navrichevskiy-thmb

Есть в жизни люди, которые несут в себе солнечный свет и добрую энергию. Встретиться с таким человеком большая удача. А дружить с таким человеком счастье. Это был солнечный человек. Нас объединила любовь к фотографии. В детстве я и не догадывалась, что общаюсь с легендарным фоторепортёром, ведь для меня он был просто дядей Гришей.

Он снимал везде. Он снимал жизнь людей. В его архиве сотни тысяч мгновений послевоенной жизни советских людей, время больших строек и великих замыслов тогдашних руководителей Советского Союза. Все великие дела делают простые люди. В его репортажах жизнь и труд людей. Это его герои. Герои тех лет.

На фотографиях Навричевского запечатлены мгновения, из которых складывался вихрь жизни шахтёров, металлургов, строителей, спортсменов и многих людей, которые стали нашей историей.

Григорий Лазаревич был удивительно коммуникабельным человеком, трудолюбивым и очень порядочным. Все эти качества только усиливали уважение людей к нему. До сих пор все фотокорреспонденты Донбасса признают его профессиональное превосходство и лидерство. Он такой один.

мой папа с дядей гришей встречают меня из школы

Мой папа с дядей Гришей встречают меня из школы

Конечно, в наше время технический прогресс сделал небывалый рывок. У современных фоторепортёров фантастическая аппаратура. Эта техника бьёт без промахов. Среди фоторепортёров есть прекрасные люди. А дядя Гриша такой — один. Вместе с дочерью Григория Лазаревича, Таллой Григорьевной, мы достаточно долго разбирали архив легендарного фоторепортёра. Великий мастер ко всему относился с любовью. Его архив хорошо систематизирован. Плёнки разрезаны на 4 – 5 кадров, хорошо отфиксированы, достаточно качественно промыты и тщательно протёрты. Несмотря на это после специального сканирования каждого кадра, пришлось поработать и отретушировать каждый исторический кадр. Мне эта работа доставляла настоящую радость – ведь я соприкасаюсь с прошлым, а когда работа нравится, то и дело продвигается успешно. Так было обработано более 600 кадров. На конвертах Григорий Лазаревич писал лаконичные фразы из двух – трёх слов. Много фотографий вообще без подписей. В этой книге я немного рассказала об истории этих сюжетов, об истории Донбасса.

обл типография

Обложка книги Анастасии Федоренко «Большая книга жизни. Григорий Навричевский»

Я в своё время частенько бывала в лаборатории Григория Лазаревича. В этой крошечной тёмной комнатке было тесно даже одному человеку. В редакции, где работал великий мастер, разных комнат, было много. Навричевский был нетребовательным и скромным человеком, и поэтому ютился в крохотной комнатке. Как он находил нужную плёнку среди множества лежащих на столе и подвешенных для сушки полутораметровых лент, я всегда удивлялась. Григорий Лазаревич никогда не снимал на плёнках, купленных в магазине. Он покупал плёнку в больших бобинах в железных коробках для кинопроизводства, и хорошо разбирался в их качестве. Однажды он отрезал от такого рулона и мне плёнку. Я долго снимала эти 36 кадров. Прошло много лет. Был день рождения дяди Гриши. Мы с папой подарили мастеру фотосумку. Это была сумка из грубой толстой натуральной кожи. Григорию Лазаревичу подарок понравился.

Время ежедневно отсчитывает свои минуты и часы одинаково для всех людей. Григорий Лазаревич находил ежедневно какое-то дополнительное время, чтобы сделать как можно больше дел в настоящем. Но будущее наступает достаточно быстро. Григорий Лазаревич запечатлел для истории Донбасса мгновения, из которых складывался вихрь жизни огромной страны.

Эпоха цифровой фотографии по праву заняла своё заслуженное место в истории. Пришли новые достижения человеческой мысли, пришли новые мастера цифровой фотографии. Время безжалостно к старым фотоархивам. Надо постараться их сохранить. И сохранить память о солнечном человеке, легендарном фоторепортёре Григории Лазаревиче Навричевском.

