Наш город никогда не пользовался популярностью у заезжих известных литераторов. Места у нас индустриальные: на творчество особо не вдохновляющие. Правда, иногда, находились те, кто черпал здесь идеи для своих творений (например, Александр Куприн). Но, чаще сюда ехали скорее как в «еще один город» из длинной череды. Так было с Теодором Драйзером и Владимиром Маяковским, посетивших в конце 1920-х Сталино в рамках всесоюзных турне.

 

Викентий Викентьевич Вересаев (настоящая фамилия Смидович) был одним из тех, кого судьба сюда забросила по работе не связанной с литературой. В 1892 году, будучи студентом Викентий Викентьевич служил в больнице на Вознесенском руднике (близ Юзовки). Приехал он в Донбасс лечить холеру. Эпидемии этой заразы не были редкостью в Донбассе в те годы: ужасные условия жизни, невозможность соблюдения элементарных санитарно-гигиенических норм приводили к заболеваниям. А т.к. жили рабочие очень часто десятками в одной комнате или бараке, то нетрудно догадаться, что вспышки эпидемии не заставляли себя долго ждать.

 

Здание, в котором известный писатель работал, сохранилось до наших дней. Правда, высказываются небезосновательные сомнения насчет возраста здания. Мол, не мог этот дом быть построенным в XIX веке. То ли это здание, где работал Вересаев – мы судить не беремся. Но, мемориальная табличка, чудом сохранившаяся в целости и сохранности на раскуроченном доме, говорит именно об этом.

 

Само здание сохранилось достаточно неплохо. Снаружи. Внутри же было вынесено все, что можно вынести (батареи, трубы, двери, полы), разбито все, что можно было разбить, обрисованы все стены и загажены все углы. Крыша прохудилась и долго, судя по всему, не протянет. А вот напольная плитка, засыпанная слоем строительного мусора, сохранилась хорошо.

 

Частенько местная молодежь проводит здесь свой досуг: о чем свидетельствуют надписи на стенах, горы битых бутылок и пустых пачек от лекарственных препаратов. Ирония судьбы заключается в том, что 20 лет назад здесь был ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий). Существовали в Союзе такие лечебно-исправительного учреждения. Исправляли и лечили здесь тех, кто по решению суда направлялся на принудительное лечение от наркомании и алкоголизма. Фактически в такие профилактории были местом лишения свободы. Основным методом лечения здесь был принудительный труд больного.

 

Здание имеет внушительные размеры (по ощущениям не меньше пары сотен квадратных метров). И если бы оно находилось ближе к цивилизации, то не пустовало бы. А так, заброшенное судьбою на окраину, суждено ему так и погибнуть: медленно и мучительно.

 

Подробнее о здании больницы в Донецке и Викентии Вересаеве, лечившем в Юзовке холеру, можно прочесть в статье «Незавидная доля больницы Вересаева».

 

А мы предлагаем вам совершить прогулку по зданию больницы, в котором когда-то Вересаев спасал жизни наших земляков.

Вход в здание со стороны улицы Знаменской. Оптимизма этот вид не внушаетВход в здание со стороны улицы Знаменской. Оптимизма этот вид не внушает

Мемориальная табличка гласит. В этом здании в 1892 году работал по ликвидации холерной эпидемии врач Викентий Викентьевич Смидович (Вересаев)Мемориальная табличка гласит. В этом здании в 1892 году работал по ликвидации холерной эпидемии врач Викентий Викентьевич Смидович (Вересаев)

Вид с улицы ЗнаменскойВид с улицы Знаменской

Вид в сторону ул. ЗнаменскойВид в сторону ул. Знаменской

Из здания вынесли все, что можно. Не уцелели батареи, труби и даже доски с полов и ручки с оконИз здания вынесли все, что можно. Не уцелели батареи, труби и даже доски с полов и ручки с окон

Кое где разбиты бетонные полы. Возможно, кто-то что-то искал или хотел поживиться арматуройКое где разбиты бетонные полы. Возможно, кто-то что-то искал или хотел поживиться арматурой

Во внутреннем дворике виднеются хозпостройки. Состояние их еще хуже, чем основного зданияВо внутреннем дворике виднеются хозпостройки. Состояние их еще хуже, чем основного здания

Двери, которые присутствуют в изобилии со всех сторон зданияДвери, которые присутствуют в изобилии со всех сторон здания

Краска отслаивается со стен, обнажая все предыдущие слои в их цветовом многообразииКраска отслаивается со стен, обнажая все предыдущие слои в их цветовом многообразии

На полу, под горами строительного мусора, хорошо сохранилась плиткаНа полу, под горами строительного мусора, хорошо сохранилась плитка. В кадр попала упаковка от препарата «Боларекс». Наркоманы полюбили этот анальгетик из-за его доступности и дешевизны

Мусор повсюдуМусор повсюду

На стенах видны несколько слоев краски. Удалось насчитать минимум 3 разных цветаНа стенах видны несколько слоев краски. Удалось насчитать минимум 3 разных цвета

Обнаженные слои краски образуют живописную картину. Я насчитал минимум 5 слоевОбнаженные слои краски образуют живописную картину. Я насчитал минимум 5 слоев

Попадаются и вполне чистые помещенияПопадаются и вполне чистые помещения

Ученики местной школы поздравляют всех с наступающим Новым годомУченики местной школы поздравляют всех с наступающим Новым годом

Внутренний дворик превратился в джунглиВнутренний дворик превратился в джунгли

Очередной вход в здание больницы. На стене сохранился инвентарный номер. Интересно, а дома тоже списываютОчередной вход в здание больницы. На стене сохранился инвентарный номер. Интересно, а дома тоже списывают?

 

  • Автор: alexey
  • Фото автора

 



11 Комментарии

  • Sergey Tsololo

    Отличная статья, отличные картинки, молодец!!
    А по сути вопроса — непонятно, что такое здание делает так далеко от центра города. 

    Ответить Изменить
    • Анатолий Жаров

      Как с центром раз с этим все и понятно. ведь Вересаев работал на руднике своего брата, а Вознесенский рудник Капрова далековато находился от центра тогдашнего местечка Юзовка и центра современного Донецка. По некоторым рассказам, старожилов на месте этой больницы был холерный барак, который давно-давно сломали и табличка в принципе указывает только место, где лечил от холеры людей врач и писатель Викентий Вересаев. Там чуть дальше есть старые дореволюционные больничные здания. И здание это раздеребаненное, кстати, числится в реестре культурных памятников города.

      Ответить Изменить
      • Алексей Федько
        Алексей Федько

        кстати, на север метрах в 100 есть кладбище, возможно где-то там и хоронили умерших от холеры.

        Ответить Изменить
        • Анатолий Жаров

          А Донецк можно сказать стоит «на костях» — таких кладбищ и захоронений на его большой территории просто масса

          Ответить Изменить
          • Алексей Федько
            Алексей Федько

            городу давно нужен крематорий. но, почему-то этот способ утилизации тел очень пугает наше население

            Ответить Изменить
    • Алексей Федько
      Алексей Федько

      спасибо на добром слове, Сергей. А насчет далеко: уже ответили. От себя добавлю, что подробнее о Карповых и их рудниках можно почитать тут: http://infodon.org.ua/pedia/62

      Ответить Изменить
  • Иса

    Ну, однозначно же не «то самое» здание. Легко датируется началом века, зотя еще и в 20-е годы порой так строили. Обратите внимание на кладку, на силикатный кирпич, какого не делали в 80-х годах 19 века, когда судя по всему строили «вересаевскую» больницу. Ну, и снимок той больнички, опубликованный на этом же сайте, говорит сам за себя — другое здание. Да и Жарову подтвердили — мемориальная табличка лишь обозначает место, где В.Смидович боролся с холерой

    Ответить Изменить
    • Алексей Федько
      Алексей Федько

      никто и не спорит. Это очевидно, что не «то самое». Уместнее речь вести о строительстве нового (или перестройке старого) здания. Взять к примеру гостиницу Донбасс. Она осталась таки Донбассом, но уже не то здание.

      Ответить Изменить
      • Izm

        Самое уместное, наверное, было бы в этой ситуации, взять табличку и повесить на ближайшей больнице. Какая разница, где стояла та, в которой работал Вересаев? Да и чи не писатель между нами говоря)))

        Ответить Изменить
        • Анатолий Жаров

          А вот просто табличку взять и перевесеть не так уж и просто — в своей статье я предлагал провести экспертизу здания и либо вычеркнуть его из официальных памятников истории города и снять его с баланса районного отдела народного образования, либо уж, если не отменять — дать какие-то налоговые послабления вероятному арендатору за то, что отремонтирует это здание. Но «воз», видимо, и ныне там! Городские и районные власти ждут когда судьбу здания решит время — разрушит до последнего кирпичика, это уже ставшее для местных «злачное» место в ранге официального памятника истории.

          Ответить Изменить
        • Алексей Федько
          Алексей Федько

          не всяк писатель, кто книгу написал. Но, на Вересаева вы зря наговариваете. Как-никак, лауреат Сталинской премии. Да и немногие литераторы жаловали наш край визитами. Можно и сохранить память о них для потомков. Тем более благими делами занимался: с холерой боролся товарищ

          Ответить Изменить
  • (will not be published)

Подписаться на комментарии