2

27 января 1924 года в Юзовке, как и во всем СССР, прошли траурные шествия и демонстрации. Хоронили Владимира Ильича Ленина «великого вождя рабочих и крестьян всего мира, державшего на своих идеалах знамя всемирной революции». В. И. Ленин скончался в возрасте 53 лет 21 января 1924 года в 18 часов 50 минут в усадьбе Горки Подольского уезда Московской губернии.

Первое известие о смерти Ленина прозвучало на заседании XI съезда советов 21 января 1924 года. Новость была сообщена делегатам председателем ВЦИК М. И. Калининым. В зале послышались испуганные возгласы, несколько человек заплакали. Члены президиума, в частности, Зиновьев и Каменев, «уронив головы на стол, плакали, как дети». В тот же день в стране объявлен траур, образована комиссия ЦК по организации похорон, большевистские лидеры срочно прибыли в Горки. 22 января Дзержинский написал распоряжение ОГПУ «не поддаваться панике» и сохранять «особую бдительность».

С 21 января в Горках началось паломничество крестьян, пришедших поклониться Ленину. Прибывший на Павелецкий вокзал траурный поезд был встречен огромной толпой. По оценке Нины Тумаркин, в период 23-26 января у гроба Ленина побывало до полумиллиона человек.

Затем новость о кончине главы советского правительства облетела всю страну. Газета Диктатура труда, издаваемая в Юзовке, о смерти Ильича рассказала в выпуске от 24 января. Все газеты были целиком посвящены этой теме, со своих страниц они рассказывали читателям о биографии «вождя», цитировали многочисленные телеграммы коммунистов разных стран со словами скорби и сочувствия народам СССР в связи со смертью «дорогого Ильича», рассказы о том, где эта неожиданная новость застала рабочих заводов, шахт.

Ленин умер. Эти два слова больно ударила по Макеевскому металлисту. Не хотелось верить, а когда поверили, глубокая печаль легла на челе рабочем. Оборвалось что-то большое, любимое. Как никогда повеяло грустным одиночеством. Ильича не стало — ползут по всем закаулкам тяжелые слова. Камнем ложатся. Мигом сгрудились у шахткомов, ком’ячеек. Требуют подробностей смерти. Предлагают бросить работы, Гудками об’явить населению глубокий траур. Рассыпаться по улицам со знаменами. Сознательная масса раз’ясняет, что все это будет сделано своевременно. Организованным порядком. Стихии не надо. Надо устроить так, как любил делать покойный ВОЖДЬ. Стройно. Стойко. В могучем об’единенин. Рабочие соглашаются. Куда ни выглянешь — одна неотразимая печаль. Учреждения, заводские и рудничные здания, многие частные дома—сплошной траурный флер. Сотни флагов. Траурные дни еще больше и крепче приблизили народ к личности Ленина. [2]

Повсеместно проводится работа с массами: людям разъясняют что же будет с молодой страной дальше, напоминают о значении тяжелого события, о Ленине и его роили в Революции.

День траура на селе (Ольгинка).

Уже начинает темнеть. Перед нами деревня —села Ольгинка —вся покрытая снежным по кровом. Чувствуется какая то пустота. Траурные флаги, как будто отняли всю душу деревни. Сегодня на сходе всего собрались старики, да пожилые мужчины. Лица у всех серьезные.

В тесном помещении сельсовета набитом народом открывается собрание. Оратор дрожащим голосом начинает говорить о значении тяжелого события. Небывалая тишина, все жадно и серьезно слушают речь оратора. Чувство содрогания по поводу смерти вождя заметно на лицах у всех присутствующих. У некоторых на главах слезы.

— Мы не будем плакать, говорит оратор, будем твердо проводить то дело, которое начал Ильич.

— Правильно, так и будет кричать крестьяне. Много вопросов задается со стороны крестьян о болезни и о деятельности Ильича.

— Такого как Ленин больше не будет, но коммунисты дело Ленина проведут до конца, говорят крестьяне. В место похоронного марша (крестьяне его не знают) поется интернационал. Все, безмолвно, чувствуя большую потерю, расходятся по домам.

Деревня скорбит.

Н. Сафаров. [4]

 

Первая полоса газеты Диктатура труда, 24 января 1924 г.

Первая полоса газеты Диктатура труда, 24 января 1924 г.

День похорон — 27 января 1924

В 11 часов утра 27 января 1924 года с Рыковского и Смоляниновского рудников, а также с рудников «Ветка» и «Никополь-Мариупольский» потянулись к ІОзовке траурные процессии шахтеров с флагами и портретами Ильича. Собралось до 15000 человек. [1] Процессии двигались в сторону центра Юзовки, где на пересечении современного пр. Павших Коммунаров и ул. Артема состоялся митинг.

«Все обличено в траур, дома улицы и люди. Как бы прикурнули все под тяжестью этого события. Трудящиеся завода собираются цехами в народный дом. Головы обнажены — поют похоронный марш. Митинг…» [2]

Листая газеты тех дней, мы погружаемся в атмосферу, которая царила тогда в городе. Или точнее будет сказать в атмосферу, в которую погружают нас авторы газетных строк. Пусть мы не так много почерпнули исторически ценной информации из, но уж точно с полна окунулись в настроения, царившие 96 лет назад в Юзовке.