народ фото

После фотовыставки донецких фотографов в 1998 году все решили сфотографироваться. Рядом с Григорием Навричевским стою и я, Анастасия Федоренко. Прошло 14 лет, и я издала эту книгу в своём книжном издательстве

Книга заканчивается словами самого Григория Лазаревича:

Рассказывая о тех, кого я снимал для газет и журналов, о друзьях-товарищах, не могу не вспомнить и о маме. Она всегда была моим главным помощником. Признаться, не знаю, что делал бы, не будь ее постоянно рядом?..

Она и многим моим коллегам не раз приходила на выручку.

Как-то закончил я работу, иду домой. Прихожу, а там…

- Мам, тут что, свадьба? Кого женят?

- Гриша, спокойно! — И мама объясняет: — Это твои коллеги из Москвы. Им пленки проявить негде, вот и пришли. А ты на работе. Что делать? Я и выручила. Помочь надо людям?..

Вообще у меня мама была добрая, она молодец — никого и ничего без внимания не оставляла.

Хорошее качество — думать о человеке.

Эту черту характера я потом старался привить и своей дочери. Есть уверенность, что у меня это получилось.

Но более всего я хотел бы, чтобы, перелистывая страницы своей книги 9Григорий Лазаревич говорит о своём фотоальбоме), каждый проникся чувством гордости за свой родной Донбасс, за своих исполинов-земляков, кто не горел выгодой и славой, а своим неимоверным трудом приумножал традиции «всесоюзной» кочегарки. По-видимому, тут в самый раз и вспомнить замечательную мысль известного ученого, академика Дмитрия Сергеевича Лихачёва о том, что любовь к отчизне — это не нечто отвлеченное; это любовь к своему городу, к своей местности, к памятникам ее культуры, гордость своей историей. Если же не будет корней в родной местности, в родной стране, считает он, будет много людей, похожих на степное растение перекати-поле…

Хорошо помня, в какой час мы живем, не могу не сказать и следующего: кому-то, возможно, мой пафос придется не по душе, иным и мои отдельные персонажи покажутся «не к столу», однако поделать ничего не могу — «я жил в такие времена» (помните Николая Рыбалко, его песню?), и мой аппарат «запоминал» то время именно таким, каким было оно на самом деле.

Я смотрел на мир через объектив и показывал этот мир людям. Страна менялась на моих глазах. Послевоенный энтузиазм и всеобщий размах, рекорды горняков и строителей. Партийные и комсомольские съезды времен развитого социализма. Наконец, спортивные достижения и сами спортсмены. Все это и многое другое было точкой притяжения.

Как это у меня получалось — судить вам, читателям. А закончить хочу строками одного из полюбившегося мне стихотворения:

Не обделён я радостью родства

С апрельским ветром, с первою травой,

И с этой вот неяркой синевой

Вселенского — без края — естества.

Я всюду свой: у моря, и на пашне,

И в каждом деревце моя родня…

Я просто продолжаю дело старших,

И кто-нибудь продолжит и меня.

в парке щербакова

В парке им. Щербакова

металлург

Металлург

металлурги52

Металлурги

металлурги

Металлурги

шахтеры

Донецкие шахтеры

шахтеры в черепахах1

Шахтеры

гриша

Дядя Гриша

соловьяненко

Оперный певец Анатолий Соловьяненко

райкин23

Аркадий Райкин в гостях у донецких шахтеров

хрущёв4

Никита Хрущев

соревнования

Спортивные соревнования на центральном стадионе «Шахтер»

хорош гриша

Григорий Навричевский

  • Анастасия Федоренко


3 Комментарии

  • Maxim

    А говорят, что в СССР был антисемитизм! Брехня это всё! На примере Григория Лазаревича, а также Самуила Маршака, Аркадия Райкина, Иосифа Кобзона и прочих я понял, что всё это блеф! Талантливый человек себя находил, а бездарь кивал на антисемитизм.

    Ответить
  • Алексей Федько
    Алексей Федько

    Насчет даты рождения Григория Лазаревича: Вики дает 30 апреля, а на его могиле указано 28 апреля

     

    Ответить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии