ акционеров «Русского Общества для изготовления снарядов и военных припасов» 17 июня 1916 года приняло резолюцию: «Уполномочить Правление купить акции Новороссийского Общества в количестве не менее трех четвертей (3/4) основного капитала названного Общества по цене не дороже 32 руб. 90 коп за английский фунт номинальной стоимости означенных акций и на всех прочих условиях, какие правление признает для Общества выгодными».

Акции общества, принадлежавшие Огильви, А. Бальфуру, Д. Гучу и наследникам Д. Юза на этот раз купили. Покупатель – «Русское Общество для изготовления снарядов и военных припасов» было основано в 1910 году в Петербурге на базе металлообрабатывающего завода «Парвиайнен» с основным капиталом 1,8 млн. рублей. При серьезной поддержке Русско-Азиатского банка и фирмы «Шнейдер» увеличило свой основной акционерный капитал до 18 млн. рублей и значительно расширило производственные мощности, в том числе введя в действие судостроительный завод в Ревеле.

Общество специализировалось на изготовлении снарядов, мин, зарядных ящиков и двуколок. Юзовский металлургический завод был органически необходим Обществу как звено для удешевления собственной продукции.

Оценочная стоимость Новороссийского Общества, согласно выводов Специальной комиссии, составила:

«По принятому обычаю оценка подобных предприятий производится следующим образом: завод, могущий выплавлять 24 миллиона пудов чугуна и превращающий ¾ чугуна в изделия оценивается по 50 коп. с пуда чугуна, т.е.:

24 миллиона пудов по 50 коп. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12 млн. рублей

Рудники, могущие дать добычу в 120 млн. пудов

угля, оцениваются по 10 коп. с пуда . . . . . . . . . . . . . . 12 млн. рублей

Земля (до 20 000 десятин по 400 руб.) . . . . . . . . . . . . . .8 млн. рублей

Криворожские рудники (1 200 десятин) . . . . . . . . . . . .5 млн. рублей

Новые коксовые печи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3 млн. рублей

Оборотные средства по балансу на 1-е января

1912 г. (наличность, текущие счета, портфель

(заказов) дебиторы, материалы – 12 398 453 руб). . . 12 млн. рублей (округленно)

ВСЕГО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52 млн. рублей

Поселок плюс имущество в поселке . . . . . . . . . . . . . .1,5 млн. рублей

ВСЕГО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53,5 млн. рублей

Предприятия Новороссийского Общества занимают одно из первых мест в металлургическом мире. Заводы его перестроены по последнему слову техники и обладают колоссальной производительностью. Общество владеет наилучшими рудниками каменного угля».

Новые хозяева образовали «Общество артиллерийских заводов вблизи Юзовки» и в двух верстах от рудника «Ветка» начались строительные работы. В планах промышленной группы А.Путилова был перенос из революционного Питера в донецкую провинцию своего ведущего машиностроительного предприятия – Путиловского завода. Произошедшая через год социалистическая революция нарушила их планы, а в 1918 году все предприятия и шахты Юзовки были национализированы.

служ.НРО1919г

Служащие Новороссийской компании. 1919 год

Во времена Советского Союза Юза сильно ругали, в перестроечное время и первые годы независимости только хвалили. Мы считаем, что правда находится посредине. Можно долго спорить о Джоне Юзе и доказывать чего в нем больше: хорошего или плохого. Одно бесспорно – не было бы Юза, не было бы Донецка. Именно Юзовский металлургический завод стал тем центральным стержнем, который сделал Донецк ГОРОДОМ.

Вы прочитали избранные главы из новой книги Анатолия Жарова и Валерия Степкина «Старая Юзовка».

Литература:

  1. И. Гонимов »Старая Юзовка», Москва, 1937.
  2. Теодор Г.Фридгут «Иностранные капиталовложения в индустриализацию России: Джон Юз и «Новороссийское Общество»» в сб. Новые страницы в истории Донбасса, вып.1, Донецк, 1992.
  3. А. Ауэрбах «Начало развития каменноугольной промышленности», Русская старина, 1909 №6,12.
  4. Некролог Д.Юза, Горный журнал №6, 1889 .
  5. Жаров А. «Найдена могила Джона Юза», Донецкие новости, 6 августа 2010.
  6. Тиме А. «Обзор каменноугольной и железоделательной промышленности Донецкого кряжа» – Горный журнал, №6, 1877.
  7. РГИА, СПб, ф.1287 оп.38.д.3439 л.105 об. Из отчета члена Совета Министерства Финансов Грацианского, 1893 год.
  8. РГИА, СПб, ф.1405, оп.93, д.8555, л.101об.
  9. Степкин В.П. «Иллюстрированная история Юзовки-Сталино-Донецка», Донецк, 2007.
  10. РГИА, СПб, ф. 23, оп.12, д.469, л.49.
  11. Устав Новороссийского Общества с ограниченной ответственностью, СПб, 1887.
  12. Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии. Том 2. Бахмутский уезд. Екатеринослав, 1886.
  13. О.А. Литвинова «Дороссийский период карьеры Джона Хьюза (Юза)» стр.143-149 в сб. «Історичні і політологічні дослідження. Науковий журнал», № 1 (49), 2012 травень.
  14. «Южно-русский горный листок», №2,1880г.
  15. Библиотека Харьковского политехнического института. Фонд горных инженеров Носовых.
  16. Горный журнал, 1875, т.1, №1.
  17. «Южно-русский горный листок», №4,1880г.
  18. Сурожский П. «Край угля и железа», журнал «Современник», №4, 1913г.
  19. Рагозин Е.И. «Железо и уголь на юге России», СПб, 1895.
  20. Газета “Коммерсант», №517, суббота 14 мая №524, вторник 24 мая, 1911 года.
  • Фото из архива авторов и музея истории ДМЗ. Использованы рисунки О.О. Базилевича.
  • Авторы: В.Степкин, А.Жаров


1 Comment

  • (will not be published)

Подписаться на комментарии