На митинге выступали ораторы, они призывали «не унывать и продолжать идти по пути, намеченному Ильичем». Представитель Юзовкской комсомольской ячейки напомнил собравшимся завет своего учителя: «Учиться, учиться и учиться». Во время, на которое было назначено опускание гроба в могилу по всей Юзовке загудели гудки, загремели салюты орудий, пулеметов и ружейные залпы. [1]

Многие ораторы не отличались особым красноречием. Например, «беспартийный рабочий товарищ Сапогов», выступавший на митинге в Народном доме, сказал: «Товарищи! В 1917 году родилось дите-свобода. Все думали поймать и задушить ее. Ан нет, не удалось — потому что у свободы был отец. Этот отец — наш дорогой Ильич. Он крепко берег свое дитя. Теперь, товарищи, отец умер и нам осталось наследство, а наследство это — заветы и дело отца — Ильича. Мы все собравшиеся должны беречь и хранить это наследство, как хранил свободу-дите наш отец». Хотя, красноречие многим собравшимся и не требовалось: «Просты слова товарища Сапогова, но рабочие уяснили себе  их значение». [1]

«Как много говорят нам эти простые, подчас наивные слова. Какую бодрость вселяют они в нас, какую безграничную уверенность в осуществлении дела Ильича! Вошли, должно быть, его заветы в кровь и плоть рабочего и стали они для него чем то родным». [2]

А вот, собственно, и фото того самого митинга в центре Юзовки, который состоялся 27 января 1924 года:

Траурный митинг в Юзовке по поводу смерти В.И. Ленина. 27 январь 1924 г.

Траурный митинг в Юзовке по поводу смерти В.И. Ленина. 27 январь 1924 г.

В 12 часов митинг окончен. Все собравшиеся дружными рядами отправляются на Пожарную площадь, где так же выступают ораторы и «речами, поясняющими значение дня». Вот как описывает происходящее некто под псевдонимом Ворчун:

После митинга. 12 часов… Демонстрация… Море голов с развивающимися над ними черными знаменами. Тут все городскне рабочие и много с рудников, пришедших в Юзовку почтить в последний раз своего Ильича. Тесными колоннам стекаются все на пожарную площадь под звуки музыки, поминутно играющий похоронный марш. Там после выступления отдельных товарищей, пояснивших значение дня, раздается пулеметное рокотанье и орудийные выстрелы. Но были ли эти выстрелы на могиле нашего Ильича, в связи с грандиозной демонстрацией, явившей нам лучший смотр наших сил, зловещим предзнаменованием для мировой буржуазией, ликующей над этой же могилой.

Ворчун.

Естественно, то в соседней Макеевке проходили траурные мероприятия. Вот как описывает их некто Лазурин:

В день похорон и природа благоволит к покойному. Тихо, теплеет.

С 9 часов утра грустят гудки. С шахт по глубокому, снегу тянутся в город шеренга рабочих. В 10 ч. улицы города полны разношерстным народом. Выделяется группа приезжих крестьян в праздничных одеждах. Кто-то передает новое известие, похороны откладываются до 4 часов. Народ согласен ждать. Прибывают все новые группы организаций. Перед Исполкомом ощетинились штыки допризывников. Строятсл. Всматривается молодежь в любимые черты Владимира Ильича.

Улица гудит. Тесно даже развернуться. Открываются двери клубов. Народ греется. Приготовляется к процессии.

Сигнал к шествию. Организации выстроились. Десятки траурных знамен величаво колышатся. Лозунги жгут сердца присутствующих. Все говорит о великом вожде. Тронулась прецессия по улицам города. Оглянешься— десятки тысяч трудящихся. Обойдя город, вся громадная толпа сгрудилась у здания финотдела. Здесь с балкона льются речи ораторов. Всего не расскажешь о Ленине. Каждый старался подчеркнуть главное. Поклясться над свежей могилой довести идеи Владимира Ильича до полной победы.

Присутствующие обнажили голова Приносят клятву. Поют вечную память. В момент опускания тела прогремел салют воинских частей, а вслед за ними тягучие медленные гудки начали перекличку. Печально, но торжественно провожают они в могилу своего творца великих побед. Славную память ему поют. [2]

ЛАЗУРИН

Уже в первых числах февраля в местной прессе появляются призывы переименовать Юзовку «по имени нашего вождя Ильича» [3]. И надо сказать, что с переименования тянуть не стали. Но, это уже совсем другая история.

* Стиль и орфография авторов в цитатах сохранены.

Литература:

  1. «Всероссийская кочегарка», №23 от 30.01.1924.
  2. «Диктатура труда» №11 от 31.01.1924.
  3. «Диктатура труда» №25 от 16.02.1924.
  4. «Диктатура труда» №12 от 01.02.1924.

Подготовил Алексей Федько.



  • (will not be published)

Подписаться на комментарии